Все новости
Благоустройство
15 Февраля 2020, 17:50

Святой долгострой?!

Те, кто не любит длинные тексты, могут начать чтение этой громоздкой статьи сразу с послесловия. Там содержится самое главное… А тех, кто любит порассуждать, любит анализ и исторические параллели, - милости просим читать с самого начала. Итак, задаём тему: храм в честь Николая Чудотворца строится в городе Белорецке ровно двадцать пять лет. Такой вот грустный юбилей.

Немного предысторииХрам был заложен в 1994 году, работы по нулевому циклу проводил Белметкомбинат, его в ту пору возглавлял Вадим Анатольевич Кулеша… А потом случилось страшное наводнение в поселке Тирлян, где погибли люди, и туда комбинат перенаправил все средства, выделенные на строительство храма. Это, конечно, было правильным решением. Вот только о строительстве храма с тех пор заводское начальство вспоминало уже редко.Храм все-таки продолжал строиться, православные люди собирали скудные средства, буквально каким-то чудом возводились стены. Да, именно чудом, потому что не было необходимой техники: комбинат сначала выделил электрокран, но потом неожиданно востребовал его назад, более того – стройку полностью обесточили: кирпичи подавались наверх с помощью лебедки. Как в средневековье! Но наш собор все-таки медленно и неумолимо поднимался ввысь. За двадцать пять лет над городом вознесся центральный купол! И его теперь видно со всех концов города. Это самая высокая точка Белорецка, если, конечно, не брать для сравнения заводские трубы….
В радость строить храмКто только не строил этот храм! Сначала бригада местных каменщиков. Они многое сумели сделать, но, по выражению одного из местных батюшек, не просто пили, а ЗЕЛО пили. Потом храм брались строить гастарбайтеры. Эти недорого брали за работу, но стены у них выходили кривыми. Сейчас каменные работы ведет всего один человек, Геннадий Гукиш из Магнитогорска. Он уже сумел обложить кирпичом основание центрального купола. В это трудно поверить: один человек за год построил столько, сколько выполняет за такой же срок целая бригада! - Вести кирпичную кладку здесь непросто, и это из-за архитектурных особенностей, - рассказал нам Геннадий. – Но зато работаешь в удовольствие! Храм строить всегда в радость.Нынешний куратор строительства – назначенный полтора года назад настоятелем действующей церкви Пресвятой Троицы отец Василий Шакин - на стройке каждый божий день. Бывает, что сам кирпичи носит на верхотуру.- За последний год сделано многое. Вы сами видите: центральный купол получил оформление и обложен кирпичом, - сказал нам отец Василий. - Заканчиваются долгожданные кровельные работы, ведь талые и дождевые воды годами заливали стены храма. Сейчас идет монтаж металлических конструкций последней звонницы, на остальных они уже смонтированы. Впереди – новый строительный сезон, нам необходимо провести инженерные сети и полностью остеклить храм.
Сколько нас, православных? Отец Василий сумел привлечь на эту стройку около двух миллионов рублей. Это за один год. Вы думаете – это много? Судите сами: для окончания строительства необходимо тридцать миллионов рублей. Если собирать по два миллиона в год, то этот храм будет строиться еще пятнадцать лет! Теперь немного авторских изысков, несколько вольных, но, я думаю, они имеют право на существование. В городе больше 65 тысяч жителей. Будем считать, что шестьдесят процентов из них – русские. Это сорок тысяч, не считая детей – двадцать тысяч. Двадцать тысяч русских людей, молодых и старых, трудоспособных и пенсионеров. Простая арифметика: если каждый из нас выделит в год одну тысячу рублей на свой храм, то получится двадцать миллионов. Давайте раскидаем эту тысячу на весь год, и получится ежемесячный взнос чуть меньше ста рублей. Для многих это совсем незаметная трата из семейного бюджета. Но зато на храм придет сразу двадцать миллионов. А еще двадцать мы соберем на следующий год. И вот вам -сорок миллионов рублей на окончание строительства. И еще остается на благоустройство. Вот такой расклад. Но сейчас денег катастрофически не хватает. Может, православные в городе перевелись? Так нет же! Кого ни спроси: «Ты православный?» И ответ: «Конечно!.. Ну, разумеется!»Правда, с некоторыми оговорками типа: «Бог в душе!» И дома иконы пылятся в серванте между хрустальными рюмками.Вот ведь какая закавыка! Православие для многих из нас стало фольклорной обложкой, неким комплексом праздничных обрядов и ритуальных действий. Для большинства оно ограничивается крестиком, который бесполезно и как-то даже суеверно болтается на зеркале лобового стекла автомобиля. Впрочем, это уже несколько иная тема, и я не собираюсь заниматься миссионерством, тем более, что не умею этого делать. Но факт остается фактом: несмотря на полнейшую религиозную безграмотность, многие русские вполне искренне и даже как-то упорно считают себя православными. Об этом говорят и данные всевозможных всероссийских опросов. Но зачем нам эта статистика, если на Рождественские праздники нашу городскую Свято-Троицкую церковь ежедневно посещало около пяти тысяч человек!Десятки тысяч людей посчитали для себя необходимым прийти в храм и хотя бы поставить свечку. Кстати, спешу покаяться: я тут загнул на счет «религиозной безграмотности»… Вот намедни видел женщину в храме. Одета она была НЕ по-церковному – брюки, шапочка с пампушкой. Лет двадцать-тридцать назад ей непременно какая-нибудь бабушка сделала бы замечание, что, дескать, идя в храм, надобно платочек повязывать и юбку надевать! Нынче такие старушки уже перевелись. Но как же молилась эта скромная женщина! Она стояла возле аналоя и буквально разговаривала с Богом. Я не видел, чтобы так молились даже очень церковные люди. Так что неграмотность, незнание канонов и основных требований, наверное, не лишает человека главного – умения веровать.Поэтому сам вопрос: сколько нас, православных? – я оставлю открытым. Но ясно, это число явно превышает количество церковных людей, постоянно ходящих на все службы.
Нет нынче Твердышевых…Итак, большинство белоречан считают себя православными.Парадокс: почему же мы так беспечно относимся к строительству нового храма? Может, потому что всегда рассчитываем на богатого дядю, который придет и все сделает?Отец Василий Шакин, нынешний куратор строительства Никольского собора, год назад написал владельцу группы компаний «Мечел» (куда входит наш Белорецкий металлургический комбинат) письмо с просьбой о помощи в строительстве храма в Белорецке.В конце концов: когда-то основатели города Твердышев и Мясников перед тем, как построить завод на этой земле, сначала возвели храм. Но нынешний владелец комбината даже не ответил на послание православного священника. Может, ПОКА не ответил?И мало толку от так называемого попечительского совета, куда входят известные в городе люди - руководители предприятий, организаций. Когда в последний раз «попечители» были на этой строительной площадке?
Храм за 100 днейЧто же случилось с нами? Ведь даже в коммунистические, безбожные времена белоречане сумели построить храм. Построить за… 100 дней!Сначала опять немного предыстории. Когда-то на месте нынешней каменной церкви Святой Троицы находилась деревянная, и она тоже называлась Троицкой. В послевоенные годы в эту церковку приходили к причастию около трехсот человек, священники выносили три чаши. Я уже когда-то писал об этом… Для сравнения: сегодня к причастию подходят человек тридцать, не больше. В ту пору в церковь шли фронтовики, вдовы и все, кто хлебанул горюшка. И так было по всей стране советской. Вот почему Хрущёв испугался возрождения православия и стал опять громить православную церковь, придя к власти.Деревянная церковь в Белорецке сгорела при пожаре, который случился по причине, якобы, неисправной проводки. И на этом месте в 1981 году возвели каменную, которая действует и поныне. Построили за 100 дней. За три месяца! Деньги тайно жертвовали все – и верующие, и безбожники, и коммунисты, и беспартийные. Этот храм в то время был единственным, который умудрились построить во всем Советском Союзе!Местные власти в ту пору активно мешали строительству храма. Здесь они хотели построить детский сад. Но активисты прихода отправились в Москву, чтобы подать прошение о строительстве храма самому Брежневу (поясним для молодых, что в ту пору Брежнев – это, как нынче Путин). Так вот: получил Брежнев послание от православных белоречан или даже не прочитал его - уже неважно. Главное, что белоречане отвоевали место и сумели построить свой храм в кратчайшие сроки. За 100 дней!
Где она, Святая Русь?Так что же случилось с нами, белоречане? Почему в безбожные годы наши отцы и деды сумели построить церковь и не оставили город без благодати Божией, а мы свой храм никак достроить не можем? Двадцать пять лет прошло, как мы его строим. Или – девять тысяч пятьсот дней… А наши деды построили за СТО! Вы скажете, та церковка маленькая, а тут – целый собор! Да! Но в ту пору и строить было нельзя, и веровать запрещали. Так что неизвестно, кому было сложнее - нам или им.И последнее. Пару лет назад я был в Сербии. С товарищами мы посетили много мест, но особо запомнился небольшой сербский монастырь неподалеку от Белграда. Туда в воскресные дни стекаются жители всех близлежащих сербских деревень, сотни и сотни людей. Приходят, приезжают целыми семьями. Православные сербы не мыслят себя без своей веры, они живут общинным духом. После службы садятся за огромный трапезный стол, где обязательно звучат старинные песни под сербские гусли. Я подсчитал навскидку: около пятисот человек сидят за столами под большим навесом посреди поляны, поют песни, общаются. На трапезе они пьют вино так, как мы чай. Только вот встретить пьяного серба – это полнейший нонсенс. Фермент у них что ли какой-то особенный есть? А, может, просто не хотят выглядеть свиньями…Во время трапезы всем раздаются специальные миссионерские брошюры, которые издаются в этом же монастыре. А еще проходят всевозможные презентации книг, дисков и всего такого прочего. По домам сербы расходятся только поздним вечером… На праздники сербы надевают национальные костюмы. Кстати, в отличие от русской церкви, где большинство прихожан женщины, в сербской церкви преобладают мужчины.В Сербии невозможно найти полуразрушенные храмы или храмы-долгострои, как у нас. Невозможно! Для сербов разрушенный храм – это национальный позор. И, кстати, сербы очень любят Россию.А еще мы были в Польше. Казалось бы, католическая страна, но… На востоке Польши живет много православного люда. Их всех условно сами поляки называют «русскими».И там «русские» строят просто грандиозные храмы! Запомнился один городок. По численности населения он меньше, чем наш Белорецк. При этом не все его жители православные. Но зато, какие там великолепные соборы. Православные соборы! И построены они не во времена давние, когда вся Восточная Польша была частью Российской империи, а совсем недавно. Соборы расписаны с потолка до пола, в одном из них – мозаичный иконостас. И эти храмы никогда не пустуют! Возникает вопрос: где же она сегодня, Святая Русь, где ее святые осколочки? У нас или у них?.. Кстати, в Польше запрещены аборты, и дети в русских школах в обязательном порядке изучают Закон Божий.Кто-нибудь скажет, Польша, дескать, страна богатая, там можно строить большие соборы. Да, но в католической Польше православные люди составляют всего лишь один-два процента от общего числа жителей. И эти люди, как правило, совсем небогатые.
Вместо послесловияНо вернемся к нашей грустной действительности. Геннадий упорно продолжает строить храм в Белорецке. Единственный каменщик на огромной соборе… А отец Василий с таким же упорством ищет средства, чтобы покупать кирпич, песок и цемент. Зато все мы называем себя православными. И свой город считаем русским. Кстати, Белорецк, единственный из городов Башкирии, где еще нет нового храма. Впрочем, не все так плохо. Куратор строительства собора отец Василий Шакин придумал акцию. Батюшка не стал далеко ходить, чтобы придумать ее название. Звучит просто и даже банально: «Всем миром!»Батюшка призывает всех белоречан принять участие в остеклении собора. В первую очередь это касается предпринимателей. Впрочем, каждый может заказать и сразу же оплатить счет на изготовление и установку церковного окна. Можно это делать в складчину. В Никольском соборе – девяносто окон!Опять сделаю оговорку. В Сербии, в некоторых храмах, я видел такую картину: в соборе на паникадиле (или на иных церковных предметах и утвари) висят бирки с именами благодетелей, которые купили это.Почему бы и у нас не сделать тоже самое. Вот будет: «окно Челишева», «окно Сапожниковой»… Кстати, эти фамилии в числе первых в списке жертвователей. Может, появится и ваше окно?Акция уже возымела успех: 14 февраля в Никольском соборе состоялось торжественная установка первого окна! Присоединяйтесь!
Материал подготовил Игорь КАЛУГИН.
Читайте нас в