Все новости
Новости
23 Сентября , 10:35

Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела

Заходим в приёмную ЗАО «Белорецкий завод рессор и пружин». Я предполагал, что мы сразу пройдём в цеха, но нам предложили вначале встретиться с коммерческим директором завода. 

Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела

Александр Байбордин - коммерческий директор предприятия, человек современный, инициативный и грамотный. Он подробно и популярно стал рассказывать о заводе.
В сокращенном варианте (учитывая, что наши читатели в большинстве своём тоже плохо знакомы с пружинно-рессорной терминологией) это выглядит примерно так. БЗРП сегодня – это более двухсот человек. Коллектив сплоченный, дружный и очень работоспособный. Завод работает стабильно. По поводу санкций коммерческий директор сказал так: «Мы преодолели санкционные ограничения». Более того, на заводе продолжается модернизация производства, намечены планы по поставке нового оборудования. Сегодня делегация предприятия находится в Казахстане, где экспонируются современные производственные линии. Даже в санкционный период руководство завода нашло возможность увеличить рабочим зарплату. Пусть добавка составила не так много (чуть более восьми процентов), но и это весьма показательно.
- По сравнению с прошлым годом мы выросли по объему реализации на десять процентов, по выручке – на двадцать один, - сообщил коммерческий директор.
Александр Владимирович отметил также, что сейчас решается вопрос об открытии на базе БЗРП совершенно нового производства. Правда, не стал открывать коммерческую тайну о том, что конкретно планируется здесь выпускать. Отметил лишь, что новая продукция не будет иметь отношения ни к пружинам, ни к рессорам.
После разговора с директором мы пошли в цех. Получили спецовку и каску. В этот момент я почему-то подумал о школьниках, которые сегодня могут прийти сюда на экскурсию, увидеть своими глазами, как работает современное производство. Радуюсь за них: дети должны видеть, как по-настоящему трудятся люди. К тому же у всех, кого мы встречаем на заводе, очень светлые лица.
В прошлые годы я бы описал всё увиденное известными штампами: «Я окунаюсь в производственный шум, над моей головой медленно проплывает мостовой кран, блики раскаленных печей отражаются в глазах рабочих людей. До конца смены – чуть более часа, но производственная норма уже перевыполнена на пятнадцать процентов. И это не предел!»
В момент раздумий Артём Бармин, мастер смены, кричит мне в ухо:
- Здесь происходит резка металла и вальцовка…
Пытаюсь запомнить все этапы производства пружин, о которых говорит мастер: резка металла, вальцовка, завивка, закалка, отпуск, обжатие, заточка, дробеструйный наклеп, ОТК, покраска и, наконец, отправка потребителю. Извините, если перепутал последовательность. 

От раскаленной печи пышет жаром. Рядом с ней стоит термист. Подхожу, знакомлюсь. Вячеслав Знаменских работает на БЗРП около двадцати лет. Видя мою некомпетентность, он подробно рассказывает о своём участке:
- Мы создаем необходимую структуру металла для дальнейшей обработки.
Вячеслав с удовольствием объясняет весь производственный процесс, а я чувствую, что, во-первых, ничегошеньки не понимаю, во-вторых…
- Давайте отойдем от печи! - кричу я ему.
Невыносимо стоять у пылающего горнила, наполненного раскаленными докрасна пружинами. Есть, конечно, вентиляционные обдувы, но мне это почему-то не помогает. Термист улыбается и отводит меня подальше.
- Коллектив у нас хороший! - продолжает рабочий. – В основном работают люди опытные, хотя и молодёжь приходит на производство.
Он на минуту отвлекается, вновь подходит к печи, проводит какие-то быстрые манипуляции с пружинами. Управляется с ними, как с блинами на сковородке. Возвращаясь, продолжает свою мысль:
- Молодые, конечно, приходят, но вот не все задерживаются.

Сразу вспоминаю такой случай. Однажды я пошел собирать материал для газеты в Центр занятости. Возле одного из кабинетов стояла толпа безработного люда. Только я начал с ними разговор, как из кабинета вышла женщина и заявила: «Есть только заводские вакансии…» И толпа тут же рассосалась! Остались лишь немногие, кто был готов работать в горячих цехах.

Вячеслав Знаменских продолжает свой рассказ о производстве. Успеваю уловить одну фразу, звучала она так: «Гнуть уши».
- Какие уши? – спрашиваю его.
Он, улыбаясь, подводит меня к готовым пружинам и показывает на зацепы, которые находятся на концах изделий и имеют вид отогнутых колец. Термист опять ловко цепляет заготовку, а я стою и думаю: сколько же нынче появилось людей, которые вешают нам лапшу на уши?! Для многих это стало успешной профессией… А вот знатный термист Вячеслав Знаменских уши гнёт!
Поднимаемся на второй этаж цеха. Здесь производится горячая навивка пружин. Сергей Сафонов работает пружинщиком восемь лет, его задача -
раскаленную в печи заготовку на специальном станке завить в пружину.
Сергей ухмыляется, когда я спрашиваю, почему сегодня звание рабочего человека не в чести?
- Легче, конечно, сидеть где-нибудь в торговом центре продавцом-консультантом... - отвечает пружинщик.
Сергей гордится званием рабочего и говорит об этом спокойно, без пафоса.
Давно заметил такую тенденцию (надеюсь, что не я один): люди, занятые конкретным делом, менее всего склонны к горделивым порывам. И наоборот: о своей значимости любят говорить всевозможные бездельники.

Заходим в цех холодной навивки пружин. Здесь тихо. Один из рабочих, Азамат Фазылов, настраивает станок с числовым управлением.
- Сначала я произвожу все манипуляции в ручном режиме, а машина запоминает необходимые параметры, - объясняет он. – Затем уже на автомате станок выпускает готовую продукцию.
Работать на таком оборудовании может не каждый. У Азамата – высшее образование.

Далее - рессорный цех. Там работают роботы. Жутко интересно!
Опять радуюсь за тех, кто захочет прийти сюда на экскурсию. Роботов здесь три человека… Извините – три штуки. Они выглядят, как огромные металлические руки, которые беспрестанно двигаются по заданным параметрам.
Первый вынимает лист из нагревательной печи, второй кладет заготовку под пресс, передавая третьему роботу. Тот, в свою очередь, направляет заготовку в отпускную печь. Раньше на этом участке работали человек тридцать, сегодня осталось двое: один стоит в начале цеха, другой – в конце. Задаюсь вопросом, далёким от современных технологий: а имена у роботов есть? Первого можно назвать Петей, например, второго - Васей. Радостнее будет работать.

Владимир Медведков трудится мастером заготовительного участка. На этом производстве он уже семнадцать лет.
- Когда я пришел на завод, здесь выпускалось примерно двадцать видов рессор. Сегодня – четыреста наименований, - говорит он. – Наши рессоры стоят на «Камазах», «Уралах», «Газелях» и других автомобилях. В том числе и на иномарках.

Пройдя по цехам завода, спросил у коммерческого директора ЗАО «БЗРП» А.В. Байбордина, что желает руководство трудовому коллективу в День машиностроителя.
- Хочу всем пожелать огромного здоровья. Чтобы всё задуманное непременно сбывалось. Чтобы наши работники никогда не опускали руки в трудных ситуациях. У нас стабильное производство! Мы наращиваем обороты, несмотря на санкции.
Трудовой запал нам достался от наших ветеранов, которые трудились здесь многие годы. Им отдельное спасибо! Мы их помним, заботимся о них и гордимся ими.

Игорь КАЛУГИН.

Ещё больше новостей – на нашем канале. Читайте нас в Телеграм Газета «Белорецкий рабочий» t.me/belrab

Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Работники Белорецкого завода рессор и пружин - профессионалы своего дела
Автор:
Читайте нас в