+19 °С
Облачно
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости

Путевые заметки столетней давности

По заметкам Михаила Чурко подготовил Андрей ТКАЧЁВ.

Путевые заметки столетней давности
Путевые заметки столетней давности

Узкоколейка Белорецк - Запрудовка

Когда из Белорецка собираются в Уфу, Москву, Самару и прочие отдаленные места, то отъезжающий рассчитывает время, прежде всего, от и до Запрудовки. Все остальные пункты никого не беспокоят.
Самое главное - сколько будешь сидеть на Запрудовке. Если мало сидеть туда, то непременно посидишь обратно, а то и в обоих случаях.
Кроме сидения, само шествие поезда обставлено всякими случайностями.
Виноватых бывает тьма, пассажиры же совершенно серьезно считают причинами, кроме чисто технических (вроде дымящихся букс и пр.), даже ветер и дождь.

На каждой станции поезд блаженствует, где час, а где и больше. Паровоз обязательно набирает питание с толком, с чувством, с расстановкой, а в Тирляне эта остановка иногда растягивается до самого Белорецка, т.к. Белорецк всего в 30 верстах.
А в какой-нибудь Арше или Юрюзани ляжешь спать, не дождавшись отправления, утром проснешься от толчка двинувшегося поезда и узнаешь «приятную; весть: двинулись с той же станции.
Вагоны обычно переполнены, главное зло - отсутствие спальных приспособлений. Появились, правда, ночные спальные вагоны, но их не хватает. И в худшем случае ты сидишь на скамье, обложившись багажом, чуть не полтораста вёрст двигаясь со средней скоростью 12 вёрст в час. Впрочем, на каждой станции можно нагуляться вволю.

Всё это чепуха по сравнению с тем, что было. Я лично сам вылетел из вагона нашей дорожки прямо на насыпь. А вылетев, остался доволен, что упал не на камни и не с вершины подъёма на Машак.
Вместе со мной вылетели вагонные двери (вагон был товарный), старуха немка и оренбургский казак.
Сам вагон остался на насыпи, и мы через несколько часов продолжали свой путь, но оренбургский казак, случайно попавшийся мне на обратном пути на станции Кинель, решил ехать домой окружным путем. «Убьёт еще эта сволочь!» - так неделикатно отозвался он о нашей дорожке.
Теперь что-то не стало слышно о таких удовольствиях, и движение стало немножко регулярнее, и вагоны спальные появились, но всё же совершенно нормальной наша дорожка стать никак не может.

Большие уклоны и малые радиусы создают непреодолимые препятствия для развития скорости (хотя и паровозы же больше 25 вёрст в час делать не могут).
Благодаря крутым подъемам невелика и грузоподъемность поезда. На хребет Машак поезд взбирается, делая чуть ли не петлю между станциями Юрюзань и Машак.

Но как не печальны все недочеты нашей узкоколейки, всё же она делает огромную службу. Построенная специально для транспортирования заводских фабрикантов, назначенная для замены отживших свое время убыточных речных караванов, она теперь является главной артерией края. Страшно по-
думать, что бы могло быть без этой дороги в годы Гражданской войны и голода.
Дорога проходит в живописной местности, то взбираясь на горы, то врезаясь в скалистые выемки.

Использованы рисунки М.Ф. Чурко.

Ещё больше новостей – на нашем канале. Читайте нас в Телеграм Газета «Белорецкий рабочий» https://t.me/belrab

 

Путевые заметки столетней давности
Путевые заметки столетней давности
Автор:
Читайте нас: