Все новости

К 260-летию Белорецка

Строительство Белорецка начали с возведения плотины для завода. Делали всё под руководством двух мастеров, переселенцев из Орловской губернии Губина и Оглоблина.

К 260-летию Белорецка

Работали круглосуточно. Ночью округу освещали факелами. Когда закладывали плотинные стояки, под них клали серебряные монеты. Во время строительства использовалось оборудование ранее построенного Тирлянского завода, которое сюда перевозили и устанавливали. Этим руководили мастера Урцев и Полуэктов, выходцы из Пензенской губернии. Одними из первых строителей были Михаил Галицков, Егор Сулимов, Пётр Локоцков. Управителем Белорецкого завода был назначен Янов, приказчиком - Сидоров, мастерами на заводе были Перчаткин, Дороднов и Артемьев.

О том, как шло строительство, описал в своём очерке «Рождённый в огне и труде» А.И. Дмитриев, небольшой отрывок из которого мы приводим ниже:
«Ранней весной 1760 года от крепости Магнитной к месту будущего завода через горы потянулись обозы первых крепостных переселенцев. Телеги, груженные немудрящим крестьянским добром, натужно тянули изнурённые далёкой дорогой лошадёнки. Шагают они уже не первую неделю от далеких берегов Волги. На каждой телеге, среди домашнего скарба, вертят головенками многочисленные ребятишки и торчат деревянные сохи.
Мужики, понукая лошадей, идут рядом с возами, то и дело помогая плечом вытягивать их из ухабин. Следом кучно идут бабы, погоняя хворостом скотину – коровёнок и телят. Дороги в горах оказались куда тяжелее, чем им говорили, - никакого сравнения со степью. Пугали дремучие леса, стоящие сплошной стеной по обе стороны. Пугали высокие горные кручи. Да и дороги, собственно, как таковой не было.
Ещё прошлой осенью Твердышев на берегу Белой срубил амбары и при них дома для первых приказчиков, где будет строиться завод. По первому снегу завез туда хлеб и другой провиант. Крепостные крестьяне, переселенные на строительство завода, на первых порах не могли, конечно, обеспечить себя пропитанием. Поэтому им подготовили выдачу продуктов питания по спискам на семьи, в первую очередь муки в счёт будущей отработки.

Первыми Твердышев переселил купленных в Поволжье чувашей – около 60 семей. Местом для их поселения определил речку Кушук (теперешний Укшук). В обязанности им вменялось рубить дрова и выжигать уголь. На первых порах они должны срубить себе для жилья домишки, основать новую деревню и построить двадцать вёрст дороги от Абзаковского аула до завода. Освободить дорогу от леса, срубить бревенчатые мостики. Засыпать ухабы и отвести от дороги многочисленные ручьи. В помощь им в том деле были определены артели башкир из соседних общин, отряженных на эти работы своими баями по договору с Твердышевым. С дорогой надо было спешить. В июле хлынет основной поток переселенцев.
В середине лета появились обозы с крепостными крестьянами, купленными Твердышевым в центральных губерниях России. Для крестьян Нижегородской и Пензенской губерний определили под жительство два поселка при заводе. Один – пониже заводского места, по правому берегу реки. Позднее тот поселок стали называть Деревушка, Низовка или Нижнее селение. Другой, что выше плотины по левому крутому берегу реки над прудом, назвали Верхнее селение (теперешняя улица Красных Партизан - на снимке).
Крестьян Казанского уезда, купленных целой деревней у помещика Арского, поселили на реке Белой на границе заводских земель с землей Шигаевской общины башкир – где сейчас расположена турбаза «Арский камень». Крестьяне заводских поселений определились на строительство завода, а потом на работу на этом заводе мастеровыми. Крестьяне Арской деревни определились на рубку дров и выжигание угля. Пока же они должны были заготовить строительные материалы для завода и работать с лошадьми на плотине.
На первых порах, пока ещё строительство завода не развернулось, все поселенцы обязаны были спешно строить себе дома, расчищать земли под усадьбы и гумна, также спешно готовить на зиму корм для скота. Работали не покладая рук. Начиная ещё затемно и кончая с наступлением вечерней темноты. Все понимали, что зима не за горами, надо успеть укрыть себя и скот, запастись кормами и топливом.

Заводские работы в то время велись только на плотине и на вырубке леса под завод и пруд. Работа эта оказалась очень тяжелой и трудоемкой. Вековые сосны казались недоступными топору и двуручной поперечной пиле. Под поселок, завод и пруд надо было вырубить 130 десятин вековых сосен.
Толстые стволы пилили на брёвна строго по мере, шкурили, вывозили на склоны берега. Работали по 13 часов в день. Всё светлое время суток. За такой рабочий день крестьянин на лошади получал 10 копеек, без лошади с лопатой – 5 копеек, а мастеровой – 8 копеек в день. С наступлением осенних холодов все силы были брошены на рубку лиственницы по склонам гор. Спиливались самые мощные – спелые. На месте разделывались по длине и толщине. Лиственные брёвна обтесывались вручную, топорами. Производилась заготовка для заводской плотины.
Весной на следующий год начались работы по подготовке дна заводского пруда для строительства плотины. Все крестьяне работали плотниками, забивали сваи и шпунт, отсыпали плотину, длина которой определялась в 370 саженей (750 метров). Это по тому времени - большая плотина. Площадь пруда и подпор задержанной воды получались внушительными. Твердышев не мог допустить, чтобы его плотину со временем могло прорвать или промыть водой, поэтому он принимает решение: вдоль всей плотины по её центральной оси делать шпунт (водонепроницаемую стену) из лиственных стволов. Также необходимость надежности плотины на века заставила делать её широкой и усилить сцепление днища с материковым грунтом забивкой лиственных свай. Ширина плотины по низу вышла в 13 саженей, высота - свыше 3 саженей, то есть 8 метров.
Продолжали переселять купленных крепостных крестьян. Перебросили с других заводов нужных мастеровых. Работы велись одновременно по двум направлениям – строительство плотины и закладка собственно завода. Всё строилось из заранее приготовленных и хорошо просушенных лиственниц. И хотя всё делалось одними топорами, но так тщательно и качественно, что через щели вода не проникала.

Доменную печь начали строить под самой плотиной с таким расчетом, чтобы загрузку печи можно было производить прямо с плотины по деревянному настилу – мосту. Фундаменты закладывались одновременно для двух доменных печей, но строилась первоначально одна. Высота шахты печи была 18 аршин
(12,8 метра). Вокруг был сразу построен каменный корпус из дикого камня. Размеры по площади 12 на 13 саженей (25,6 на 27,7 м) и высотой 21,5 аршин (15 метров). Поверх корпуса, вокруг засыпного аппарата, был сделан бревенчатый настил с широкой площадкой. Деревянный наклонный мост с плотины на колошковую площадку позволял заезжать туда прямо на лошадях. Уголь подвозился мерными решетчатыми ящиками или прямоугольными коробами. Загрузка шахты доменной печи проводилась с площадки ручными лопатами.
Рядом с корпусом доменных печей начали строить каменный корпус литейного двора. Жидкий чугун должен был разливаться в куски – «чушки» весом по пуду каждая.
Недалеко от доменной печи, тоже под плотиной, начали строить горны для обжига руды и дробильню, где обожженная руда вручную дробилась на куски нужного размера.
По мере того, как строительство завода приближалось к концу, Твердышев развернул строительство других объектов. Первым из них был рудник на горе Атач. Построены казармы для рабочих и дом для приказчика. Подвоз руды осуществлялся от горы через Магнитную крепость и аулы Ташбулатово и Абзаково. Протяженность пути 90 верст. Обычно приходилось ночевать в пути, кормить лошадей.

В окрестностях строящегося завода начались рубка и выжиг угля в углесидных ямах или в кучах – «кабанах». Первоначально их делали прямо у завода по речкам Укшук, Мата, Нура, вокруг деревни Арской.
Строился завод, разрастались заводские поселки. Деревушка, что была построена первоначально пониже по берегу реки в одну улицу, к пуску завода стала уже в две улицы. В Верхнем поселке вместо одной береговой улицы появилась вторая, которую позднее стали звать Тирлянской, а мы сейчас называем улицей Ленина.

Одной из последних перед пуском завода работ было строительство отчальной гавани. Место Твердышев определил в старом русле реки Белой. Начало старицы и было превращено в гавань. Берега взяты были в бревенчатые отвесные стены. Верх выровняли под пристань. Дно реки было выложено брусчатым полом. В этой гавани с пуском завода каждую осень и зиму строили большие барки. Весной их грузили чугуном и железом, паводковые воды заливали гавань и поднимали груженые барки, которые выводили в главное русло Белой и сплавляли караванами в центральную Россию на рынки сбыта. Первый караван барок из Белорецка отправили весной 1768 года. И с тех пор Белая 146 лет подряд была единственной транспортной магистралью завода, ежегодно по весне вывозя всё, что было за год сделано.

К 1767 году Белорецкий завод был полностью закончен и пущен в действие».

Из книги Андрея ТКАЧЁВА.
Использовано архивное фото.

К 260-летию Белорецка
Автор: