Все новости

Судьба и Родина едины

Вячеслав Никитин: "Оглядываясь на прожитые годы, вспоминаешь людей, встречавшихся на жизненном пути. Наиболее дороги близкие, помогавшие стать на ноги, передававшие опыт. Становясь старше, по-настоящему понимаешь и ценишь их незримую работу. В год 75-летия Победы над фашизмом хочу поделиться воспоминаниями об участнике Великой Отечественной войны, замечательном человеке Петре Ивановиче Ершове".

В послевоенные годы я стал его зятем, но и без этой родственной связи для меня Пётр Иванович - одна из легенд нашего города. Ещё при его жизни в разных городах страны выходили книги-воспоминания его товарищей по совместным действиям в годы войны, публикации в республиканских газетах. Прочитав их, я узнал многое о подвигах отряда Медведева, в котором воевал Пётр Иванович в лесах под Ровно. Но гораздо интереснее было, общаясь почти ежедневно на протяжении двадцати лет, узнавать о нём самом.
По характеру очень спокойный, сдержанный в словах Пётр Иванович не очень любил рассказывать о себе. Даже на встречах со школьниками, в молодежной аудитории, Ершов больше говорил о товарищах по отряду, о разведчике Николае Кузнецове, о жизни людей в фашисткой оккупации, о бесчинствах бандеровцев на Украине. Я любил слушать его летними вечерами у костра на даче или после праздничного застолья. Когда все уходили, нам доставляло удовольствие еще посидеть и поговорить. Многое из того, что рассказывал Пётр Иванович, сохранилось в памяти, к сожалению, не всё.
Итак, морозным днём 21 декабря 1919 года в Белорецке в рабочей семье Ершовых родился мальчик, которого назвали Петром. Он был вторым ребенком, старшего брата звали Василием. Отца Пётр так и не увидел, так как Иван Ершов, будучи красным партизаном, погиб в 1919 году в сражениях с белогвардейцами, защищая наш город.Оставшись без мужа с двумя маленькими детьми, Александра Андреевна Козлова, мать Петра, поступила на сталепроволочное производство возчиком металла, освоила работу электрокары. В трудные годы после Гражданской войны она сумела вырастить детей и дать им образование. Особенно тяжелыми были 1921-1922 голодные годы. Пётр Иванович рассказывал, что выручали семью огород, где выращивали овощи, и корова, которую удавалось сохранить. Жили они тогда в Нижнем селении в собственном маленьком домике, что стоял недалеко от переезда с плотины на улицу Луначарского. Позже дом был снесен при строительстве железнодорожных подъездных путей к одиннадцатому цеху.Братья Василий и Пётр росли крепкими, физически развитыми мальчишками. С детства помогали матери, хорошо учились, занимались спортом, сдавали нормы ГТО. Как все мальчишки, катались по пруду на лодках, рыбачили, ходили в лес по ягоды да грибы, жгли костры. Зимой катались с горы на больших деревянных санках или на самодельных лыжах, доезжая почти до самого дома. Сами мастерили игрушки из дерева и глины, читали книги, ходили в кино и школьные кружки. Всё у них по тому времени было: и веселые посиделки, и драки не по злобе, лазили по чужим садам и огородам, за что получали от матери. Конечно, мечтали о будущем. У Петра всегда была одна мечта – стать лётчиком.
Ему было тринадцать, когда мама на работе получила травму глаза и была признана инвалидом, с 1932 года она стала домохозяйкой. После призыва сыновей в армию долгие годы она жила одна, а потом вышла замуж, но случилось это, когда Петра уже называли по имени-отчеству. Да и недолгим было то замужество, так как Г.Ф. Соколинский умер от тяжелой болезни. Доживала Александра Андреевна жизнь в однокомнатной квартире, полученной при сносе её дома, в одиночестве, но ее не забывали сыновья Петра и старшего брата. Она ушла из жизни в 92 года.К сожалению, сегодня в нашей семье ничего не известно про Василия, старшего брата Петра Ивановича. Почему-то о нем никогда не заходило разговоров, словно была какая-то тайна, которую унесло с собой старшее поколение Ершовых и Козловых. Осталась только фотография 1939 года, на которой слева Василий Иванович Ершов в форме старшего лейтенанта-артиллериста.Годы учебы Петра в школе пришлись на конец двадцатых и первую половину тридцатых годов. Тогда боролись с неграмотностью и обязательным получением молодежью не менее семи лет образования. После можно было получить профессию в открывшихся в 1930-м и в 1933 годах педагогическом и металлургическом техникумах, а с 1936-го - и в медицинском училище. Но для того, чтобы сбылась мечта летать, Петру нужно было получить среднее образование. Десятый год учебы он провел в новой школе № 1 и в июне 1938 года был в числе первых выпускников. Пётр Иванович вспоминал, когда учился в девятом и десятом классах, его, как самого грамотного, стали привлекать к работе корректором в редакцию газеты «Белорецкий рабочий». К школе присылали конный экипаж и везли его в редакцию, где Пётр корректировал очередной номер газеты. Таким образом Петя не только зарабатывал деньги, что было добавкой к маминой пенсии, но и совершенствовал свои знания.
В 1938 году Пётр Ершов по спецнабору был направлен в военно-авиационное училище пилотов в городе Энгельсе, которое в те годы считалось одним из лучших в стране. Его зачислили без экзаменов, так как он имел аттестат об окончании средней школы с хорошими оценками. Училище тогда готовило пилотов общего профиля, в их распоряжении были в основном учебные самолеты У-2 и Р-1. В числе первых из эскадрильи Пётр Ершов поднялся в воздух на самолете У-2 сначала с инструктором, а потом стал летать самостоятельно. Уже в 1939 году поступили новые истребители И-15 и И-16, а также скоростные бомбардировщики СБ. Пётр снова в числе первых начинает осваивать эту машину. Молодого летчика определили в эскадрилью бомбардировщиков. Внешне это были самолеты-красавцы, скорость 400 км/ч в те годы не имел ни один истребитель в мире. Прежде чем получить разрешение на полеты, курсанты много времени проводил на аэродроме, участвуя в обслуживании и ремонтах, запускали двигатели, делали пробежки по земле. Тренировались сначала на парашютной вышке, а потом сделали и первые прыжки с парашютом с высоты. Жили курсанты в современных казармах, построенных специально при открытии школы. Все парни были из семей рабочих и крестьян, жили дружно, хотя, конечно, были и ссоры, стычки и споры, после которых снова мирились, и всё произошедшее забывалось. Учёба закончилась в июне 1940 года, и П.И. Ершов в звании лейтенанта был направлен во вновь формируемую 17-ю авиадивизию смешанного состава скоростных бомбардировщиков младшим лётчиком.Известно, что до начала войны было выпущено более четырех тысяч лётчиков, принявших первыми удары немецких войск. Немногие вернулись с войны, но почти все воевали честно за нашу Родину, 44 выпускника училища стали Героями Советского Союза, двое из них получили это звание дважды. Одновременно с Петром Ивановичем учились и два будущих маршала авиации, Герои Советского Союза Г.В. Зимин и И.И. Пстыго. Пётр Ершов и Иван Пстыго - два курсанта одного выпуска училища сорокового года встретились в 1990 году. Как рассказывал Пётр Иванович, их разговорам не было конца. Вспомнили они и о своем однокурснике, который сам перечеркнул, буквально испоганил свою судьбу. В одной группе с ними учился сын Никиты Хрущёва, руководившего в те годы Москвой и Московской областью. Было известно, что до училища Леонид Хрущёв попал в тюрьму за участие в ограблении, потом учился в училище гражданской авиации, после окончания которой работал инструктором там же. По совету папы в 1939 году Леонид поступил в Энгельское военное авиационное училище. Держался он высокомерно и с инструкторами, и с товарищами, считая себя уже бывалым летчиком. На вечера отдыха, проходившие в клубе училища, приносил зарубежные пластинки для патефона, что для курсантов было в диковинку. Одевался не как простой курсант, а в дорогую одежду командного состава Красной Армии. Жил не в казарме, а снимал в Энгельсе квартиру. Частенько был подвыпивши, угощал однокурсников дорогими папиросами. Никогда не ходил строем, как все, ни в столовую, ни на занятия. Посмеиваясь над своими товарищами, стоял в сторонке.Пётр Иванович знал только, что Леонид погиб на войне. Но маршал Пстыго рассказал, что лётчик Хрущёв, находясь на лечении после ранения, по пьянке застрелил моряка, был осужден и отправлен на фронт. Вылетев на боевое задание, оказался у немцев и начал с ними сотрудничать. Белорусские партизаны по указанию Москвы выкрали его, с мешком на голове переправили в Москву, где по решению военного трибунала он был расстрелян. Якобы Никита Хрущёв на коленях просил Сталина и политбюро пощадить сына, однако приговор всё-таки был приведен в исполнение. Вся эта история была государственной тайной, но маршал поведал её своему товарищу. Говорят, потом Хрущёв отомстил Сталину именно за сына, развенчав культ его личности. Эту версию маршала авиации И.И. Пстыго ни подтвердить, ни опровергнуть сегодня невозможно, так как все документы были уничтожены при правлении Хрущёва.Война застала молодого лётчика на полевом аэродроме на Украине, в районе Житомира. В течение года после прибытия в дивизию, влившись в коллектив таких же молодых летчиков, Пётр Иванович осваивал самолет, много летал, знакомился с театром будущих военных действий. В январе 1941 года он был зачислен во вновь сформированный 224-й полк скоростных бомбардировщиков. Вскоре его назначили командиром экипажа. Что войны с Германией не миновать, летчики чувствовали. Это подтверждали бесконечные учения. Только началась война неожиданно. Еще накануне с утра летчики полка совершали учебные полеты, вечером даже поиграли в футбол, а утром их подняли по тревоге. Начались тяжелые военные будни.В первое военное утро их аэродром немцы не бомбили, полк не понес потерь, хотя большинство авиабаз у границы страны были уничтожены. С момента объявления тревоги экипажи сидели в самолетах, ожидая команды на взлет. Но она прозвучала только во второй половине дня: бомбить колонны противника в районе Перемышля. Вернувшиеся были потрясены увиденным. С того дня экипаж Ершова со штурманом-стрелком Н. Долговым из Тамбова и радистом-стрелком С. Южаковым из Казахстана ежедневно делали по 5-6 боевых вылетов. Наши войска отступали и несли большие потери, которые начались на третий день войны. Советские скоростные СБ легко уходили от немецких истребителей. Да еще стрелок-радист, располагавшийся в отдельной кабине, имел два мощных пулемета, прикрывая хвост самолета от противника, но когда завязались бои на подступах к Киеву, то наша авиация стала нести потери от «Мессеров» и зениток.
Экипаж Ершова выполнил несколько особых боевых заданий, и командование дивизии представило экипаж к наградам. 8 августа 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР П.И. Ершов был награжден орденом Красной Звезды. Только еще 16 июля 1941 года, выполнив задачу, при возвращении на базу их самолёт был подбит над линией фронта. При этом Ершов получил ранение в ногу, стрелок-радист Южаков был убит. Командир и штурман Долгов выбросились из горящего самолета на парашютах. Ветер отнес их в расположение немцев, оба попали в плен.
Вячеслав НИКИТИН. Фото из семейного архива.
Продолжение следует.