+8 °С
Дождь
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости

Айгир – новые аспекты знакомства

Белоречан трудно удивить рассказами и картинками о красоте своего района. От Белорецка до удивительно красивых природных мест - рукой подать, да и сам город окружён великолепием гор и лесов. Однако есть в Белорецком районе местечко, которое, кроме природной красоты, обладает рядом замечательных аспектов. Эти привлекательные стороны можно сформулировать как исторические, культуроносные и даже педагогические. Остановлюсь на каждом из них.

Описывать Айгир как место расположения небольшой деревни, железнодорожной станции – дело лишнее. Сотни, а то и тысячи фотографий Айгирских зубчаток под названием Зубы Шурале, извилин реки Малый Инзер в различных ракурсах, времен года и суток, каменных речек при восхождении на пик Уфа, плывущих туманов над рекой, столетних сосен на Черничной горе, цветущих лугов и т.д и т.п. Всё это представлено на сайтах, в соцсетях, многочисленных фильмах и привлекает туристов в этот Богом отмеченный своей роскошной красотой уголок нашей Отчизны.Для тех, кто работал в этом месте как железнодорожник, может быть, Айгир не казался красивым, как иногда не кажется чем-то особенным красота души человека, если все вокруг - душевные люди. Но проникнув поглубже в историю этих мест, можно многое узнать: как делали древесный уголь, для чего, куда его везли, на чём, на какие заводы. И тут разворачивается интереснейшая история становления горнопромышленного производства на Южном Урале, погружаешься в события конца 18-го - начала 19-го веков, в дела минувших дней на Инзерской даче. Прогулка на Борисовы печи и рассказ о технологии производства древесного угля заставили трепетать исторические души учителей из Нефтекамска, не говоря о любо-знательном народе в целом.
Если расскажешь туристам легенду об Айгире, да еще и покажешь скалу, с которой упал любимый конь батыра, то образ легендарного коня навсегда войдет в сердца слушающих. Об истории Айгира существует много рассказов: как немецкий инженер придумал спускать вековые сосны вдоль горной речки, как волки таскали ягнят и козочек, как в тридцатые годы везли раскулаченных по узкоколейке, как тройками привозили на расстрел приговоренных, как добывали смолу на Черничной горе, как жили и выживали, ходили на охоту... Уж нет того поколения, чьи истории были записаны или запомнены, но есть легенды и правдивые события, которые передаются молодому поколению.
Я всегда начинаю рассказ туристам об Айгире информацией о топонимике региона. Она действительно практически вся тюркская. Уже умер учитель башкирского языка Мигран Юмадилов, но несколько лет назад мы как-то стояли с ним, беседовали, и он меня спросил, указывая на окружающие хвойные деревья, как я по-русски назову эти деревья. Я говорю: «Ели». А он мне начал перечислять разные башкирские названия одинаковых для меня деревьев. При этом объяснил, что различие заключается в оттенках зеленого цвета: светлая ель, тёмная ель.По прошествии нескольких лет я путешествовала по Малому Инзеру на санях с известным художником Башкортостана Лялей Асадуллиной. Дело было в феврале, в чудесный солнечный зимний день. Нас вез в санях Гафар Султанов, родившийся в этих местах, для которого башкирский язык является родным. Мы проезжали многочисленные хвойные деревья, помня то, что мне сообщил ранее Мигран, я стала спрашивать, каковы названия этих деревьев по-башкирски. Удивительно, но в основе различий в наименовании он назвал функциональный признак: дерево для матки в доме, дерево для рамы, а это дерево – для двери. И все названия разные. Конечно, теперь я использую эти сведения.
То, что могу рассказать о следах зверей на снегу, почерпнула из того же путешествия: вот прошла стая волков, а вот заяц, лисица, норка, мышка. Местный народ многое знает о животных, их повадках. Старые охотники восхищаются умом волков и медведей. Многие туристы, которые приезжают на территорию где-то в 170 км от Уфы, просто не могут себе даже представить, что совсем недалеко есть другая страна - страна зверей. И мы у них в гостях. Стараюсь объяснять всем, что надо бережно и даже трепетно относиться к каждому листочку и травинке. Правда, не всегда результат положительный, но иногда те, кто работают и живут в Приюте Айгир, воспринимаются вершителями экологии района. Ко мне подошла одна женщина и попросила выкопать луковицу папоротника для своего сада. Я благосклонно разрешила. Зачастую обращаются в интернете с мольбой о принятии мер к тем, кто нарушает экологию этого чудесного уголка природы. Скромно наше место в этом деле, но по мере сил мы стараемся…
А теперь о воспитательной силе Айгира. Говорят, что здесь - место силы. Может быть и так, но главное в другом. Приют Айгир задумывался как место, которое позволит приобщиться к природной красоте не только «диким» туристам, но и людям более старшего поколения, детям, тем, кому нужен определенный комфорт и условия для безопасного времяпрепровождения. Нет нужды ломиться в открытые двери и доказывать, как важно родителям быть вместе с детьми, но не за столом с бутылками, а там, где папа поддержит на пути к вершине, где, потратив разумные силы и взойдя на вершину, поразишься окружающей красоте и величию, где вечером у костра (место отведено и дрова приготовлены) можно посидеть и помолчать, дивясь звездному мирозданию, а можно попеть родные сердцу песни. Потрясающий воспитательный эффект! Наблюдаю, вижу, отмечаю, радуюсь. Дети с обожанием смотрят на своих спортивных мам и пап, а иногда им не уступают дедушки и бабушки. Как говорит мой сын: бери сыновей и дочерей и вперед - на вершину. Не страшен нам тогда коронавирус. Наш лозунг: «Увидимся в горах!»
Татьяна Шабанова, идейный вдохновитель и организатор Приюта Айгир, доктор филологических наук, профессор.Фото с официальной страницы группы Приюта Айгир ВК.
Читайте нас: