Все новости
События и факты
5 Апреля 2019, 18:01

Наш герой

В эти дни ученики школ города встречаются с ветеранами, а свои беседы с ними снимают для создания видеоархива.

9 марта в Башкортостане стартовала республиканская патриотическая акция «Истории Победы», посвящённая 74-й годовщине Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Цель акции - увековечить память подвига жителей Башкортостана в годы войны. По ее итогам будет создан единый республиканский портал с видеоархивом, на страницах в социальных сетях каждый сможет разместить свою историю, связанную с войной, с воспоминаниями родного человека, прошедшего бои либо ковавшего победу в тылу.
Ребята вместе с педагогами, подготовив материалы, передадут их сотрудникам телеканала БСТ, где и будет создана видеолетопись истории Победы, и 9 мая состоится трансляция телемарафона.
Инициативная группа из школы № 1 на днях побывала в гостях у ветерана войны Ивана Павловича Фадеева. Ученица 9-го класса Вероника Лукьянова побеседовала с ним, а операторы сделали видеозапись. Разговор получился интересным и запоминающимся. По словам ребят, они узнали о войне намного больше и получили более яркое представление, чем из всех школьных уроков, посвящённых этой теме.
Материл, подготовленный ребятами, мы и публикуем сегодня на страницах нашей газеты.
- Иван Павлович, расскажите, где застало Вас известие о начале войны?
- Родился и вырос я в посёлке Тирлян, рано начал работать, чтобы помогать семье, поэтому к началу войны, хотя мне не было ещё и семнадцати, я работал в артели жестянщиком. Война как-то сразу обрушилась на нас. В первые же дни июня 41-го пропал без вести старший брат Александр, который тогда служил в армии в Белоруссии. Ну и я понимал, что дальше мой черед идти на фронт. Так и вышло. В сентябре 1942 года меня призвали. Поначалу я попал в Тоцкие лагеря, где молодых бойцов учили обращаться с оружием, разбирать и собирать его. Стрелять не давали, боеприпасов зря не расходовали. Далее обучение продолжили в Алкино, получилось, что временно, но я вернулся на родную башкирскую землю. Здесь меня, молодого парнишку, назначили помощником командира взвода, пришлось самому давать уроки вновь прибывшим, среди которых было немало мужчин гораздо старше меня. Боялся, что не получится, но уже тогда я усвоил главную науку военной службы: «Приказ есть приказ. Надо выполнять».
- А где для Вас началась настоящая война, прошли бои?
- В марте 1943 года обмундировали нас во всё новое, погоны мы прицепили, потом погрузили всех в эшелон и отправили под Старую Руссу на Северо-Западный фронт, где мы вошли в состав 52-й отдельной армейской роты ВНОС (военного наблюдения, оповещения и связи) войск противовоздушной обороны. Моей задачей было отслеживать самолёты противника и сообщать о них. Так что вскоре я любой самолёт уже по звуку определял. Тогда же и узнал, что такое бои, когда бомбили наш пункт.
- Страшно Вам было?
- Да как-то и не думал, я же не один там был, все вместе понимали, что так надо, просто выполняли приказы. По-другому и не представляли. Во время такого налёта я и был ранен осколком в ногу. Санитары вынесли меня, доставили к медикам, там перевязали и в госпиталь в Вышний Волочёк отправили.
- После ранения Вы снова вернулись на фронт?
- Да, немного передохнул, а потом из госпиталя уже попал на другое направление. Нас на распределительном пункте прицепили к эшелону, повезли на Украину, где я принимал участие в боях за освобождение наших городов, начиная с города Коваля, потом были Житомир, Ровно. А после освобождения Украины перешли в Польшу. Всех городов теперь уже и не вспомню, но были такие города, как Лившицы, Лодзи и Варшава. У меня есть медаль «За взятие Варшавы». Польшу освободили, а впереди - германская территория.
- Скажите, а как вас встречало местное население Германии?
- Население к нам относилось хорошо, мы даже их язык понимали легко и общались по-хорошему. А в Берлине и вовсе русскую женщину встретил во время затишья, бежит она и рассказывает, когда и как попала сюда, говорит, что очень хочет кушать. Мы отправили её к полевой кухне…
- Какое событие войны стало самым памятным?
- Это в Берлине было, я ведь участвовал в боях за этот город, закончил войну у стен Рейхстага с 1 на 2 мая. Немцы передают нашему командованию: «Прекратите огонь, мы оружие складываем, сдаёмся». Но это не до всех дошло, и наши ещё стреляли по немцам. А вот второго мая немцы выходили группами, им определили места, чтобы не как попало шли. А нам же интересно, мы стоим, смотрим. Они нас видят и выкрикивают: «Сталин гут, Гитлер капут». Вот так они проходили прямо мимо меня. А на Рейхстаге все постарались имя и фамилию нацарапать чем-нибудь острым. Радости было много тогда. Нас хотели оставить, ведь в других направлениях война ещё шла, а мы продолжали нести воинскую службу. И тут приказ Молотова: «За взятие Берлина разрешить каждому солдату по две посылки отправить домой». Ну и я отправил родителям, положил туда сапоги, ботинки, пару брюк и часы, они и сейчас у дочери хранятся.
- В это время Вы были награждены не только медалью «За взятие Берлина», но и орденом Красной Звезды. Расскажите, за что Вы были отмечены такой высокой наградой?
- 20 апреля под городом Альт-Ландсберг шли бои. Я тогда был связистом, должен был обеспечивать бесперебойную связь. А это значит: получаешь приказ, берёшь две катушки, два телефонных аппарата и отправляешься к месту назначения. Бывало, пока тянешь, под обстрел попадёшь. Мы старались вдвоем ходить, чтобы один мог прикрыть другого автоматным огнём. А во время боя осколками, снарядами провод рвёт, тогда снова отправляешься искать место обрыва, да надо два конца найти. Вот во время такого боя я более тридцати раз и выходил на устранение обрыва А позже, уже во время боев на улицах Берлина, под огнём противника обеспечивал непрерывную связь, исправил более 60 обрывов. Вот об этом и написано в моем наградном листе.
- Когда для Вас война закончилась?
- После Берлина мы получили команду размещаться по машинам. Повезли нас в неизвестное место, в поместье какое-то, рядом сосновый бор полосой. Там и выгрузили. По опушке леса были сделаны павильоны из досок, там, наверное, немецкие военные жили. Расположились мы и стали заниматься отработкой строевого шага, готовились к параду Победы. Рядом было большое поле, к нам приезжали Жуков, Рокоссовский, мы их видели только издалека. Они вместе с офицерами подъехали к трибуне, а нас построили уже большими группами, и мы маршировали. Они смотрели на нас в бинокли.
А у меня ранение в ногу было, офицер спросил, что, дескать, с ногой. Я объяснил, и меня отправили на медицинскую комиссию, где после осмотра сказали: «Собирайся, результат получишь через штаб полка». Вскоре сообщили, что ты, старшина Фадеев, едешь домой, документы пришли. Вот так я отправился домой и на парад не попал.
До этого, правда, ещё встреча необыкновенная произошла. Искупался я как-то между занятиями в озере, иду обратно, солдаты стоят, разговаривают. Вдруг показалось мне, что голос знакомый услышал, подошёл, а это мой односельчанин, с которым нас вместе на фронт призывали, Иван Иванович Лахмостов. Мы обнялись, заплакали. Он потом тоже домой вернулся, но позже меня. А тогда мы доложили командиру, нам даже день дали и во фляжку немного спирта налили. Мы закуску взяли, ушли в лесочек: тепло, красиво, тихо… Мы выпили, поговорили. Он тоже служил связистом в зенитном полку. Вот такую неожиданную и счастливую встречу подарила мне жизнь.
- Расскажите, каким был быт на войне?
- Да никаким, умываться-то по несколько дней не получалось. Спали частенько на земле. Ведь устанешь так, что хоть в лужу, лишь бы прилечь и поспать. Кормили нас повара, которые на передовую в специальных термосах еду приносили. А уж если выдавались минутки отдыха, то нечасто. Иногда кино нам показывали. Только ведь и затишье не спасало. Как-то собрались офицеры в землянке, где кино крутили, а тут обстрел, и ведь угораздило снаряд прямо в неё, так все и погибли.
Конечно, радостью были письма из дома, где родные рассказывали о жизни в тылу, а самим писать некогда было, бумага и карандаш под рукой не всегда оказывались.
- Были ли у Вас друзья на фронте?
- Мы все там жили как одна семья, все родные братья. И уж точно не разбирали, кто откуда или какой национальности. Татары, казахи, чеченцы, кто только со мной не служил, но различий мы не делали. Погибали часто, мы похоронить даже не успевали, дальше шли, специальная похоронная команда за нами шла. Я так много смертей на войне видел, что и сам никогда не надеялся живым вернуться. Вокруг столько людей гибли, а я разве какой особый? Даже в Берлине все ещё не верилось, что выживу. Но Бог уберёг меня. После войны встречался с однополчанами, ездил и в Старую Руссу, и на Украину.
- Как Вы вернулись домой?
- Приехал в конце августа 45-го. Дома никого, все на работе, не до меня. Мои ровесники все на фронте. Кто погиб, а кто ещё не вернулся. Дорогой встретился я с белоречанином, который с фронта на костылях возвращался, потом с ним встречались.
Сразу устроился на работу, большую часть жизни трудился токарем на железной дороге комбината, женился на Александре, что по соседству жила. Вырастили с ней трёх дочерей, дали им образование. Сейчас внуки и правнуки растут на радость деду.
-Что Вы пожелаете молодому поколению, нынешним ученикам?
- Учитесь хорошо, чтобы быть полезными своей стране. Пусть у вас будет мирное небо, никому не нужна война, но если случиться что, будьте готовы защищать родину, как мы.