Все новости
Общество
5 Августа 2020, 12:30

Когда принимаешь сердцем

Люблю общаться со счастливыми. Это всегда особая радость. Счастливые обладают редким качеством делиться своим счастьем: это как если бы кто пришёл в чужой дом, где много цветов, и попросил росток, например, глоксинии или бегонии, и ему с радостью дали бы и не просто росток, а цветущее растение...

Да, они счастливые - Гульнара и Рузалин. И очень дополняют друг друга. Гульнара - активная, бойкая и всегда жизнерадостная. Её муж Рузалин - удивительно спокойный и молчаливый.Гульнара читает мои мысли:- Да, когда девочки стали жить у нас, Рузалин сказал мне: «Гульнара, если мы взяли детей, то надо чем-то жертвовать... Лучше будет, если ты станешь заниматься только домом». Я тогда на комбинате работала, три года до пенсии оставалось. Но решила уволиться. И очень благодарна своему мужу, который меня поддерживает... Всегда!
Она показывает фотографии своих путешествий.- Это мы с девочками в Париже... А это Пизанская башня.Она рассказывает о своих детях. Ключевое слово здесь – «свои». И те, которых она родила, и те, кто стали частью этой семьи относительно недавно. Итак, давайте знакомиться.Старшая Айгуль. Она живёт в Новороссийске. Потом Алина, она замужем, живёт в Хабаровском крае. Айгиз (немногословный и серьёзный, как отец) заканчивает десятый класс. Наконец, Люция и Алия. Последние - приёмные дети. И здесь есть некоторая история.Люция и Алина - сестры. Они тоже, как и их приёмные родители, дополняют друг друга: чувственная и эмоциональная Алия и рассудительная Люция или Люся, как её зовут в семье.- Официально мы свою, скажем так, деятельность с Люсей закончили, потому что ей уже 19... То есть с точки зрения закона я ей уже не приёмная мама. Но... Она всё равно моя дочь! И хотя она живёт уже отдельно от нас, мы общаемся каждый день. Она моя... Наша!Я слушаю Гульнару и думаю: действительно, разве можно «выключить» материнство?
Сестры, оставшись сиротами, жили сначала в приюте. Затем их отдали на воспитание в приёмную семью, но что-то там не срослось. Девчонки замкнулись, пришлось возвращать их обратно в приют.Вот написал об этом и подумал: как же легко люди играют детскими судьбами. Нет, я не осуждаю... Но представьте, что испытывает ребёнок, когда становится сиротой дважды. А в нашем случае - трижды! Потому что Люцию и Алию после неудачной попытки определить в приёмную семью направили в другую. В отделе опеки порой цепляются за соломинку... Девочки, вернувшись в приют, должны были жить там до определения в один из детских домов.- Они наши дальние родственники со стороны мужа, - рассказывает Гульнара о Люции и Алие. - Общение было очень далёким, я их вообще лишь пару раз видела с рождения, пока не умерла их мама... Когда они были в приёмных семьях, мы вроде бы не особо волновались. А тут узнали, что девчонки опять в приюте… И всё! Решили взять их к себе.Гульнару поддержал муж.- Нас поначалу многие отговаривали, дескать, они уже в двух семьях были, ничего не получилось, - рассказывает Рузалин. - К тому же переходный возраст. И на это тоже кивали.Одним словом, супругам Галиным пришлось непросто под таким обстрелом мнений. При этом в отделе опеки о создании очередной приемной семьи после двух неудач говорили тоже со сверхосторожностью. И это вполне понятно.- Мне пришлось даже спорить на повышенных тонах, - рассказывает Гульнара. - Но, думаю, Наталья Николаевна, начальник отдела опеки, меня простит...
Проблема решалась поэтапно. Сначала была создана так называемая гостевая семья, когда Люция и Алия находились в доме Галиных лишь по выходным дням. И только потом отношения стали полноценными, как и подобает в настоящих семьях, где царят мир и любовь. И это не просто слова. Потому что счастливых людей видно сразу. По лицам, по тем мимолетным эмоциям, которые скользят в движениях душ. Это невозможно сыграть.Гульнара Галина рассказывает:- Когда мы сообщили нашим родным, что собираемся взять двух девочек в семью, все они были в полном восторге! Хором кричали ура!Я спрашиваю, как у них с мужем получилось стать для Люции и Алии мамой и папой?- Детей надо принимать сердцем, - отвечает мама. - Ошибка людей при создании приёмных семей в том, что они начинают выбирать. Нельзя выбирать! Этот симпатичный, мол, этот умненький. Надо сердце включить, и ты увидишь: твой ребёнок или нет...
Гульнара рассказывает удивительную историю.- Это случилось через два месяца после того, как девочки стали жить в нашей семье. Просыпаюсь ночью с чувством, как будто что-то произошло. Вот неспокойно мне, и всё! Иду в комнату сына. Спрашиваю: «Айгиз, у тебя все хорошо?» - «Хорошо!» - отвечает он. Иду к Люции и Алие. И оказывается, у одной из них сильный жар! Понимаете, материнское чувство подсказало... И неважно, что они приёмные, сердце все равно включается. Мамой они меня называть стали не сразу, - продолжает Гульнара. - Это случилось где-то через неделю. Стою на кухне, что-то делаю, ребятишки играют, бегают по дому. Помню, был праздник, 8 Марта. Дети для меня стенгазету выпустили. Сначала сынок поздравил, потом Алия (она самая бойкая у нас) подходит и говорит: «Мама... ой!» Я говорю: «Ничего-ничего, дочка...» Так и пошло. Потом и Люция стала меня мамой звать... Когда мы с мужем готовили документы о создании приемной семьи, то я даже не знала, что приёмным родителям платят деньги! - рассказывает Гульнара.Я процитировал её слова, чтобы взяли на заметку все те, кто считает, что приёмные семьи создаются исключительно ради денег. Кстати, знаете, сколько получает приёмный родитель за ребёнка?.. Впрочем, лучше и не знать.. На такие деньги не разживешься, будешь только в убытке. А прибыль, она в другом. Вы же слышали, что сказала Гульнара: нужно сердцем принять!
С Люцией мне пообщаться не удалось, зато всегда радужная Алия рассказала много интересного. Вот отдельные тезисы. Во-первых, она хочет поступить в педагогический университет на факультет физкультуры. Во-вторых, она мечтает много путешествовать и обязательно купить машину. В-третьих, у неё тоже будет счастливая семья, как у мамы и папы.По праздникам вся семья собирается вместе. Приезжают дочери из Новороссийска и Хабаровска, становится шумно и радостно. Впрочем, радости в этом доме хватает. Я уже говорил, что Гульнара и Рузалин сумели организовать поездку для детей в Европу. Да не один раз!
В конце встречи Гульнара показывает мне юбилейный альбом Белорецкого металлургического комбината, где в числе лучших волочильщиков значится и её муж. Немногословный Рузалин как-то некстати вставляет, предваряя мой вопрос:- Я ещё хочу одного ребёнка. Возьмём из приюта или детдома и... усыновим. Или удочерим.
Игорь Калугин. Фото из архива семьи Галиных.