+21 °С
Облачно
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
22 Апреля 2020, 17:45

С благодарностью за уроки жизни

Всем известно, что учитель играет огромную роль не только в обучении, но и в духовном, физическом, эстетическом развитии, воспитании и становлении человека.О своих учителях вспоминает наша читательница Наиля Кималова, ветеран педагогического труда из села Инзер.

Родилась и выросла я в маленькой деревне Картали, в одном из красивейших уголков нашего района на берегу реки Большой Инзер. Из нашей деревни вышло много хороших людей разных профессий: учителя, врачи, художник, юристы, металлурги, инженеры, специалисты лесного хозяйства, работники правоохранительных органов, судья. Жизнью нашей деревни многие годы руководил учитель начальных классов, участник Великой Отечественной войны Хамза Ильгамович Исламов, который 20-летним парнем начал работать учителем и был верен своей профессии до самой пенсии.
Всего в начальной школе тогда учились 40-45 детей, педагогом, кроме самого Хамзы Ильгамовича, работала и его жена. После начальной школы учебу мы продолжили в Карталинской Запани, которая находилась в четырех километрах от нас.Днем наш учитель вёл уроки, а после уроков занимался с детьми дополнительно: репетировал, готовил концерты. Сам разучивал различные танцы, подбирал песни девочкам и мальчикам, аккомпанировал на баяне, выбирал стихи, учил нас читать их выразительно. Тогда было модно под музыку строить пирамиды из людей, так что такие спортивные номера мы тоже готовили. В определенные дни репетировали и взрослые, они ставили пьесы, тоже пели хором, играли сценки. На каждом празднике сначала выступали дети, а на другой день – взрослые. Вместе со всеми на сцене был и наш учитель: он играл на баяне, скрипке, показывал различные пантомимы. А перед концертом Хамза Ильгамович выступал с докладами на политические темы и знакомил родителей с итогами четверти в школе, сам сочинял четверостишия на каждого ученика, где давал нам характеристику по успеваемости и поведению. После концерта молодежь оставалась на танцы, помню, как учитель, сидя на сцене с баяном, объявлял: «Фокстрот, дамский вальс, комсомольский танец, танго»… Сам он тоже хорошо танцевал, да и гармонистов в те времена в деревнях было много. Телевизоров тогда не было, даже радио было не у всех. Народ не пьянствовал, все ходили в клуб с огромным удовольствием.
Зимой, после уроков, старшеклассники под руководством учителя на огромном участке реки чистили лёд от снега и играли в хоккей, а учащиеся младших классов, в валенках и фуфайках, были зрителями. Клюшки хоккеисты делали сами. После игры мальчишки залезали на высокие черемухи, растущие на берегу реки Инзер, трясли их так сильно, что мерзлые ягоды падали на снег, мы их собирали в варежки и карманы, приносили домой на пироги. Интересно в нашей деревне было и летом. После трудового дня рабочие леспромхоза торопились домой. Вечерами молодежь играла в волейбол, соревнования тоже организовывал наш учитель. Осенью он убирал со столбов волейбольную сетку и до весны держал у себя. Также проводили в деревне разные массовые игры.
Хамза Ильгамович не рассказывал о войне. Даже на уроках, хотя дошел до Берлина. Только в последние годы жизни опубликовал на страницах газеты «Урал» отдельные эпизоды своей военной жизни. На фронте от начала войны до самой Победы также воевал и его брат - Гали Исламов. Уже в мирное время он всегда ходил по деревне в военной форме. Гали был летчиком, получил контузию, умер рано. Судьба Хамзы Исламова была непростая, но он никогда не жаловался. Рано потеряв жену, один вырастил четверых дочерей, помог им получить образование. Две старшие дочки окончили Башкирский государственный педагогический институт, до сегодняшнего дня работают учителями, одна - в Улуелгинской школе, а вторая – в Инзере. К сожалению, младшие дочери, медицинские работники, рано ушли из жизни. Даже выйдя на пенсию, наш учитель продолжал ставить спектакли, с активными пенсионерами организовывал выездные концерты в соседние Татлы, Ишлю, Улуелгу. Удивительно, как он везде успевал: заготавливал дрова для отопления дома, в хозяйстве держал скот, косил и убирал сено. Всю жизнь среди сельчан пользовался Хамза Ильгамович огромным авторитетом, еще многие годы мы, его ученики, будем помнить своего учителя, ветерана Великой Отечественной войны, грамотного наставника молодежи, талантливого человека и примерного семьянина.
Все из старшего поколения моей семьи пережили войну. Кто-то трудился в тылу, кто-то воевал на фронте. Мой дед Юмабай Сайфитдинович Сайфитдинов родился в 1894 году в крестьянской семье. Жил он в деревне Гадельшино, она находилась на территории Южно–Уральского заповедника. Теперь, к сожалению, деревни уже нет. Рано став самостоятельным, дед батрачил, убирал сено у богача, а тот за работу обещал осенью, когда табун вернется на зимовку, жеребца. С раннего утра до позднего вечера дед жил в лесу, заготовил хозяину сено, но тот не расплатился, сказав, что жеребца разодрал медведь…Вскоре началась Гражданская война, деда призвали в армию, в 1918 году Юмабай вступил в ряды ВКП(б). Уже после Гражданской он женился, родились дети. Как испытанного в боях за Советскую власть бойца, его привлекли к борьбе с кулаками. Понимая, что часто решения власти были несправедливыми, дед старался предупредить односельчан об опасности, спасая их. Тем временем он отстроил дом, завел скотину, но долго радоваться спокойной жизни не пришлось: его снова призвали и отправили на финскую войну. Вернулся дед с ранением. 1941 год. Началась Великая Отечественная война. В феврале 1942-го Юмабая Сайфитдинова призвали на фронт. Я плохо помню его рассказы о войне, да и рассказывал дед мало. Бабушка, напуганная событиями 30-х и послевоенных лет, вела себя всю жизнь осторожно, не разрешала деду говорить что-нибудь лишнее о Сталине, Заки Валиди (дед звал его Заки Валид, говорил, что он был очень умным человеком), о политике. По словам деда, среди солдат, воевавших с ним рядом, были люди разных национальностей. По вечерам все рассказывали о своих краях, пели народные песни. Особенно душевно пели узбеки, дед не мог слушать их без слёз, ведь узбекский язык близок башкирскому. Дед был талантливым человеком: сам сочинял песни про своих детей, про деревню. Уже после войны попросил сына записать слова тех песен. Он был малограмотным, но на войне его назначили командиром, дали помощника, молодого русского парня, поэтому письма деда с фронта были написаны по-русски. Мама говорила, что писал его помощник. Вернулся дед в мае 1945 года: раненый, левая рука не работала. Но он устроился сторожем в магазин, возил продукты из Ишли за 25 километров от деревни. На лошади помогал возить сено и дрова вдовам войны, тогда они были почти в каждом доме. Когда мы были маленькими, видели в сундуке бабушки его награды, помню медаль с надписью «Мы победили!», жаль, что они не сохранились. Несмотря на тяжелую жизнь, мой дедушка не считал себя инвалидом, был жизнерадостным, добрым, учил нас жить честно. Он всегда говорил, что после такой страшной войны на Земле никогда не должно быть войн, просто не может такого быть, чтобы всё человечество не поняло, что война людям не нужна.
Мой отец Фуат Гайсинович Кималов родился в деревне Картали, во время войны работал на Белорецком металлургическом комбинате, где изготавливали боеприпасы для фронта. Он рассказывал, что их цех считался секретным, всегда с гордостью говорил о мощности нашего завода. К сожалению, отец очень рано умер, мы были тогда совсем маленькие. Мама Мухтарама Юмабаевна прожила долгую жизнь, ее не стало в 2009 году. Мамины воспоминания о том времени свежи в моей памяти. Трудовую жизнь она начала лесником Куязинского лесничества. Когда началась война, ей пришлось работать лесорубом. Дневная норма на двоих - 10 кубометров. Валили лес поперечной пилой, распиливали, складывали, обрубали сучья. К мужчине в пару обычно ставили молодую девушку или подростка. Если норму не выполнишь, не получишь 250 граммов черного, почти сырого, хлеба, а без него на другой день голодному норму сдать невозможно. Жили в бараках, спали на нарах, которые рабочие соорудили из молодых берез. Вместо матраса и подушки - сено. Посередине барака – печь. Нормы хлеба не хватало, часто кусочки воровали друг у друга.
Весной девушки и женщины сплавляли лес по Инзеру, стоя в лаптях в холодной воде. Часто на реке образовывались заторы, и мужики с баграми, не справившись, тонули, выплывать не было сил... Перед тем, как лезть в воду, рабочим давали спирт, но многие женщины не пили, стеснялись.
В июле 1943 года в деревню пригнали около тысячи пленных немцев, поселили их в школе. Маму, как дочь коммуниста, назначили их охранять. Через некоторое время немцев угнали в Куязинский участок на заготовку леса. Только на делянке от них толку было мало, немцы не умели работать, да и ручную пилу в руках никогда не держали.
С наступлением зимы от холода и голода пленные стали умирать, однажды несколько человек сгорели в бараке: усталые рабочие уснули, а уголек из печи спалил весь барак, ведь дверь и окна были закрыты. Постепенно умерли все. Место их общего захоронения, которое находилось по дороге на Ямантау, называли немецкое кладбище…
Когда утром девятого мая 1945 года мастер объявил о Победе и конце войны, мама работала в Ишле. Люди стали кричать, плясать, петь. Все обнимались, целовались и плакали. Через несколько дней мама вернулась в Гадельшино, вскоре пришел с войны и дедушка.Воевали в моей семье родной брат деда Алсынбай Сайфитдинов и его сын Давлетбай. Оба не вернулись с фронта.
Сколько всего пришлось пережить нашим людям в те страшные годы! Мама и сама удивлялась, как всё это вынесла. Рано потеряв мужа, она одна воспитала семерых детей, помогла всем получить образование. Наш долг сохранить память и рассказать нашим внукам о героизме их дедов и бабушек. Нам есть кем гордиться!
Автор Наиля Кималова, ветеран педагогического труда, село Инзер. Фото из открытых источников
Читайте нас: