+12 °С
Облачно
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
27 Марта 2020, 21:10

Увековечить память поселенцев

В феврале группа добровольцев из Межгорья на снегоходах отправилась в бывшее спецпоселение Средняя Тюльма, где установили памятный крест в память о трагических событиях прошлого века. Свой рейд энтузиасты посвятили 75-летию Победы.

В марте 2018 года такой же памятный крест, увитый колючей проволокой, был установлен на месте спецпоселения Капкалка. На очереди, возможно, остальные исторические места: Верхняя Тюльма, Нура, Ермотаево. Но это случится, если будет поддержка со стороны жителей данных населённых пунктов. Мы, потомки репрессированных, выражаем огромную благодарность и признательность всем участникам поездки, лично И.С. Терехову, главе администрации ЗАТО Межгорье, А.А. Максимову, начальнику ФГУП УС-30, А.А. Петрову, заместителю начальника этой же организации, В.А. Титаренко, председателю ТПО-30. Особая благодарность Александру Петрову, с которым мы ежегодно встречаемся на митинге памяти жертв политических репрессий 30 октября. В своих выступлениях он призывает чтить память безвинно репрессированных и обращается к населению и администрации нашего района содержать установленные памятники в чистоте и порядке.
А теперь немного о спецпоселении Средняя Тюльма. В 1931 году сюда были высланы сотни семей со всех районов Башкирии и других регионов. Жилья здесь не было, и бараки строили сами спецпереселенцы. Родители моего мужа Раиса Минигулова – Мамнуга и Мухтасар - были высланы из деревни Старые Сулли Ермекеевского района. Маме на тот момент было 18, а отцу 24 года. Впоследствии свекровь вспоминала, что они пострадали из-за недальновидности отца мужа, купившего в 1928 году мельницу у муллы, которого кто-то предупредил о грядущих переменах. Мулла постарался избавиться от имущества, а потом уехал. По ее словам, в Средней Тюльме жизнь была непростой, как и везде, вот только пайки они получали регулярно. А выживать первое время помогли им бездетные ссыльные Иван и Фрося, уча премудростям новой жизни и по возможности подкармливая молодых людей. Однажды их пригласили на пельмени с капустой, правда, были те пельмешки почти безвкусные. В следующий раз пельмени сделала сама свекровь и полила их припасенным подсолнечным маслом. Попробовав их, дед Иван глубокомысленно изрек: «А с маслицем-то оно вкуснее». Возможно, тому, что условия в посёлке были относительно сносными, способствовало то, что о коменданте Гадельшине многие вспоминают, как о порядочном человеке. Перед финской войной он даже разрешил ссыльным держать одну корову на две семьи, что было большим подспорьем. Так, семьи Фахретдиновых и Балдовых приобрели корову в деревне Красный Зилим. В Средней Тюльме работала начальная школа, которой заведовала Анна Ивановна Котельникова. По воспоминаниям Григория Григорьева, который пошёл здесь в первый класс, учиться было сложно, потому что в одной комнате барака жили несколько семей, спать приходилось на полу, дети часто болели, учить уроки было негде. В 1939 году многих перевели в другие спецпосёлки: Кузьелгу, Нуру. Туда были отправлены семьи Котельниковых, Григорьевых, Репиных, Сатлыковых, Минигуловых, Антипиных, Балдовых, Фахретдиновых и многие другие. Но, к сожалению, там условия оказались куда более суровыми.
Нельзя обойти вниманием историю спецпоселения Нура, которое располагалось практически в черте нашего города. Как и все спепоселения нашего района, оно было огорожено колючей проволокой в три ряда и охранялось часовыми. В центре посёлка был дом коменданта Волкова, с разрешения которого на территории Нуры делалось всё. Для того, чтобы пойти на работу или в аптеку, выехать в город, от него нужно было получить пропуск. Здесь была организована артель под руководством Ильи Афанасьевича Трегубова, рабочие которой изготавливали саманные кирпичи для строительства. Все подсобные здания - коровник, телятник - были построены из него. Амбары и склады были деревянные и стояли на столбах, для въезда и выезда из них были установлены настилы. Бараки были засыпные, крыши из дранки. Репрессированные трудились и в артели, и на подсобных работах, а также рубили лес. Так как посёлок находился в черте города, то мужчин отправляли на работу и на БМК, где они строили огнеупорный цех. Женщины в основном работали в детском саду, детдоме, яслях и в подсобном хозяйстве. Примечательна судьба Гаврилы Михайловича Питюка, которого сослали из Нуримановского района в Среднюю Тюльму. Там у него умерли жена и маленький сын. Тогда его перевели в спецпосёлок Нура, где он познакомился со своей второй женой Анной Григорьевной Соковой, тоже репрессированной вместе с родителями. Позже Анну направили в Тирлян учиться на сестринских курсах. Всю свою жизнь она проработала в больнице, на приёме с доктором Оскаром Соломоновичем Шпаком. Сам же Гаврила Михайлович трудился на строительстве огнеупорного цеха комбината, а позднее в фасонно-литейном, формовочном и копровом цехах (по воспоминаниям Лидии Гавриловны Питюк). Риф Файзиевич Шакиров рассказывал, что в каждом бараке был назначен старший, вечером проводилась проверка. Жили очень бедно. Варили суп из крапивы, ели все, что росло на земле. На берегу реки Нуры росла осока, её выкапывали, ели корни, но при этом не разрешалось переходить на другой берег и собирать черёмуху. Даже лебеду разрешалось рвать только на территории поселения. От голода маленький Риф часто обыскивал все углы барака в надежде найти что-нибудь съестное. Отец его был переведен из Капкалки и работал плотником, строил дома для рабочих. Так появились двухэтажные бараки на Мокрой поляне. По воспоминаниям Валентины Ивановны Волковой, отец которой был сослан сюда из Челябинской области, в спецпосёлке было построено 22 барака, разделённых на крошечные квартирки, стены были из досок со шлаковой засыпкой, а в каждой комнате стояла печка-буржуйка. На паёк выдавали 5 кг муки в месяц. Но население жило дружно, все поддерживали друг друга и в строительных, и в хозяйственных делах. Поля рядом были засеяны рожью и овсом, имелись участки под картофель. Но всё равно, особенно в первые годы, от голода и тяжёлых условий умирало много людей. Хоронили их в общих могилах на старом кладбище Октябрьского посёлка. Надо сказать, что и население спецпосёлка Нура не обошла стороной война. На фронте погибли Василий Григорьевич Соков, Михаил Егорович Духнин, Салях Шамиданович Шамиданов, Владимир Резов, Дмитрий Михайлов. Рядом с посёлком находилась каменоломня, где добывали известняк для нужд комбината. Разработка карьера велась вручную. Работа была очень тяжёлой, трудоёмкой, грязной и пыльной. Но спецпереселенцы трудились не покладая рук, потому что следовали главному лозунгу времени: «Все для фронта, всё для Победы». Известняк использовался при выплавке так нужного стране в тот период чугуна.
Наша инициативная группа продолжает работать над вопросом установки памятника в городе и спецпосёлке Нура. Он будет установлен в память о всех, кто оказался под жерновами политических репрессий. Радует, что мы нашли положительный отклик у руководства нашего района. Также мы занимаемся сбором документов и материалов по поселениям Кайлыш и Машак, где работали репрессированные с 1931 по 1947 годы. Просим откликнуться жителей города и района, которые могут что-то сообщить.
Подготовила Алия Минигулова.Фото Константина Ермилова.
Читайте нас: