АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
25 Марта 2020, 17:05

Инженеры Лиховы

Продолждаем публиковать рассказ нашего автора и читателя Вячеслава Никитина про династию инженеров Лиховых

В сознании подавляющего большинства работников директор является чуть ли не иконой, решающий все вопросы, а порой и судьбы людей. Главному инженеру обычно отводится второстепенная роль. А в последние годы на американский манер появились менеджеры, которые, порой мало разбирающиеся в технологиях производств, решают, что и как производить, как сбывать продукцию.Комбинату повезло, когда в одно время с назначением В.К. Лихова главным инженером, директором комбината стал Николай Иванович Дроздов, имеющий большой производственный опыт, руководивший передовым заводом на Украине и имевший широкие полномочия в ЦК партии, он отдал на откуп решение всех технических вопросов главному инженеру, оставив за собой решения по организации и развитию производства.В эти годы были значительно укреплены службы главного механика и главного энергетика, что позволило в дальнейшем во всеоружии принимать активное участие в пуске и освоении стана-150. Лаборатории металлургического производства получили новые помещения, оснастились современными приборами спектрального анализа. Была создана лаборатория защиты водного и воздушного бассейнов, началась борьба за сокращение вредных выбросов и выполнение мероприятий по охране природы. По инициативе главного инженера были ликвидированы горы отходов бракованной проволоки, накопленные за многие годы, и ямы со сливами мазута на улице Блюхера.Мне особенно запомнилось жаркое и засушливое лето 1975 года, когда из-за отсутствия дождей стал резко мелеть пруд. Создалась угроза обеспечению питьевого водоснабжения города и технического водоснабжения цехов и основных агрегатов комбината. Под руководством Виталия Кузьмича были выработаны мероприятия, которые позволили выйти из сложной ситуации без потерь. Тогда впервые металлургические агрегаты - доменные и мартеновские печи - были переведены на замкнутые циклы водоохлаждения. Организовали перекачку подрусловой воды из нижнего бьефа в пруд. На разных производственных площадках были пробурены артезианские скважины для обеспечения питьевого снабжения работников комбината. В короткие сроки за горой в верховьях Гуменного ключа соорудили отстойник сточных вод от метизных цехов, откуда условно чистая вода возвращалась на охлаждение агрегатов металлургических цехов.
Ликвидация многолетних отходов бракованной проволоки невольно обратила внимание главного инженера на причины образования брака. Несмотря на внедрение передовых методов обработки проволоки, качественного улучшения метизной продукции не происходило. Одной из основных причин являлось качество металла от металлургов. Здесь влияло и поступление из Тукана руды с большими колебаниями железа, и применение доменщиками в шихте металлодобавок и окалины от проката, и использование загрязненного металлолома в мартеновском цехе. Не было и единой политики управления качеством на комбинате. После изучения проблемы работниками технического отдела, ЦЗЛ, ОТК, руководителей цехов с привлечением специалистов МГМИ под руководством главного инженера была разработана и внедрена комплексная система качества, которая предусматривала не только организационные, технические и административные мероприятия, но и материальное стимулирование. Например, если туканцы поставляли доменному цеху партию железной руды с содержанием железа 48% и выше, то доменщики приплачивали к средней стоимости определенный процент. А если меньше 48%, то цена снижалась за каждую десятую процента. Мы, доменщики, при выплавке чугуна с содержанием кремния 0,95% и ниже получали приплату от мартеновцев. Если же кремния было 1,1% и выше, то цена чугуна снижалась. Так же был установлен взаиморасчет по содержанию серы в чугуне. Эта система стимулирования сказалась положительно на качестве металла. Мы сумели за пять лет снизить содержание кремния в чугуне с 1,07% до 0,95%, а серы с 0,034 до 0,024% в среднем по году, что давало мартеновцам возможность получить значительный экономический эффект.
С приходом В.К. Лихова практически заново стала создаваться на комбинате система охраны и безопасности труда, проводником которой стал возглавивший отдел ОТБ доменщик А.А. Барышев. В основе ее лежал принцип профилактики, разработки и реализации мероприятий, направленных на улучшение условий и безопасности труда. В эту систему были вовлечены не только руководители цехов, но и профсоюзные и государственные инспекторы труда и Госгортехнадзора, специалисты Республиканского института гигиены, цеховые врачи-терапевты. Словом, на комбинате была развернута полномасштабная работа по улучшению условий и безопасности труда, но далеко не все восприняли тогда требования главного инженера. Помню, когда наш цеховой врач Ольга Ларионова, мой школьный товарищ и друг, стала ежеквартально приходить в цех и делать вместе со мной обход рабочих мест, указывать мне на сквозняки, на запыленность или недостаточную освещенность рабочих мест, на недостаточную санитарию питьевых точек и бытовых, было очень неприятно это слушать. Недостатки казались мелкими, но в них были недоработки моих подчиненных, а я их вовремя не заметил. На одном совещании, оправдываясь, один из руководителей сказал, что о таких мелочах и говорить не стоит. На это Виталий Кузьмич заметил, что в вопросах охраны и безопасности труда мелочей не бывает, и он будет о них говорить и спрашивать за невнимание. В результате внедрения системной работы по охране и безопасности труда стало ежегодно снижаться количество несчастных случаев и заболеваемость рабочих.В решении всех этих вопросов главный инженер имел полную поддержку директора комбината Н.И. Дроздова. Хорошо зная психологию многих руководителей и видя их инертность в выполнении поставленных задач и утвержденных программ, Николай Иванович не только подвергал нерадивых критике, но и беспощадно расставался с такими руководителями. Это единство действий и понимания целей и задач директора и главного инженера позволило комбинату достичь новых высоких производственных показателей и придать новое ускорение в своем развитии.
И всё же перед Виталием Кузьмичом стояла главная задача - разработка технического обоснования (ТЭО) реконструкции металлургического производства. Это было необходимо обкому партии и правительству республики для обращения к правительству страны. Разработанное совместно с Челябгипромезом технико-экономическое обоснование реконструкции было представлено посетившим комбинат (по настойчивым просьбам Башкирского обкома партии) секретарю ЦК КПСС В.И. Долгих, а затем министру черной металлургии И.П. Казанцу. И на основании этого убедительного ТЭО правительством страны было принято решение о строительстве стана-150 как первого этапа реконструкции металлургического производства.Успех любого строительства зависит от его предварительной подготовки. Она заключалась в решении огромного числа организационных и технических вопросов. Их решение взяли на себя директор Н.И. Дроздов и главный инженер В.К. Лихов.К примеру, выбор конструкции стана из предлагаемого перечня зависел от марок сталей, размеров слитков, которые нужно будет прокатывать, и диаметров катанки на выходе. В выборе нельзя было ошибиться.
Бесспорно, стан-150 был построен благодаря огромной организаторской работе первого секретаря обкома партии М.З. Шакирова, директора комбината Н.И. Дроздова, первого секретаря горкома партии В.К. Сурина. Но решения технических вопросов принимались главным инженером. И освоение нового стана, и вывод его на производственную мощность проходили под его руководством. Не умаляя заслуг начальника цеха В.С. Емченко и коллектива цеха в освоении нового производства, ответственность за все принимаемые решения лежали на главном инженере. Это был его звездный час. К этому времени он уже был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени, а по завершении пуска и освоения объекта Виталий Кузьмич Лихов стал лауреатом государственной премии.Подходил срок проведения капитального ремонта доменной печи № 1, и у меня родилась идея провести реконструктивный ремонт с увеличением полезного объема, что давало бы прирост выплавки чугуна. Службам комбината при непосредственном участии главного инженера удалось решить эти проблемы, и работа по реконструкции печи была согласована на 1981 год. К тому времени я уже работал председателем профкома комбината.Мне кажется, к выдвижению меня председателем профкома у Виталия Кузьмича было двойственное отношение. Он мне говорил, что инженеру и специалисту лучше заниматься своим делом, в то же время он рад, что у него теперь есть союзник в руководстве комбинатом. В.А. Кулеша впитал в себя дух индивидуализма, присущий метизному производству. Здесь маяками были отдельные личности, от результатов работы которых зависели показатели производства, что и порождало это пресловутое «Я». Вадим Анатольевич начал принимать решения технических вопросов, ставя главного инженера в положение исполнителя. Видимо, эти отношения и явились главной причиной ухода В.К. Лихова в 1983 году в возрасте 57 лет с поста главного инженера и перехода на должность начальника исследовательской лаборатории горячей прокатки металла.
Три года довелось мне быть союзником Лихова в руководстве комбинатом, что обогатило меня опытом видения проблем и подходов к их решению. Как председатель профкома я не имел опыта руководства этой общественной организацией, состоящей из более 25 тысяч человек, включая пенсионеров. И советы главного инженера всегда помогали решать сложные вопросы.Его жена, Ольга Петровна, всю жизнь преподавала математику в тринадцатой школе. Это была простая, скромная женщина, приятная в общении, больше заботившаяся о семье, чем о себе. После командировок в Индию Виталий Кузьмич сумел приобрести автомашину ГАЗ-21 «Волга», выпускавшуюся тогда с фигуркой бегущего оленя. Содержал он ее в прекрасном состоянии, ездил всегда очень аккуратно, отчего машина и служила очень долго и безотказно. Уже в восьмидесятых годах его сын Олег на этой «Волге» путешествовал с семьей на юг.Когда в середине пятидесятых годов на комбинате началась садоводческая эпопея, Виталий Кузьмич приобрел участок земли в шесть соток в третьем коллективном саду. Там он поставил маленький дощатый домик для переодевания и хранения инструмента. Участок засадил фруктовыми деревьями и ягодниками и с любовью ухаживал за ними, получая удовольствие от результатов своего труда.В компании он не был рубахой-парнем, не старался как-то выделиться, но открытость, общительность и доброжелательность Виталия Кузьмича притягивали к себе. Импонировало его умение быть сдержанным в застольях, оставаясь веселым и остроумным. Его спокойствие и доброжелательность проявлялись и при решении производственных проблем. Рапорты проходили в спокойной и деловой обстановке, без криков и оскорблений, но при необходимости в его негромком голосе появлялся металл, и тому, кому адресовалось это, становилось неуютно от спокойного внушения. К счастью, со мною такого не случалось.
На снимке Ильи ПАНЧЕНКО прокатный стан-150, проверка крепления арматуры.
Читайте нас в