Все новости
Общество
27 Февраля 2020, 12:38

Мы будем знать и помнить о них. Часть четвёртая

Рассказ о судьбе репрессированных продолжает Алия Минигулова (фото из архива автора).

Всё для фронта
«Спецпоселенец - лицо, выселенное из места проживания, преимущественно в отдалённые районы страны без судебной процедуры. Особая категория репрессированного населения СССР, которая была ограничена во многих правах» - так об этих людях писали в энциклопедиях. Но в годы Великой Отечественной войны, когда само время диктовало государству жёсткие условия пополнения мобилизационных ресурсов, в военкоматах начали практиковать ограниченный призыв таких людей в Красную Армию.Скудность рассекреченных архивных данных не позволяет представить весь масштаб мероприятий по призыву с 1941 по 1945 годы. Но нам удалось получить список участников войны из спецпоселения Кузъелга, составленный старожилами из числа тех, кто работал на призывном пункте. В нём 91 человек, но этот перечень неполный. И нам, потомкам, ещё предстоит вернуть имена земляков-фронтовиков из небытия. В основном призывали на фронт детей раскулаченных, отбирая молодых, здоровых и холостых. Из Белорецка призывников для прохождения военной подготовки отправляли в воинскую часть, располагавшуюся в Алкино. После краткосрочных курсов они уходили на фронт. Основной состав из репрессированных попадал в штрафные батальоны. По воспоминаниям уцелевших фронтовиков Кузъелги, штрафников обычно бросали в самое пекло сражений. Немцы даже боялись наступления штрафбатов, так как в их состав входили, помимо репрессированных, матёрые уголовники, которым терять уже было нечего: или погибнуть, или получить свободу, смыв вину собственной кровью. С репрессированных и даже с их семей судимость снималась сразу же с призывом в действующую армию. Ходили разговоры, что это был личный приказ Сталина, которому люди были благодарны за это…
Часто на наши встречи в Кузъелге приезжает Зайтуна Нургалеевна Каримова из Красноусольского района. Её отец Нургалей Хазигалеевич был призван на фронт в начале 1942 года, попал в штрафбат. Впоследствии он рассказывал родным о тяжёлых условиях службы. Так как их формирования постоянно находились в самых сложных местах боёв, то были затруднения и с подвозкой продовольствия, и с обеспечением обмундированием. Постоянно приходилось испытывать и холод, и голод. Под Сталинградом его батальон попал в окружение, и солдаты оказались практически под землёй. Им пришлось несколько дней рыть подкоп, чтобы выбраться наружу. Вышли в поле и попали под шквальный огонь противника. Каримов был ранен в руку, контужен взрывной волной и долго пролежал на земле, пока его не нашли. А в это время семье пришло сообщение, что он пропал без вести. Судьба Нургалея сложилась так, что он сумел вернуться домой в 1945 году. А в 1942-м, получив страшное известие о муже, жена решила уехать с детьми на родину. Четырежды она проделала трудный путь, неся очередного ребёнка на руках по дороге из Кузъелги через Бердагулово и Инзер в родную деревню в Красноусольском районе, лишь бы подальше от колючей проволоки. Но в родной деревне их никто не ждал, дом был конфискован, на работу не брали. Как говорится, из огня да в полымя…
Из семьи Марьям Ахмадеевны Губайдуллиной забрали трёх сыновей: Максута, который погиб на фронте; Галима, вернувшегося с войны и проработавшего затем всю жизнь в местном лесничестве; Махмута, ставшего участником военных действий с Японией, который уже после войны окончил два института - юридический и нефтяной, работал и жил в Ижевске.
Сразу три сына - Василий, Семён и Анатолий - репрессированной семьи Ивановых стали солдатами.
Были и те, кто шёл на фронт добровольцем, отказавшись от брони, которую выдавали работникам завода, обеспечивающего углём металлургические печи. Среди них были Борис Иванович Антипин, Александр Егорович Давыдов, Хабирзян Садрисламович Зарипов.
Из имеющегося в нашем распоряжении списка, состоящего из 91 человека, с фронта вернулись только 30. Остальные пали на полях сражений. Среди них В. Кириллов, Г. Муллагулов, М. Иванов, З. Хибатуллин, В. Щербина, Н. Тверсков, который погиб в боях за Украину.Вернулись с ранениями и увечьями Василий и Семён Ивановы, Зинат Сахияров, Сиражетдин Гайсин. Илья Мельников вернулся домой, побывав в Америке. Закуан Калимуллин стал участником Парада Победы в Москве в 1945 году.
Наши учителя-фронтовики
На фронт призывали и вольнонаемных, живших в спецпосёлке. Одним из первых был призван в ряды Красной Армии Василий Тимофеевич Кириллов. Перед отправкой он выступил с пламенной речью о том, что победа будет за нами, а враг будет разбит. В школьном саду он посадил четыре тополя, три из которых стараниями старожилы и энтузиаста Р.Г. Губайдуллина, сохранились до сих пор, как и память о геройски погибшем в 1942 году бывшем директоре. Его сын Юрий Васильевич продолжил дело отца, работал в школе учителем, а позднее - директором. Хабирзян Садрисламович Зарипов был выслан в Кузъелгу в 1931 году, на фронт ушёл добровольцем. После войны преподавал в школе математику. Вот как вспоминает о нем одна из жительниц посёлка: «В посёлке мужчин почти не осталось, все воюют. И вот вернулся Зарипов, его встречали, как героя. Даже лошадь выслали к поезду. И он въезжал в посёлок верхом, в военной форме, на груди медали. О войне рассказывал ученикам».
Ишбулда Гизиятович Халиков тоже был из репрессированных, воевал и был тяжело ранен под Сталинградом. В мирные дни в школе преподавал военное дело, физкультуру и рисование. Вся его жизнь после войны была связана со школой. Уроки физкультуры он проводил, опираясь на свой военный опыт. Мы уже писали как в школьном дворе он командовал ученикам: «Воздух! Самолёты! Ложись!» Илья Гизиятович, как называли его ученики, на уроках военного дела учил мальчиков собирать и разбирать винтовку, стрелять из пневматического пистолета. А по вечерам играл в футбол вместе с девчонками и мальчишками. Будучи классным руководителем, он привлекал учеников в художественную самодеятельность. Школьники ставили спектакли в клубе, на сцене показывали гимнастические номера, знаменитые в то время пирамиды. Он организовывал и проводил спортивные соревнования, под его руководством школьники сдавали нормативы ГТО. Несколько поколений кузъелгинских ребят учились у него. И все запомнили учителя Халикова отзывчивым, добрым человеком, талантливым педагогом.
Василий Трофимович Гузенко был сослан в спецпосёлок из Белебеевского района и всю свою жизнь связал уже с Кузъелгой. В школе он вёл физику, но за урок успевал привести много поговорок в качестве примеров, прекрасно зная литературу и ценя народную мудрость. Его любимая поговорка была: «Сделал дело, гуляй смело». Он также приводил в пример семьи, в которых дети стремились к знаниям, например, Минигуловых, где мать одна вырастила четверых детей и сумела дать всем хорошее образование. Помню, как он рекламировал нам полезные свойства гречневой каши, поясняя, что она нужна детям для здоровья и роста. Правое запястье у Василия Трофимовича часто было перевязано красной нитью, как он говорил, для здоровья. Но ученики знали, что он повредил руку во время войны, и она очень болела, особенно по ночам.
Всё для Победы!
Всё для будущей победы делали не только те, кто воевал в действующей армии, но и жители посёлка, городов и деревень, оставшиеся глубоко в тылу, в том числе и дети.
Как вспоминала Рамзия Исмагилова, которой в ту пору было 7 лет, в окрестностях Кузъелги росло много лип. Сдирать кору, вымачивать ее в реке, чтобы потом изготавливать лыко, мочало и веревки организовывали именно детей. А ещё умельцы плели лапти разных фасонов, татарские и русские. У татарских лаптей нос был выпуклый, а у русских – плоский. Плели их по ночам, при свете керосиновых ламп. Утром возчики собирали готовые изделия, говоря, что они пригодятся для фронта. У жителей было ощущение, что все вместе, пусть и в тылу, люди делали нужное дело. Конечно, никто не знал, носили на фронте эти лапти или нет, но старались все от души. Также в посёлке открыли ткацкую артель, для которой привезли станки, на них ткали рогожу. Километровые нити связывали и наматывали на огромные барабаны. С утра до вечера дети мотали нити, а женщины ткали и шили мешки, отправляя их для нужд завода. Рабочей силы не хватало, стали присылать женщин из окрестных колхозов. Они жили в бараках по 50-60 человек. Потом привезли комиссованных после ранений солдат. И все они работали на лесоповале.Еще собирали фронтовикам посылки. Вышивали платочки, шили кисеты. Даже специально сажали табак, сушили листья, делали махорку и отправляли на фронт. Конечно, писали письма. Подписывались, ждали ответа, надеялись. Если письмо приходило, весь посёлок собирался. Читали, перечитывали множество раз, зачитывали до дыр. Хотя ничего особенного вроде бы в этих письмах не было: сижу в окопе, ждем, когда отправят в часть, проходим обучение. И каждое письмо заканчивалось словами: ждите нас, мы вернемся.Надо сказать, в то время только надеждой и жили.
Дети военных лет
В начале войны в школу ходили мало учеников. Не было учебников, тетрадей. У одной из девочек дома была большая библиотека, вся стена в книгах: многотомные сочинения Ленина, Сталина, русская классика. Её отца, ссыльного интеллегента, сразу взяли на фронт и он не вернулся. Так мы брали кое-какие книги, делали брошюрки по 20 страниц. Это были наши тетради. А потом чернила научились варить из ольхи, писали на старых газетах, между строк. Большую же часть времени дети работали наравне со взрослыми. Школьников с третьего по седьмой класс отправляли на сплав сбрасывать брёвна в реку, по которой их сплавляли на завод. Ухаживали за лошадьми на конном дворе, водили их в ночное, косили сено. Для школы заготавливали дрова, выращивали картошку. Да и голод о себе давал знать. По правилам за территорию посёлка выходить было нельзя. Но есть хотелось так, что многие пробирались в лес, чтобы собрать ягод, нарвать черемухи вдоль берега реки. Варили зелёные щи из крапивы, искали и выкапывали саранку, дикий лук, чеснок, щавель, кислянку. Собирали лебеду, хозяйки добавляли ее в муку для хлеба. И все же многие умирали от голода и тяжелых условий работы.
Герои тыла
О том, какой вклад в Победу внесли жители спецпоселений, говорит и то, что нам известны имена награждённых за доблестный труд в годы Великой Отечественной войны в Кузъелгинском леспромхозе. В списке лесорубов 171 человек, целые семьи, которые работали, не жалея сил: Тимофей Владимирович и Екатерина Егоровна Репины, Талип Газизович и Закия Шагисултановна Газизовы, Мухтасар Шарифуллович и Мамнуга Мухаметханифовна Минигуловы, Махмут Сафеевич, Галим Сафеевич, Маршида Сафеевна Губайдуллины. Победа ковалась не только на фронте, но и в тылу. Те, кто не взял в руки оружие, поклялись, что сделают всё для того, чтобы приблизить её. И среди этих тружеников были те, кого называли спецпереселенцы, репрессированные. В тот момент они жили не обидами на власть, а вместе со всем народом делали все, чтобы победить в этой святой для всех войне. И мы должны сохранить справедливую и честную память о том поколении.
Читайте нас в