+8 °С
Дождь
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
26 Января 2020, 23:30

Ведь мы не Иваны, родства не помнящие

Приближается самая знаменательная и дорогая дата для всех жителей нашей страны – 75-летие Победы. Нет ни одной семьи, которая не понесла бы тяжкие утраты в той страшной войне. Многие полегли на полях сражений, а вернувшиеся с фронта уходили и в мирное время от ран, переживаний, болезней и старости. Сегодня уже почти не осталось участников и свидетелей тех событий. И это тоже прискорбно для всех нас, болит наша душа незаживающей раной. Вот об одном таком человеке, ушедшем от нас уже в мирное время, я хотела бы рассказать.

Ивану Трофимовичу Петрову на момент начала войны было 27 лет, потому и был он призван в первые же дни. Это был уже не мальчик, а молодой и сильный мужчина. Дома остались жена и ребёнок. Эти первые призывники попали в самое страшное и тяжёлое для страны и армии время, перенеся все трудности отступления и поражения. Вот и Иван с товарищами после кровопролитного боя попали в окружение. Они уже знали, что немцы редко брали русских солдат в плен, а расстреливали красноармейцев на месте.
Вот и в этот раз очередью из автомата косили одну партию за другой. Но увидев на груди у Ивана Трофимовича и нескольких других бойцов нательный крестик, их отвели в сторону и позднее отправили в Германию в лагерь на работы. Так вот и получилось, что вера, которую воспитали в нём набожные родители, спасла его от неминуемой гибели. Он считал, что Бог охранял его и в тяжёлых условиях фашистского плена. После войны Иван вернулся на родину и работал до самой пенсии на Белорецком металлургическом комбинате в цехе № 16 – крановщиком. Человек был обстоятельный, серьёзный, не пил, не курил. И хотя в то время не принято было открыто выражать свою приверженность христианской вере, он от неё не отказался. По большим христианским праздникам самые близкие родственники собирались у них дома, читали молитвы и, как говорится, «отдавали Богу Богово».
Я в то время была секретарём партийной организации одного из цехов комбината и, зная по его рассказам, что пришлось пережить, никогда не осуждала Ивана Трофимовича за искреннюю веру, давшую силы пережить все мучения и спасшая саму его жизнь, уважая его выбор. Также к этому относились и заместитель директора комбината Геннадий Михайлович Дмитриев, его любимые племянники, сыновья единственной сестры, поддерживали его и заботились, когда он тяжело заболел.
Проходя однажды мимо затянувшейся стройки Свято-Никольского собора, я вспомнила Ивана Трофимовича и подумала, как бы он был рад тому, что в городе появится большой и красивый новый храм. «Город наш небольшой, есть в нём верующие, неверующие и сомневающиеся», - как сказал настоятель нашего кафедрального собора Василий Шакин. Молодёжь часто не может найти правильную дорогу в жизни и подвержена пагубным привычкам. Думаю, что вера могла бы многим дать опору и поддержку в жизни. И у них должна быть возможность выбора, если они пожелают стать верующими, должно быть и место, куда им прийти. Если будет построен храм, то кто-то обязательно обратится к вере нашего народа, своих предков. Тогда то я и решила, что моей данью памяти тем, кто воевал за нашу страну с верой в Бога и будущее родины, станет небольшое, но постоянное пожертвование на строительство храма. Ведь даже в тяжёлые годы войны и разрухи люди обращались к богу, и он становился поддерж-кой им на жизненном пути. Как-то спросили у Нобелевского лауреата, русского учёного-физика Жореса Алфёрова, как он относится к вере, к Богу, и он ответил, что всю жизнь был атеистом, а ближе к концу стал задумываться. Вот и я думаю, что именно с помощью народа, самых обычны людей, благодаря небольшим пожертвованиям – работы по строительству храма будут продолжаться. Ведь мы не Иваны, родства не помнящие.
Читайте нас: