+22 °С
Облачно
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
20 Января 2020, 14:45

Стучитесь. И вам… не откроют

Инвалидность. Она бывает разная и многогранная. Есть люди, передвигающиеся на инвалидных колясках, ходунках, есть слабовидящие или абсолютно слепые, слабослышащие или вообще глухие. И слепые, и глухие - тоже разные: у одних это врожденное, у других - приобретенное. Но, так или иначе, каждому из перечисленных хочется, чтобы жизнь его была полноценной. Зайти в кафе, магазин, заняться спортом, побывать во Дворце культуры на концерте, посетить врача или прийти на приём в администрацию - у людей с инвалидностью ровно такие же потребности, как и у здоровых. Большинство из них люди семейные, и от домашних дел их никто не освобождал, а дети когда ещё подрастут… Потребности одинаковые, а вот возможности, как выясняется, не всегда равны.

О том, с какими проблемами доступеой или не доступной среды для маломобильных групп населения в Белорецке нам рассказывает Ирина Реус, эксперт АНО ЦИПИ «Мир доступный для всех».
Если всех инвалидов спросить, когда бы они хотели увидеть наш город доступным, каждый бы ответил: «Вчера!»
Инвалидность. Она бывает разная и многогранная. Есть люди, передвигающиеся на инвалидных колясках, ходунках, есть слабовидящие или абсолютно слепые, слабослышащие или вообще глухие. И слепые, и глухие - тоже разные: у одних это врожденное, у других - приобретенное. Но, так или иначе, каждому из перечисленных хочется, чтобы жизнь его была полноценной. Зайти в кафе, магазин, заняться спортом, побывать во Дворце культуры на концерте, посетить врача или прийти на приём в администрацию - у людей с инвалидностью ровно такие же потребности, как и у здоровых. Большинство из них люди семейные, и от домашних дел их никто не освобождал, а дети когда ещё подрастут… Потребности одинаковые, а вот возможности, как выясняется, не всегда равны.
Давайте будем честны: наш городок абсолютно не приспособлен для маломобильной группы населения и инвалидов. Тротуары своевременно не подсыпаются, по краям дорог гребни, а ведь первыми бегут на работу родители, везя детей на санках, школьники порой толком не проснувшись не смотрят по сторонам и спешат в школу. Вот тут-то бы и обратить внимание на освещение и подсыпку дорог и тротуаров. Согласна! У нас красиво освещены скверы, с раннего утра их очищают от снега. Но может быть актуальнее позаботиться о тех, кто спешит на работу, в садик, школу? А ведь кто-то тихим, осторожным шагом бредет в поликлинику… И бабушки направляются по магазинам, на рынок, на почту.
Первое, во что мы упираемся - входная группа нужного нам учреждения. Давайте разберём несколько наглядных примеров. Администрация города и района и её пропускная система; налоговая инспекция, межрайонная прокуратура и прочие учреждения. Если человек на коляске или костылях, то ему просто невозможно подняться в нужный кабинет, ведь охранник не имеет права покидать своё рабочее место. А если посетитель слабовидящий или слабослышащий?.. Действительно, всё так - отлучаться охране с поста нельзя, как и продавцу магазинчика, а языком жестов они вряд ли владеют.
Внятный ответ на этот вопрос мы едва ли получим, потому что сотрудников учреждений и частных охранных предприятий языку жестов не обучают. И никаких указаний, регламентов относительно взаимодействия с инвалидами у них нет.
Даже в быту не каждый знает, как правильно взять под руку слабовидящего, если хочет помочь. И надо ли? Многие незрячие сами ориентируются по звукам, количеству шагов, а своей неумелой помощью можно навредить.
В конце прошлого года по приглашению межрайонного прокурора группа инвалидов побывала на приеме и высказала насущные проблемы. Бывшее здание СУ-2, никак не приспособленное даже для здоровых людей, не реконструированное оказалось недоступным для «опорников» так как на входной группе нет ни одного поручня. Было бы неправильным говорить, что современная законодательная и нормативная база, регулирующая вопросы безбарьерного строительства и реконструкции, не дает результатов. У здания той же прокуратуры установлен знак «Стоянка для инвалидов», к лету обещают сделать наземную разметку, что уже будет удобно инвалидам-автолюбителям или людям, перевозящим инвалидов.
Законодательные и нормативные основы формирования безбарьерной среды приняты в России почти 30 лет назад. Но, к сожалению, на практике эти нормы почти не применялись, не учитывались, им просто не придавали значения. Отмечу, что первым нормативным документом в этой сфере была «Типовая инструкция по обеспечению передвижения инвалидов, пользующихся креслами-колясками, в проектах общественных зданий, планировке и застройке населенных мест» (утверждена приказом Госкомархитектуры при Госстрое СССР еще в 1988 году). Там и были заложены основы и количественные показатели безбарьерного строительства, во многом актуальные и в настоящее время. Позже вышел ещё один нормативный документ «Ведомственные строительные нормы (ВСН): проектирование среды жизнедеятельности с учетом потребностей инвалидов и маломобильных групп населения».
В в начале нулевых все нормы были актуализированы в едином комплексе строительных норм и правил «Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения» (СНиП 35-01-2001). Так получилось, что в нашей стране нормативная база безбарьерного строительства под влиянием документов ООН и реальной ситуации развивалась быстрее законодательного закрепления тех же принципов.
Знание нормативной базы поможет учесть все нюансы создания доступной среды, а знание законодательной сориентирует, на какие документы и стандарты необходимо опираться, и, что немаловажно, позволит избежать штрафов и других наказаний, которые сейчас предусмотрены за создание препятствий для интеграции людей с инвалидностью и несоблюдение норм и стандартов. Особенно это касается зданий и сооружений социальной сферы, здравоохранения, культуры, образования.
Что мы имеем на данный момент? Не надо думать, что мы шагнули далеко вперед. Единственное, чего в нашем городе при ремонте дорог и дворовых территорий было в избыточном количестве, так это бордюрного камня. Казалось, завозят про запас. По нормативу его высота должна составлять 60 мм. Зимой бордюры никакой функции практически не выполняют, находясь под снегом, а вот с весны до поздней осени их значение велико.
Если обратить внимание на небольшие магазины: разбитые ступени, до кнопки вызова колясочнику не добраться, да и человеку с тростью сложно, продавец один, свое рабочее место не оставит. В нашем городе нет практики устанавливать скамейки для отдыха, хотя по нормативам они должны находиться друг от друга на расстоянии 150 метров. Даже около многих зданий их нет.
Стоянка для инвалидов с наземной разметкой и знаком «Инвалид» есть только около социальных объектов. И хотя обе поликлиники относятся к данной категории, припарковаться инвалидам там очень и очень сложно. Много объектов не имеют поручней. Обычному посетителю невозможно опереться. А если, как сейчас, зима и наледь до апреля?
Возвращаясь к вопросу о кнопке вызова. Многие ссылаются на кнопку вызова. Надо ли говорить, что слепой кнопку не увидит, а глухой не услышит ответа? Это упущение или недочет, которые здоровому человеку не мешают жить, но вот слабовидящим и слабослышащим настроение испортят. В этом вопросе действительно много тонкостей, нюансов, которые при общении с людьми здоровыми вряд ли считаются важными. К тому же, инвалиды более ранимы, чем те, кому в делах житейских помощь не требуется. Словом, вопросов все равно оказывается больше, чем ответов. И здесь дело не в конкретном человеке, ведомстве, годе и городе. Система в целом все еще не готова принимать инвалидов в этот мир. Сейчас это называется интеграцией в здоровое общество, только проходит она со скрипом.
«Мы дорожим каждым клиентом» - звучит в рекламе банков. И вот ещё один пример: подъезжаем к центральному офису Сбербанка. Вся площадь заставлена машинами такси, как и стоянка, находящаяся в глубине. И если инвалиду удастся встать под соответствующий знак, то сможет ли он выехать ли из-за стоящих машин?.. Внутри достаточно просторное помещение, терминалы для записи в очередь, информационные табло, столы специалистов на уровне лица колясочника. Это удобно. Но чтобы воспользоваться этими удобствами, нужно для начала проникнуть в это помещение. Поручней нет. Пандуса внутри тоже нет.
На самом деле многие подобные не глобальные проблемы инвалидов можно решить достаточно просто. Несколько лет назад я обратилась к руководству банка и предложила помощь в разработке методики доступности для клиентов, на что получила ответ: «У нас в Сбербанке свои специалисты по доступности есть». Все мы видим по выполненной работе квалификацию данных специалистов. И во второй раз представитель банка пообещала довести до руководства моё предложение. Я пришла к выводу, что здесь все-таки больше дорожат здоровыми клиентами.
Впрочем, этот рассказ о нашем городе глазами инвалида - не инспекция, не повод для «разборок» и громких скандалов. Мы должны понимать, что происходит на самом деле, своими глазами видеть, где требуется наша помощь, совет, рекомендация, что можно исправить, а какие-то положительные практики, может быть, и освещать. Что касается мер воздействия, то, к примеру, на все замечания госорганы, как правило, реагируют оперативно. Не реагируют – «помогают» вышестоящие инстанции. Если говорить о частных организациях, где права инвалидов ущемляются, и которым вроде как закон не писан, то и на них управа найдется. Прокуратура. Впрочем, общественная организация инвалидов надеется, что до того дело не дойдет. Ведь, чтобы понять и помочь инвалиду достаточно быть чуть более человечным.
Читайте нас: