+2 °С
Облачно
Антитеррор
АТП в Белорецке встает на ноги?
Все новости
Общество
5 Ноября 2019, 18:15

Родословная семьи как история страны

Ветеран Белорецкого завода рессор и пружин В.М. Калмыков известен и в городе, и на этом предприятии как главный инженер, который построил и запустил в работу рессорное производство. Однако и на заслуженном отдыхе Владимир Михайлович времени зря не теряет. Он составляет семейную родословную.

Первым поводом для печати семейной истории Владимира Калмыкова послужило предстоящее в следующем году 75-летие Победы в Великой Отечественной войне.
Как и в любой семье, у Калмыковых были свои фронтовики. Однако по ходу знакомства с этой работой стало ясно, что нашим читателям придутся по душе и другие страницы этой жизненной истории.- Сбором сведений о родственниках я занимался лет десять, - говорит Калмыков. - Но особенно интенсивно работал с ними в течение трех лет: вел переговоры и переписку с родными из Екатеринбурга, Верхнего Уфалея, Беларуси. Активно помогали мне в этих поисках брат Александр Михайлович, двоюродная сестра Зинаида Точилкина и дальние родственники Александр Коробкин, Михаил Фролов, Мария Кожина и Татьяна Сысоева. Много времени ушло на поиски и сбор сведений о родственниках в Инзере. Удивительно, но многие из уральских Калмыковых вообще не хотели общаться на семейные темы. Были и такие, кто звонил после разговора, требуя убрать о себе любые упоминания. Зато совершенно по-другому шли переговоры с белорусской ветвью наших родных. Живут там люди необычайно простые и откровенные. С ними беседовать легко и просто. Сожалею, что не было времени заняться историей семьи лет на двадцать-тридцать пораньше. Круг знавших наших предков тогда был намного шире, даже во время моих поисков из жизни ушли два человека. С трудом удалось узнать про всех детей нашего прародителя. Но зато нашел правнуков и праправнуков. Собрал сведения о 60 наших Калмыковых и новых родственниках. Получилась обширная родословная. Мне как составителю хотелось бы, чтобы потомки знали историю своего рода и продолжили её, - сказал Владимир Михайлович.
Калмыков Абросим Григорьевич (1886 – 1943 гг.)Родился в селе Узян в семье вольнопоселенца среднего достатка, приехавшего с семьёй (предположительно) из Ростовской губернии или Ставрополья вместе с группой погорельцев-переселенцев. Его отец был неплохим мастеровым, умел чинить упряжь, телеги, самопряхи, имел лошадь, ружьё и гармонь. Абросим (или как его звали – Аброська) немного поучился в церковно-приходской школе, мог написать свою фамилию заглавными буквами и хорошо считал до ста.В 14 лет на восстановлении Узянского железоделательного завода после пожара, где работали старшие братья, устроился работать грузчиком на рудном дворе. Оценив его смекалку, парня взяли к себе подсобником каменщики. Предположительно в 1902-1903 году семья переехала в Верхний Авзян, где уже отстроился и жил с семьей старший брат Вонифатий. Работали на заготовке дров для углежогных печей. Абросим был и лесорубом, и углежогом, и каменщиком, и сплавщиком. А еще он играл на гармони, знал частушки, припевки, был завсегдатаем свадеб, посиделок и слыл завидным женихом. В 1904 году его женили на Ульяне - засидевшейся в девках дочери заводского поставщика на завод древесного угля и дров Фёдора Петрова. Их первая дочь умерла на третьем месяце, то же произошло со вторым и третьим ребенком. В это же время при родах умирает троюродная сестра Ульяны Вера, у нее остается двухлетняя девочка, и Абросим с женой удочеряют ее, поскольку гадалки предсказали Ульяне, что у нее больше не будет детей. Но по чьему-то совету Ульяна три года подряд с богомолками пешком ходила в Табынск вымаливать у богоявленной Табынской иконы рождения здоровых детей, с молитвой окуналась в святые источники. Возможно, это помогло, а, может, что еще, но в 1910 году родился и выжил первый сын Иван, в 1914-м - Вера, в 1916-м - Владимир, в 1918-м - Михаил, а в 1923 году - Елена. Помню, как нам, внукам, бабушка показывала висящие под иконой трое лаптей и говорила, что это в них она ходила к святой иконе в Табынск на крестный ход. Всего в семье родилось 11 детей, а выжило только пятеро.С 1905 года Абросим трудился на лесозаготовках, зимы были морозные и снежные. Нужно было хорошо знать работу, чтобы не допускать больших потерь и удержать высокое качество древесного угля. Очевидно, у Абросима всё получалось, поскольку его выбрали старшим артели, которой он руководил шесть лет. Завод часто прекращал работу, так было в 1906 и 1909 годах. Тогда Абросиму с артелью удавалось брать подряды по валке леса (возможно, по протекции тестя) в Авзянском и Серменевском лесничествах. После большого пожара зимой 1916 года Узянский завод вновь встал, потребность в угле исчезла. Абросиму предложили заготовку и сплав деловой древесины на реках Янак, Ишля и Сурюнзяк в Ишлинском лесничестве. Это было спасением. Более десятка семей со всем скарбом и живностью перебрались во вновь построенный барак на Ишлинском кордоне. Рядом с конторой семье Абросима Калмыкова была предоставлена казенная изба. При лесничестве были образованы три артели, которые зимой по берегам рек готовили штабели деловой сосны и березовых дров, а после проведения сплава и чистки русел рек они могли строиться, заготавливать дрова, сено, вести хозяйство.В 1934 году, после очередной реорганизации Ишлинского леспромхоза и ссоры с новым начальником, Абросим устроился ночным сторожем в магазин рабочего кооператива (рабкоопа). А 10 октября 1937 года его арестовали и увезли в Белорецк, где он был осужден на 10 лет лишения свободы по статье 58-10 за агитацию против Советской власти. Очевидцы события рассказывали, что в магазин перед закрытием привезли свежий товар, среди которого был рулон ситца. Женщины стали занимать очередь, но вышла заведующая и сказала, что надо провести переучет, продавать ситец будут завтра. Народ разошелся, а в магазин пришли жены председателя сельсовета, начальника леспромхоза, секретаря партячейки, начальника станции и разделили большую часть материала между собой. Рано утром явились вчерашние очередники. Как часто тогда было, начался шум и ругань. Сторож Абросим Калмыков вышел из сторожки и зыкнул на толпу: «Чего расшумелись, еще вчерась ваш ситец поделили». И ушел в сторожку. Отсутствие товара (или точнее его недостача) подтвердилась, скандал с трудом замяли, а на другой день пришли два милиционера и увезли Абросима Калмыкова в Белорецк. Лишь в 1946 году к Калмыковым зашел мужик из деревни Казаккулово и рассказал, что на лесоповале под Тюменью они были в одной бригаде: «В декабре 1943-го Абросим заболел животом, две недели промучился и помер». Реабилитировали Абросима Калмыкова 2 июня 1989 года. Об этом есть запись в республиканской Книге Памяти.Ульяна после ареста мужа вела хозяйство среднего сына Владимира, жившего в отцовском доме. Растила внуков, готовила и кормила всю семью, ухаживала за скотиной и огородом. Когда стала плохо видеть и болеть, сноха выгнала ее из дома. С узелком добралась она до старшей дочери Веры, где в следующем году и умерла.
Более полувека детей Абросима и Ульяны Калмыковых называли детьми «врага народа», они были ограничены в правах. Но все три сына доблестно воевали на фронтах Великой Отечественной, проливали за Родину кровь и были награждены орденами и медалями.
Калмыков Иван Абросимович (1910 – 1963 гг.)Родился в Верхнем Авзяне. В 14 лет, после начальной школы, уже работал сучкорубом, уборщиком конюшен. В 1925–26 годах строил узкоколейную железную дорогу, проходящую через Ишлю, а после курсов железнодорожников был составителем поездов. Женили его рано, невеста была старше на несколько лет. Рассказывали, что когда собрались ехать её сватать, то жених спрятался в подполе. Жили молодые в небольшом домике, в хозяйстве имели несколько коз и овец, свинью и кур. Жена Ивана, Пелагея Степановна, работала уборщицей в магазине, а затем в школе. Иван славился силой и ловкостью, хорошо боролся. Когда наступала пора сабантуев, почти всегда привозил приз – барана. Единственным достойным соперником ему был серменевский борец Ахтям Муртазин. Родили четверых детей: Петр 1927 г.р., Валентина 1930 г.р., Александр 1935 г.р. и Николай 1940 г.р. Осенью 1941 года Ивана призвали на войну, сражался он на нескольких фронтах, в том числе и на Сталинградском. Письма приходили только из госпиталей, всего их было пять. В начале июня победного года пришло шестое, где было написано, что для него война закончилась, и Иван едет домой с победой. И… пропал. Жена через сельсовет и военкомат пыталась узнать о его судьбе, но все было напрасно. Только в конце 1945-го пришло официальное уведомление о том, что сержант запаса И.А. Калмыков при невыясненных обстоятельствах пропал без вести в Польше, в местечке Поддубово. Если бы он погиб, то семья бы получала пенсию по потере кормильца, а так – ничего. Пелагея Степановна гадала и у цыганок, и у бабок, и на картах. Почти всегда выходило, что Иван жив.Выросли и отслужили в армии сыновья. Петр - в десантных войсках на Сахалине, Александр - в войсках ПВО под Москвой. Вернувшись из армии, Александр обратился в управление кадрами Министерства обороны и в наградной отдел. И пришел ответ, что И.А. Калмыков был награжден орденом Славы, который он получил по месту жительства: Краснодарский край, г. Красногвардейск, ул. Чапаева, 12.Кое-как переварив это, послали они туда письмо, что мы такие-то и хотим узнать: это правда или нет. Просим ответить. Через какое-то время, пришел ответ, написанный женским почерком: «Да, детки. Это я». Он рассказал, что их победный эшелон на территории Польши был пущен под откос бандеровцами. Ивана Калмыкова извлекли из-под обломков вагона всего искалеченного, с документами, залитыми кровью. И безымянного отправили в госпиталь. Так он оказался в Красногвардейске. Без памяти Иван был несколько месяцев. Выходила и взяла его к себе домой местная санитарка, у которой муж погиб на войне, жила она с маленькой дочкой. Постепенно к Ивану вернулась память, в 1948 году он начал восстанавливать документы, собрался ехать домой. Но выходившая его женщина и её родня отговорили. Дескать, семья тебя давно похоронила, явишься туда, как выходец с того света, все уж давно про тебя забыли. В письме Иван просил прощения и звал в гости, сообщив, что письмо пишет соседка, а у него плохо работает рука.Сначала в гости поехала его младшая сестра Елена, жившая тоже в Краснодарском крае, в Гулькевичах. Потом, посоветовавшись, на свидание к отцу отправились дети, Пётр, Валентина и Николай.Встретились и удивились: они помнили отца здоровяком, ростом выше среднего, а встретил их худощавый невысокий мужчина. Но по лицу это точно был их отец. Поплакали при встрече, погостили с недельку, а когда уезжали, отец дал слово, что приедет в гости на Урал. Приехал с гостинцами через полгода, зимой. Увиделся с родственниками и вернулся на Кубань. А еще через два года пришло письмо, что он умер.
Калмыков Владимир Абросимович (1916 – 1966 гг.) Родился в Ишле, после школы работал на узкоколейке стрелочником, с 1934-го по 1937 год служил в Красной Армии. После службы устроился почтальоном, обслуживая Красную поляну, Суран, Лапышту, Картали и др. Как и отец, играл на гармошке, ни одна гулянка на Кордоне без него не обходилась. В 1939 году, переправляясь через Инзер в паводок, чуть не погиб, потеряв при этом почту, за что, как сын врага народа, был осужден на пять лет лагерей. В 1942-м попросился в штрафбат. Воевал в первой ударной армии Рокоссовского. Перед атакой штрафники, спасаясь от пуль и осколков, надевали на грудь стальные кирасы, что-то вроде бронежилетов. После ранения продолжил служить в той же армии, в ходе боев еще не раз был ранен. Однажды из госпиталя сумел побывать дома. С войны приехал с трофеями: пистолет Вальтер, дамский велосипед, рулон хромовой кожи для пошивки сапог. Правда, пистолет на очередной гулянке у него забрали. Окончив курсы, он стал работать дежурным по станции Ишля. Заработки были хорошие, продукты закупали мешками. Приобрели лошадь, сепаратор. Владимир был вспыльчивым, ссорился с соседями, часто участвовал в драках, но умел зажечь людей и работал до седьмого пота.Сыновей у него было трое: Николай 1940 г.р., Иван 1943 г.р., Михаил 1950 г.р. В конце 50-х из-за него чуть не произошла авария, Владимира Абросимовича перевели в стрелочники, а затем дежурным на станцию Елань. В 1966 году он тяжело заболел, у него обнаружили онкологическое заболевание, и скоропостижно скончался.
Калмыков Михаил Абросимович (1918 – 1994 гг.)Младший сын Абросима родился в Ишле. Среднюю школу закончил в Инзере, поступил в Белорецкое ФЗО, работал электриком на заводе № 706 (сталепроволочном). В 1937-39 годах служил в рядах Красной Армии в механизированном корпусе под Коростенем. В 1939 году их воинская часть участвовала в освобождении Западной Украины от поляков. Михаил рассказывал о том, что люди там жили в больших кирпичных домах, в хозяйстве было по несколько быков, коров, лошадей. В погребах - запасы копченостей: окороков, колбас, сала. Стояли бочки с солеными огурцами, яблоками, арбузами. Население встречало русских солдат (как они их называли - москалей) не очень-то ласково. Бывало, вслед нашим бойцам раздавались выстрелы.Михаил сначала служил в стрелковой роте, а потом в учебной части полка. После армии по рекомендации военкомата работал в Ишлинской школе, учился заочно в Уфимском учительском институте, и в 1941 году был назначен директором школы. Тогда в обязанности директора входила и заготовка не менее 100 кубометров дров.Зимой 1941-го в Ишлю по направлению районо приехала беженка из Белоруссии, выпускница химико-биологичес-кого факультета Анастасия Рощина. Осенью 1942 года они поженились и стали жить на квартире у одной старушки. Через два месяца Михаила призвали в армию. В марте 1943 года после артиллерийского училища в Стерлитамаке он ушел на фронт, успев повидаться с женой. Михаил начинал командиром отделения 105 миллиметровых минометов, затем был командиром взвода на Юго-Западном фронте, где его и догнала весточка о рождении сына Владимира.В составе третьего Украинского фронта он освобождал Украину, Молдавию, дважды был ранен, один раз контужен. Особенно тяжелые бои были в Карпатах. В составе 4-го Украинского фронта участвовал в освобождении Кракова и Вены. Войну заканчивал в Австрии, где в мае был тяжело ранен и долго лечился в госпиталях Львова, а затем – в Краснодаре. Вернулся домой в феврале 1946 года и снова был назначен директором ишлинской школы, закончил Уфимский учительский институт, позже - Челябинский пединститут. В 1951 году у них с супругой родился второй сын Александр.Михаил Абросимович награжден двумя орденами, семью медалями, имел 17 благодарностей от командования армии и фронта. Все награды и документы хранятся в музее школы. В 70-е годы был директором школы в Ломовке, достроив и обустроив которую, ушел на пенсию, но еще несколько лет работал. Вступив в партию на фронте, он всегда считал себя коммунистом, верил в ее идеалы. Когда в 1991 году КПСС перестала существовать, он тяжело это воспринял и года два писал во все инстанции, пытаясь добиться справедливости.После смерти жены прожил ровно один год, попросив, чтобы его похоронили рядом с супругой и чтобы на памятнике была звездочка. Проститься с ним и проводить в последний путь пришли десятки его учеников и работников школ, где он оставил о себе добрую память.
Читайте нас: