Все новости
Молодежная среда
4 Ноября 2018, 17:39

Поход на Орлиные скалы

Меня зовут Наталья Гнатенко, мне тридцать четыре года, я из Стерлитамака. Лет пять назад я была совершенно другим человеком. Работала менеджером. Костюм, маникюр, каблуки. Посадить пятно на белый воротничок тогда было экстремальным событием, а съездить в Турцию пакетным туристом - грандиозным впечатлением. В общем, из той офисной жизни вспомнить особо нечего. Всё поменялось, когда мы с друзьями решили покататься на горных лыжах в Абзаково. До сих пор помню, как удивилась, когда привычные поля за окном машины вдруг превратились в горы. Тогда меня осенило, почему Башкирия - вторая Швейцария. Захотелось приехать сюда летом.Ну а дальше, как говорится, понеслось. Мы с мужем купили палатку, спальники, рюкзаки и начали изучать родную республику не по Интернету, а в реальности. Сейчас в моей жизни много чего интересного: парапланы и горные лыжи, весной и осенью - походы в разные точки Башкирии. И каждый раз, попадая в Белорецкий район, я с теплом думаю, что отсюда всё началось.

Крошечная железнодорожная станция, затерянная в глубине Белорецкого леса. Возле неё пять-шесть домов, может больше, ночью не разберешь.
Чтобы узнать характер этого места, лучше добираться сюда пешком в сумерках. Сначала ты просто шагаешь по железнодорожной насыпи, не видишь ничего интересного и встряхиваешься только от грохота пролетающих мимо поездов.
А спустя восемь километров даже не смотришь по сторонам, проклинаешь рюкзак и хлюпаешь мокрой одеждой. Конечно, дождь идет всю дорогу, весь день и всю ночь. Он так долго тебя здесь ждал.
На двенадцатом километре пути из веселого туриста ты превращаешься в грязного бродягу, с трудом волочащего ноги. Почти засыпаешь на ходу, но тут пейзаж преображается. Темнеет. От реки плотными клубами поднимается туман и опутывает макушки огромных елей. Сумрачное небо становится багровым. Где-то внизу яростно бурлит Инзер...
И вдруг ты понимаешь, что на самом деле идешь в Сайлент Хилл. Или в замок Дракулы. И даже заунывный волчий вой не сделает эту атмосферу более зловещей.
Пара огоньков на всю деревню и лай собаки, одуревшей от одиночества. Ты будто в мистическом триллере. Нет. Ты в Айгире.
Проплутав в темноте по деревне полчаса, нам удалось достучаться до хозяина одного из домов. Добрый человек объяснил, что горный приют, который мы ищем, остался по другую сторону железной дороги. То есть мы должны развернуться и снова чесать по грязи на станцию, а оттуда спуститься направо, потом еще какие-то жалкие триста метров, и мы на месте.
Когда мы все-таки нашли свой заказанный ночлег, выяснилось, что время всего половина шестого.
Горы. Открылось второе дыхание, мы поужинали и стали осматриваться. Два больших деревянных дома с отдельными комнатами. В глубине территории виднеется баня, а от неё тропинка к маленькой, но очень гордой речушке, притоку Инзера - Айгиру. Если кого-то, как меня, после бани тянет на подвиги, и вы ищете глазами что-нибудь холодное, а снега нет, идите к этой речке как минимум вдвоем, потому что даже в октябре, когда местные реки относительно спокойны, людей тщедушной комплекции они утягивают на раз.
Еще раз спасибо Ринату, который успел схватить, выловить и спасти меня от позора. Так как одежды на мне не было.
Подъем на Орлиные скалы не такой уж и сложный. Широкая тропа в лесу, по крайней мере, первая её половина. Потом она, правда, сужается и начинает петлять между валунами, а ближе к вершине и вовсе исчезает. Вместо нее - курумник. Такая застывшая река из больших мшистых камней. Может быть, прыгать по ним очень весело летом, но сейчас, после всех этих дождей, даже ползти страшно. Некоторые камни еще и подозрительно шатаются. Ты корячишься по ним какое-то время, а затем снова выбираешься на тропу, поднимаешь голову и открываешь рот. Прямо над тобой нависают неприступные стены, кажется, что путь твой закончен, ты ж не скалолаз. Но потом замечаешь, как другие туристы поднимаются к лазейке в скале и пропадают из виду. Лезешь за ними. Завершается подъем где-то среди кустов и деревьев. Вид, мягко говоря, не потрясает, поэтому идешь на просветы.
И вот ты стоишь на обрыве. Ветер кидает колючий снег в лицо и, наверное, бешено воет. Только ты его не слышишь. Ты слушаешь топот мурашек, бегущих по телу.