Все новости
Культура
18 Февраля 2020, 21:35

Сошлись на сцене три эпохи

У Екатерины Кусковой и Александра Кулюшина получился живой разговор со зрителем. И разговор до мурашек. Здесь главным является не сюжет, а мизансцена, слово, образ, вздох или пауза – только всё вместе. Такие спектакли надо в первую очередь слушать, а не смотреть. Конечно, это на мой взгляд… Как в песнях о войне, где есть очень красивые мелодии, но в первую очередь в сердце врываются слова. Мелодия лишь средство. Вспомните, например, «Журавли» или «Вечер на рейде». Или «В землянке». Эти песни не просто поют, их переживают вновь и вновь.

Эта девочка обратила на себя внимание ещё на конкурсе имени Нины Зиминой, она так зажигательно и вдохновенно читала рассказ поэтессы! Курносая, бесконечно искренняя, воодушевленная темой и богатством литературного языка… Тогда она была школьницей, сегодня Ксения Кривошеева – ведущая актриса театра-студии «Диалог» городского Дворца культуры. Она совсем не изменилась. С ней мы говорим о премьере, которая уже через два часа состоится на сцене ГДК. Этот спектакль готовился долго. И он о войне. - Мы смотрели военные фильмы, а также кино о довоенном времени, - рассказывает мне Ксения. – Было интересно всё: как одевались тогда люди, как они говорили? Чем жила молодежь? Помните фильм «Завтра была война»? Там такая Искра была…- Вы на нее совсем не похожи, вернее, она на вас, – пробую вставить я, имея в виду, что Искра, на мой взгляд, персонаж, конечно, харизматичный, но совсем не обаятельный. А в девчонку, которая сейчас сидит напротив меня, наверняка, все влюбляются с полуоборота.- Я о другом, - продолжает Ксения. – Посмотрите, как эта Искра меняется: сначала вроде бы такая комсомолка была, а потом Есенина запрещенного стала читать... Это очень интересное поколение.- А чем мы, вернее вы, отличаетесь от них? – спрашиваю я 18-летнюю актрису.- Наверное, мы стали более практичны, а они… Они не хотели взрослеть.- Как думаешь, у нас смогут украсть Победу? – спрашиваю я Ксению (этот вопрос приходит мне в голову совсем неожиданно).- Никогда! - отвечает она, при этом не задается вопросами: кто посягает на право быть победителем, кто пытается украсть у нас Победу? Оно и так понятно: эта тема звучит, звенит и стонет во всех диспутах последнего времени.– Никогда… Ведь они сдались через две недели, а Россия, вернее, Советский Союз, сражался… И столько жертв во имя нашей Победы!
В театральную студию входит другая Ксения, вернее, Ксюша (ей пока только четырнадцать). - Это вас я видел на сцене в прошлом спектакле, - спрашиваю я. – К сожалению, забыл название. Там главной героиней была некая Катя и…- Да, я играла Катю Чумакову, - улыбаясь, отвечает Ксюша Захарова, и я сразу вспоминаю название спектакля - «Чёрный список Катьки Чумаковой».С этими детьми общаться одно удовольствие. С Ксюшей Захаровой мы тоже говорим о связи поколений.- Чем мы отличаемся от них? – задумывается она.… Она и ее сверстники знают о поколении, кому в тридцатых было восемнадцать, только по фильмам. И мне почему-то кажется, что представления этих детей о советском прошлом носят, скажем так, контрастно-идеологический характер. То есть они думают, что в тридцатых и позже люди только и делали, что выискивали среди себя врагов народа, ходили строем на субботники и сдавали деньги на очередной танк. А еще - постоянно не доедали и стояли в очередях.Приятель мне рассказал, как его сынишка спросил однажды, придя из школы: «Папа, а правда, что вы все голодали в Советском Союзе?» Каково? Те, кому нынче по восемнадцать, не понимают, не слышат нас, когда мы им говорим (кричим!) о том, что мы были счастливы в той великой стране! Каких-то тридцать лет прошло, как рухнул наш Союз, а, кажется, прошла эпоха.Моя бабушка, насколько я знаю, комсомолкой не была. Она была простой труженицей, как и миллионы других русских и нерусских женщин нашей страны. Она вставала в пять утра, чтобы работать… Работа, как естественное и необходимое состояние души. Работа, как молитва! А мой дед был секретарем парткома мартеновского цеха. Неосвобожденным. Он с папочкой по цеху не ходил, а работал токарем. Прошел всю Великую Отечественную морским пехотинцем. Когда слышу возгласы, что войну выиграли Сталин и Жуков, я всегда говорю: войну выиграл мой дед Василий. В войне победил ваш дед Иван. Победу нам принес ваш дед Тагир… Почему-то сразу после таких аргументов споры прекращаются. Напрочь.Но я отвлекся, извините…
Ксения Захарова задумывается над моим вопросом.- Что сегодня является определяющим для нас? - подсказываю я ей. - Для НИХ – эта была любовь к Родине, да? Самопожертвование, вера в торжество справедливости, коллективизм. Труд - самое главное! А для нас сегодня – что?- Деньги, наверное, - произносит Ксюша и смущается. Потом добавляет:- А ОНИ умели верить.Все-таки радостно говорить с такими детьми…
Спектакль, который играют на сцене Дворца культуры, – это рассказ о трех эпохах: тридцатые годы, война и «проклятые» девяностые… Кстати, почему «проклятые»? Многие, например, очень любят это время. Хотя бы за то, что там была настоящая свобода слова. И можно было говорить обо всем и даже… Впрочем – стоп! Давайте лучше о спектакле.До премьеры - минут десять. Успеваю встретить в холле Екатерину Кускову, режиссера спектакля. Она рассказывает об увлекательной работе, которая предшествовала этой премьере. Екатерина Борисовна просит уточнить, что над спектаклем она работала вместе с другим режиссером – Александром Кулюшиным.Вообще, они большие молодцы! Я имею в виду всех, кто работает в нашем славном Дворце культуры. Не стану говорить банальности, они, мол, просто подвижники… Но, наверное, только в провинции остаются такие изумруды, настоящие и цельные. Всегда горящие свечки, несмотря ни на какие ветра перемен.- Никогда у нас не смогут украсть Победу. Вы что?! – восклицает Екатерина Кускова, отвечая на мой вопрос. – Посмотрите, как из года в год становится все больше и больше участников Бессмертного полка. И такие спектакли – это тоже небольшая лепта в общее дело памяти.
За кулисами встречаю Светлану Рыжкину, актрису тетра «Дефицит». Ее пригласили сыграть роль второго плана в этом спектакле. Странно видеть Светлану в эпизодической роли.- Света, только я умоляю, сделай себя некрасивой! – бросает Екатерина Кускова, пробегая мимо нас. - Постараюсь, - улыбается ей вслед Светлана. И уже серьезно ко мне:- Вообще, с детьми сейчас сложно говорить о войне. Они, как теперь выражаются, не хотят заморачиваться… Но вот моя дочь, например, о-очень патриотичная! Она просто мечтает сыграть главную роль как раз в спектакле о войне… Но разговаривать на эту тему всё-таки надо, в том числе и языком театра…
Итак, спектакль. У Екатерины Кусковой и Александра Кулюшина получился живой разговор со зрителем. И разговор до мурашек. Здесь главным является не сюжет, а мизансцена, слово, образ, вздох или пауза – только всё вместе. Такие спектакли надо в первую очередь слушать, а не смотреть. Конечно, это на мой взгляд… Как в песнях о войне, где есть очень красивые мелодии, но в первую очередь в сердце врываются слова. Мелодия лишь средство. Вспомните, например, «Журавли» или «Вечер на рейде». Или «В землянке». Эти песни не просто поют, их переживают вновь и вновь.
Я был за кулисами во время премьеры. И видел, как играют Ксения Кривошеева и Ксюша Захарова, а также их талант-ливые партнеры. Это совсем не самодеятельность! Удивительное открытие сделал: они, уходя со сцены на короткий период и готовясь к следующему выходу, все равно не выходят из образа, оставаясь в том времени, в тридцатых. Великолепное попадание в эпоху!.. И еще: на сцене вместе с детьми играет Алевтина Николаевна Рябова. Она не нуждается в представлении и ей всегда уютно на сцене, в любом образе. Эта женщина сама по себе – эпоха. После премьеры именно ей, которая всегда радует и удивляет нас своим творчеством, первой преподнесли букет цветов…
Материал Игоря Калугина. Фото Юрия МИХАЙЛОВА.
Читайте нас в