Все новости
Будь в курсе
18 Февраля 2020, 20:25

Какие у пассажира интересы?

В редакцию пришло письмо, где говорится о работе наших городских маршруток. И очень кстати! Потому что я давно хотел писать о проблемах общественного транспорта. Но тут же, как только задается очередной журналистский вопрос на эту тему, от властьимущих слышу: «Что вы? Не стоит сейчас говорить об этом! Это затрагивает многие интересы…»

А ведь проблема вопиющая. Люди по выходным дням не могут добраться до окраин Белорецка, а в праздничные дни наш город вообще парализован в плане общественных перевозок. Маршруток порой просто нет! Даже так называемых дежурных, это таких, которые работают по вечерам, когда пассажиропоток приближается к минимальному. Кстати, в Новый год таксисты, пользуясь таким положением вещей, задирают цены в два раза. И никакой логики, кроме: не хочешь платить – иди пешком! Раз я решил поспорить, а мне в ответ: «Новый год!»Но тогда получится, что в праздники и цены, например, на хлеб надо поднять в два раза. И вода из-под крана тоже пусть подорожает в течение новогодних суток (не хочешь – не мойся!). И главное: бензин таксисты с 31 декабря на 1 января должны покупать по двойному тарифу. А если они начнут возражать, то пусть в ответ услышат: «Новый год!»Проблема с общественным транспортом в городе требует радикального решения. Я не знаю, каким должно быть это решение. Давайте поучимся у соседних Учалов или Сибая, где таких проблем просто нет.Однажды я спросил у водителя маршрутки: почему вы не работаете в вечернее время? «Мне невыгодно, - ответил он, - нет пассажиров». «Но ведь пассажиров нет именно потому, что нет автобусов!» - не унимался я. «А я работаю на хозяина», - сказал мне водила. Спрашивал я и у «хозяина». Тому вообще дела нет, как работают водители: ему главное, чтобы они исправно платили «отбой». Для тех, кто не знает, скажу, что это определенная сумма, которую отдает водитель владельцу маршрута. Тех, кто хочет поспорить, прошу вместе со мной постоять после семи вечера где-нибудь на центральной остановке по улице Ленина, возле Сбербанка. Да что там после семи! Однажды я с пяти до шести ждал автобус в Больничный городок. Это ж надо думать: люди собрались навестить родственников в больнице, а автобусов нет! Ни «двойки», ни «двести тринадцатого». Кажется, была суббота. Кстати, кто только придумал такую нумерацию? Откуда такой мегаполисный диапазон – от «двойки» до «двести тринадцатого»?! По логике тогда должен быть, например, «сто шестьдесят восьмой» и «двести десятый».
Впрочем, хватит эмоций. Тем более, тема у нас несколько иная. Итак, суть проблемы, которая изложена в письме: в Октябрьский поселок ходят автобусы по двум маршрутам, это «пятёрка» и «восемнадцатый». Оба автобуса на этом участке движутся по одному направлению: по улице Блюхера, затем поворот на Овчаренко, потом - на Инициативную, наконец, поворот на Малиновую и выезд на улицу Блюхера. Жители Октябрьского поселка из числа пенсионеров предлагают совершенно простую схему изменения движения: один из маршрутов должен ходить наоборот. То есть поворачивать не на Овчаренко, а на Малиновую, а затем двигаться обратно. Зачем? Всё очень просто. Допустим, пенсионер едет в амбулаторию. Он сел в автобус на остановке «улица Овчаренко», придя туда, например, с улицы Промышленной. Поле амбулатории, где пенсионеру сделали укол, он вынужден пешком топать до своей Промышленной, ведь автобусы в этом направлении не ходят. А это даль несусветная. Тем более после укола, да с посошком… Если бы был маршрут с обратным движением, то всё было бы просто: пенсионер по Малиновой и через Инициативную добрался бы до улицы Овчаренко. И ходу до дома - совсем ничего. Одним словом, удобно. И изменения в движении автобусов минимальные.
Отдельная тема – дети. Это ученики школ № 8 и № 18 («восьмая» сейчас располагается в здании «восемнадцатой»). Школьникам тоже будут удобны такие изменения в маршрутах, потому что не все могут пользоваться услугами школьного автобуса. Вот на этом позвольте сделать подробный акцент. Тем более, что письмо в редакцию подписали оба директора этих школ.Сегодня школа № 18 – самая перегруженная. Это чувствуется с порога. Показываю охраннику свой паспорт и пытаюсь быть услышанным сквозь шум школьной перемены. В первую смену здесь учатся ученики школы № 18. Во вторую приходят учиться дети из школы № 8, которая закрыта на ремонт.- Вам к какому директору? - спрашивает меня охранник. - Здесь их два…- К обоим, - отвечаю. - Есть только директор «восьмой»…Иду в кабинет Альфиры Исмагиловны Халимуллиной, она сходу начинает мне объяснять суть проблемы:- У нас есть школьный автобус, и он делает два рейса на Ферму Нура и два - в поселок Косогорный. Дорога туда и обратно – это восемь рейсов. А вот ребятишек, живущих на улице Мост БЖД, на других окраинах посёлка мы забирать не можем, они ходят пешком. Изменения, которые мы предлагаем в движении автобусов, позволят детям удобнее добираться до школы. Они садились бы в автобус на остановке возле «восьмой» школы и добирались бы до «восемнадцатой»… Директор школы подробно, рисуя схему, показывает, как можно было бы изменить маршрут движения. Действительно, всё просто! - А почему школьный автобус не пустить на улицу Мост БЖД? – спрашиваю я директора. – Будет еще проще…- Знаете, сколько мы уже потратили на бензин за полтора месяца?- Сколько?- Сорок пять тысяч рублей!- А какой годовой лимит?Альфира Исмагиловна достает толстую папку и зачитывает:- Двести пятьдесят тысяч.Несложно подсчитать, что на бензин для дополнительных рейсов на улицу Мост БЖД явно не хватит.- Тем более, что мы школьный автобус арендуем у Центра туризма, - напоследок говорит мне директор школы № 8.
Отправляюсь искать улицу Мост БЖД. Кто-нибудь знает имя человека, который придумал такое название? О такой улице песню не напишешь: «Пройдусь по Абрикосовой, сверну на … Мост БЖД…» А есть еще микрорайон с названием Ферма Нура! Оно так крепко врезалось в наше белорецкое сознание, что никакие переименования уже не помогают. Так и говорим: «Живу на Ферме».Итак, улица Мост БЖД. Первым дело встречаю человека с двумя посошками – один металлический, другой деревянный в виде клюки:- Братишка, дай похмелиться, умираю, - сходу кидает он мне.- Как ваши дети добираются до школы? - спрашиваю я его с задором начинающего корреспондента, который получил в редакции первое задание.- Пятьдесят, - говорит «умирающий», явно не слыша вопроса.Однако! В центральных микрорайонах тарифы на подобные пожертвования значительно ниже: там просят от силы десять рублей на «фанфурик».Встречаю девочку лет десяти. Она подробно, как выученный урок, рассказывает свой маршрут движения в школу. Попробую передать неизменным этот незатейливый детский рассказ:- С Тургенева спускаюсь до Мусы Джалиля, потом иду по этой улице, получается по Мост БЖД. А потом получается, иду по железной дороге, потом перехожу по Блюхера, получается. И иду по асфальту в школу…Я слушаю и пытаюсь представить этот пеший маршрут. Ребенку десять лет. Она ходит на учебу во вторую смену, освещения нет, кругом «умирающие» личности. Больше всего меня заинтересовала фраза: «Иду по железной дороге».- По шпалам что ли? – спрашиваю.- Нет, вдоль рельсов получается.На всякий случай напомню, что мы с вами живем в двадцать первом веке.
Вот такая проблема. Начали с пенсионеров, которые после приема в амбулатории не могут добраться до своих домов, а закончили маленькими жителями улицы Мост БЖД, вынужденными ходить в школу вдоль железной дороги. Кстати, если даже движение одной из маршруток и поменяют для удобства пассажиров, то детям с улиц Мост БЖД, Тургенева и других закоулков все равно придется шлёпать пешком до улицы Блюхера (по железной дороге!), чтобы потом сесть в автобус.И напоследок. На одной из остановок для полной объективности поговорил с водителем маршрутки, который притормозил на перекрестке. Быстро, чтобы не задерживать пассажиров, я объяснил ему суть предлагаемых изменений. Он реагирует резво:- Бардак будет! Лучше напиши, чтобы остановку для людей на Гоголя сделали, а то они с Фермы Нура пешком идут до «восемнадцатой».На этом заканчиваю. Обращаться к чиновникам, ответственным за общественные перевозки я не стал, чтобы не нарваться опять на тяжелые вздохи: «Не надо об этом писать! Здесь много разных интересов…» В конце концов, они получили такое же письмо, какое было направлено в редакцию. Ждем ответа.
Материал подготовил Игорь Калугин.