Все новости

Печали прожитых веков

Книжные новинки

Печали прожитых веков

Как точно названа новая книга! Мы можем сочувствовать героям легенд, оставшихся навсегда в памяти народной, переживать за них, а поэт все эти чувства превратил в поэтические сказания о необыкновенной Земле башкирской, о гордом её народе. И легенды заиграли новыми свежими красками!
Вячеслав Алексеевич Коробейников родился в Волгоградской области, вырос в Донских степях. В наш город, на родину любимой жены, приехал вместе с супругой после окончания Волгоградского политехнического института. Когда он принёс в редакцию газеты «Белорецкий рабочий» свои произведения, и встал вопрос о псевдониме автора, у редактора сомнений не возникло – Донской! Так Вячеслав Коробейников стал для белоречан поэтом Вячеславом Донским.
После знакомства с произведениями, которые он посвятил нашему краю, Вячеслава Алексеевича вполне можно было бы называть Уральским – настолько глубоко проникся автор историей Башкортостана, его культурой. Легенды всегда были одной из любимых тем поэта, многие посвящены родной стороне, а вот собранные в новом сборнике – нашему краю.
С большим уважением вспоминаю нашего известного краеведа Алексея Иосифовича Дмитриева, который очень хорошо знал и природные памятники Белоречья, и его легенды. К примеру, сюжет «Скалы Исянбике» поэт нашел именно в книге Алексея Иосифовича. Первая же легенда «Волны озера Аушкуль» написана с рассказа старожила деревни, расположенной на берегу этого озера, куда Донской однажды приехал на рыбалку. Так и находил поэт сюжеты своих легенд: не только в литературе и интернете, но и путешествуя по краю. Те, что особенно трогали его душу, превращались в стихи.
Когда читаешь древние легенды в изложении поэта Донского, очень хорошо понимаешь, в каком удивительном месте мы живём, но как мало знаем наш край! Автор помогает читателю узнать обо всем: почему башкирский народ такой гостеприимный, ведь гость на пороге – это уже праздник (легенда «Башкирские праздники»); почему неприметную серую птаху называют кукушкой (легенда «Кукушка»)…
А легенда «Озеро Миссели» многих удивит фактом, что когда-то артели золотодобытчиков в Башкирии организовывали приехавшие сюда французы. А главный герой легенды «Поединок» или «Сказание об Алдаре» – это реальный исторический персонаж из Бурзянской волости.
До глубины души трогают читателя легенды «Подснежник» и «Дорога птиц», оставляющие после прочтения тихую грусть. Но главная тема поэтических сказаний Вячеслава Донского – сила Любви!

Тленно всё,
и лишь любовь бессмертна!
Что ей расстоянья и века?

Эти строки – и эпиграф к поэтическим легендам, и главный вывод, который звучит в его стихах. Читайте поэтические сказания Донского! Уверена: они доставят вам истинное удовольствие!

Татьяна Булавина, член Союза журналистов РБ и РФ.

 

Тайна озера Миссели

I. Село
В тайге среди берёз и елей,
Где степь уткнулась в горный склон,
Стоит на берегу Миссели
Миндяк – старинное село,
Село старательских артелей
И бесприютных одинцов,
В ком дух азарта не сумели
Унять ни боль, ни звон оков.
Стоит назло лихим метелям
И грусти затяжных дождей.
Века (не годы!) пролетели
Над ним, как стаи журавлей.
Осталось множество отметок
Судьбы строптивой и шальной:
Шумиха первых пятилеток,
Война с фашистскою ордой,
Строительство в шестидесятых,
Развал страны, её основ,
Закрытие ещё богатых
Золотоносных рудников…
Всё это в книгах прочитает
Любой, кто знает алфавит.
Но есть история другая,
Что в памяти народ хранит.

II. Старатели
Девятнадцатый век авантюрный
Рыщет волком по диким лесам,
Собирая в Европе культурной
Проходимцев таких же, как сам.
Слышен в самой глубинке Урала,
Где редка даже песня башкир,
Говор шведа, француза, латгала…
До чего всё же тесен наш мир!
Смотрит беркут, усевшись на скалы,
Не поймёт, что за шум на пути,
Что ватага внизу потеряла,
Что пытается снова найти?
Рубят лес. Взмах топорный неистов.
Эхо скисло в таёжной глуши.
И встают две-три крепкие избы,
Рядом – простенькие шалаши.
Жгут костры вперекор чёрной бездне,
Отгоняя целительный сон,
И поют непонятные песни,
Что похожи всё больше на стон.
А в глазах - блеск какой-то болезный,
Словно бросили в душу углей.
И лечить эту боль бесполезно.
Ведь название золото ей.

III. Золото
Золото, золото, золото –
Жёлтый горящий металл,
Будто от солнца отколотый,
Но холодней, чем оскал.
Некогда блеском сражённые
Чтят его богом своим,
Тенями заворожёнными
Шествуют всюду за ним.
Золото, золото, золото –
Жёлтый лукавый металл.
В кашу всё им перемолото
Там, где бессилен кинжал.
Послан ли кем в наказание?
Иль в испытание дан?
За золотою компанией
Следует смерть по пятам.
Золото, золото, золото –
Жёлтый бездушный металл.
Словно невидимым молотом,
Сколько он судеб сломал.
Между чужими и близкими -
Холод раздора и снег.
Слитки его обелисками
Станут безумцам навек.

IV. Француз
Месье Ашиль попал в Россию
Весьма нуждающимся мужем.
Его три вещи поразили:
Зима с неслыханною стужей,
Наивность местного народа
И деньги прямо под ногами.
Знать, поживиться можно с хода
И расплатиться враз с долгами.
Почуяв запашок наживы,
Как след немецкая овчарка,
Он понял: от судьбы сварливой
Вдруг получил хмельную чарку.
Собрал артель из тех немногих,
Кто пошутить с огнём не против.
Пусть было тяжело в дороге,
Зато теперь барыш на взлёте.
Случилась всё же незадача:
Он в языках был спец кургузый,
Но улыбнулась вновь удача
Проныристовому французу.
Мишель – родная дочь Ашиля,
Хоть родилась в краю богемном,
Довольно сносно говорила
На диком языке туземном.

V. Мишель
Мишель – красавица Миссели,
Как звали все её в артели,
Была собою хороша:
Роскошные тугие косы,
Что ветер целовал без спросу,
Полынной свежестью дыша,
Шаг лёгкий, будто у косули,
Глаза, в которых утонули
И эта высь, и эта выть,
Когда она смеялась звонко,
Ей эхо отвечало тонко,
Боясь хоть нотку обронить.
В тайге заснеженной и стылой
Жизнь показалась ей унылой:
За чередою - череда.
Бывало, что всю ночь молила
Она святого Михаила,
В чью честь отец ей имя дал.
Но по весне, когда всё тает,
И с юга прилетают стаи,
Забился в сердце огонёк.
Она ещё совсем не знала
Причину этого запала.
А ей стал тихий паренёк.

VI. Айнур
На прииске яма темна и сыра.
Чираги чуть видно от пыли.
– Айнур, не пора ль выдавать на-гора?
Гляди, весь проход завалили!
– Пора, так пора! – парень бросил кайло,
Расправил усталые плечи. –
Не то попадём, будто птица в силок,
Как те, что на дальнем заречье.
Уже ровно год, как покинул он дом,
Шагая по тропам Урала.
Встречала судьба не всегда пирогом
И редко кумес предлагала.
На прииск пришёл он с желаньем одним:
К весеннему празднику сева
Акса заработать на щедрый калым,
Чтоб в жёны взять лучшую деву.
Но в жизни частенько бывает не так,
Как думалось в самом начале.
Рассыпалась в прах голубая мечта,
Лишь взглядом
с Мишель повстречались.
Айнур распрямился, вздохнул тяжело.
Как стал ему дорог взгляд этот!
Сегодня нашёл он в забое стекло
Такого же синего цвета.

VII. Разговор с отцом
– Мишель, мы скоро уезжаем
Из этой варварской страны.
Париж нас встретит тёплым маем
И лёгкой вязью старины.
Бог мой, как там цветут каштаны
На каждой улочке кривой!
А здесь - морозы да бураны,
Да мошкариный рой стеной.
Нет по утрам досадней драмы,
Когда вас будит вперебой
Не колокол из Нотр-Дама,
А волчий заунывный вой.
И как бы ни был я азартен,
Тут жить – смертельный приговор.
Ведь для меня холм на Монмартре
Бесспорно выше этих гор.
Мой капиталец ладно свился.
Должно и правнукам хватить.
А яму я распорядился
Сегодня утром затопить.
Качнулся купол мирозданья.
Рванула боль во весь аллюр.
Мишель упала без сознанья,
Успев лишь вымолвить: «Айнур!»

VIII. Затопление
Может, к счастью, может, к бедам,
Только диво налицо:
Утром не было, к обеду
Появилось озерцо.
Расплескалось, будто море,
Безграничной синевой,
Разыгралось на просторе
Непослушною волной.
Но не чудо это было,
Посланное свысока:
У плотины створ открыла
Чья-то подлая рука.
Воды ринулись, упрямо
Пробиваясь средь камней.
Затопило падь и яму,
И работающих в ней.
Застонало всё в округе,
Заходило ходуном,
Разлетелись вмиг пичуги,
Лес затрепетал листом…
Не найти теперь приметы
Руд, что в золотой косе.
И работники секреты
Унесли с собою все.

IX. Плач у озера
Мой нежный, мой милый,
Мой славный Айнур!
Скажи, как же быть мне отныне?!
Весь мир, что вокруг, для меня утонул,
Когда ты остался в пучине.
Сижу третью ночь на пустом берегу,
Слёз горестных не вытираю.
К тебе мне нельзя, без тебя не могу.
И дальше что делать – не знаю.
Куда мне идти и зачем мне идти?
Навряд ли найду где покой я.
Навечно закрыты земные пути,
Что к счастью вели нас с тобою.
Мой нежный, мой милый,
мой славный Айнур!
Скажи, как же быть мне отныне?!
Вдруг тоненький луч
по воде проскользнул,
Дорожкой застыв на средине.
Девчушка поднялась, расправив парчу,
Собрала последние силы,
Легко улыбнулась живому лучу
И в тёмную воду ступила.
Она не вернулась оттуда назад,
Как ивы листвой ни шумели.
А озеро стали потом называть
По имени доброй Миссели.

X. Лунный мост
На глади озера дорожкой свет Луны.
Она – как мост,
которым в мир приходят сны.
Ступив однажды на неё в пылу ночном,
Так просто стать
и самому бесплотным сном.
Сегодня тихо. Спит разгульная волна.
Вода черна, но звёзд пылающих полна.
Из них любая – это чья-нибудь мечта,
Всегда красива, как роса с листа, чиста.
Но ненадёжен под ногами лунный мост.
Как мало тех, кто по нему
дошёл до звёзд,
Не расплескав в соблазнах малых на лету
Свою огромную хрустальную мечту.
Не видел сам, но люди зря не говорят,
Что в час, когда вот-вот
взметнётся ввысь заря,
Над водной гладью,
что забилась в темноту,
Увидеть можно две фигуры на мосту.
Они бегут, навстречу руки распахнув,
Повременить моля беспечную волну
Не разрушать тот хрупкий мост,
что светом свит,
Навеки ставший им дорогою любви.
Но блеск рассветный
озаряет всё вокруг.
И в тот же миг встречает пара пару рук.
Над старым озером
взлетает птичья трель,
Как будто песня
в честь Айнура и Мишель.

Ашиль – французское мужское имя, означающее «причиняющий боль».
Мишель – французское имя, означающее «божественная».
Айнур – башкирское мужское имя, означающее «лунный луч».

Миссели – это озеро в Учалинском районе Башкирии. Миндяк – село на берегу озера Миссели. Добыча россыпного золота на Миндякском месторождении началась в 1843 году. С 1872-го и до 1917 года в районе нынешнего села на берегах рек Николаевка, Миндяк и озера Миссели работали 19 приисков, которые разрабатывались мелкими золотопромышленниками, в том числе и французскими. В 1927 году здесь была построена амальгамационная фабрика с бегунной чашей, запитанной от локомобиля мощностью 20 лошадиных сил. В начале 30-х годов было открыто «Благодатное» месторождение золота в лиственнитовых породах, созданы Миндякский рудник в составе треста «Башзолото», Миндякское приисковое управление.

Вячеслав Донской

Печали прожитых веков
Автор: