+15 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости

Как Лёва стал левкоем

Рассказ Татьяны Кожевниковой

Лёва ждал Серёгу, чтобы идти купаться. Солнце палило так, что даже голова начала болеть, а друг всё не шёл.
– Сейчас закиплю, как чайник! – бурчал Лёва.
– Внучек, полей в саду цветы, пожалуйста, – попросила его бабушка. – Они совсем поникли бедные. Я бы сама сходила, но что-то неважно себя чувствую…
– Ба-а, мы же купаться собрались!
– Но ведь Серёжи ещё нет. А там и дел-то на пять минут: размотать шланг да как следует смочить землю…
Деваться Лёвке было некуда. Пыхтя, как будто он всё-таки успел закипеть, мальчик отправился в сад. Расправил резиновый шланг, который цветом напоминал лягушку (Лёвка недавно повстречал такую у реки), открыл кран и шагнул на клумбы. Поливать оказалось совсем не просто: если он направлял струю воды вниз, земля рассыпалась и наверх вылезали корни растений, если устремлял вверх – влага падала лишь на высокие цветы, маленьким уже ничего не доставалось. Лёва бестолково вертелся на грядках и, наконец, потерял терпение. Бросил шланг, закрутил кран, взял в руки бабушкин совок, подошёл к высоким оранжево-жёлтым цветам, похожим на ромашки, и изо всех сил рубанул по стеблям. Верхние части растений полетели на землю.
– Ну это уже слишком! – зазвенел негромкий голос.
Лёва закрутил головой, чтобы узнать, кто говорит. Рядом ни души. Только бабочка над головой кружится - большая, красивая. Мальчик таких раньше не видел. Зашарил рукой у ограды – совсем недавно в этом месте он оставил сачок. Есть! Лёва крепко сжал ручку, размахнулся. Всё – бабочка внутри сачка!
– Поймал… – грустно зазвенела поникшая бабочка.
Это точно говорила она, Лёва мог поклясться! Мальчик протянул руку, но… бабочка исчезла.
– Или не поймал! – радостно зазвенело над ухом.
Лёва, не моргая, смотрел на это разноцветное чудо. Размахнулся…
– Не стоит, – взмахнула крыль-ями бабочка. – Бесполезно: меня никому не поймать.
– Ты кто? – выдохнул мальчик. – Фея?
– Нет, – ответила бабочка. – Хранительница цветов, – она тут же сделалась строгой. – Ты зачем фиалки потоптал, астры шлангом к земле прибил, рудбекии поломал?
– Чего? – удивился Лёва. – Какие ещё рудбекии?
Бабочка подлетела к оранжево-жёлтым ромашкам, лежащим на земле.
– Я и не знал, что они так называются, – признался мальчик. – А зачем они вообще, цветы? Ягоды, овощи, фрукты – их есть можно, а вот цветами сыт не будешь…
– Эх, – печально вздохнула бабочка.
Она вернулась к Лёве и закружилась над его головой. Мальчик примеривался, как бы схватить её рукой, как вдруг она легонько коснулась крылом его щеки и… Лёва так и не понял, что произошло. Ему показалось, что он превращается в крохотного человечка, как в мультике. Он хотел было обрадоваться – интересно же! – как вдруг понял, что у него больше нет ни рук, ни ног… Лёва стал цветком.
– Ой, как больно, – пожаловался кто-то слева. – У нас такие хрупкие листья и лепестки, а он – ногами…
Лёва попробовал повернуться, чтобы посмотреть, кто говорит, но у него ничего не получилось.
– А нас шлангом зацепило и поволокло, – вторили справа. – Еле устояли. А ведь мы только бутоны набрали!
– Постыдились бы, болтушки! – прервал жалобы большой раскидистый куст с шарообразными фиолетовыми цветами, стоящий прямо напротив мальчика. – Вы легко отделались, а вот рудбекии…
– Бедные, бедные, – завздыхали слева.
– А уж как они жизни радовались! – заметили справа.
– А чего они мне мешались? – не выдержал Лёва. – Остальные цветы загораживали!
На минуту стало тихо.
– Ой, левкой, – произнёс удивлённо голос слева. – Симпатичный…
– Откуда он? – изумились справа. – Его же только что не было.
Куст с фиолетовыми цветами хранил молчание. Видимо, он видел, что произошло.
– Только я Лёва, а не левкой! – заявил мальчик.
– Теперь ты самый настоящий левкой – белый и душистый, – пояснил большой куст. – Это так же верно, как то, что я георгин!
– Как? – Лёва с ужасом уставился на фиолетовые шапочки. – Я цветок?
– Ну да, а кто же?
У Лёвы пропал дар речи. Вокруг раздавались голоса, которые обсуждали взявшийся из ниоткуда левкой, радовались новому знакомому, что-то спрашивали у него. До Лёвы слова доносились откуда-то издалека, и он едва разбирал их. Потом цветам, видимо, надоело молчание новенького, и они вернулись к своим проблемам.
Лёва очнулся от невыносимой щекотки: кто-то копошился там, где раньше была голова.
– Прекратите сейчас же! – захихикал он и задёргался.
– Перестань, ты её пугаешь! – сурово сказал георгин (Лёвка запомнил название цветка).
– Кого её?
– Пчелу, конечно! Она только начала пыльцу собирать, а ты трепыхаешься. Голодной хочешь её оставить?
Лёва примолк, вспоминая уроки биологии, на которых говорилось о связи между пчёлами и цветами. Кое-что ему удалось восстановить в памяти.
– Извините, – прошептал он, обращаясь к пчеле. – Я просто щекотки боюсь, но не волнуйтесь, потерплю.
Пчела ответила ему благодарным жужжанием. Скоро она набрала пыльцы столько, сколько нужно и, на прощание пробормотав «спасибо», улетела.
Лёва стоял потрясённый: оказывается, это так приятно – быть необходимым другому! Теперь он ждал, что к нему прилетит кто-то ещё. Так и случилось: пчёлы, бабочки и даже мухи спешили к нему со всех крыльев – их привлекал душистый запах левкоя. И каждый из них, насытившись, благодарил щедрый цветок.
– Посмотри, как у Маши цветы хороши! – к бабушкиному саду подошли соседки и принялись разглядывать растения. – Нежные фиалки, важный георгин, скромные ромашки… А что это так пахнет? Левкой! Да какой чудесный.
Лёва горделиво выпрямился: пусть любуются.
На душе у него было светло: как же здорово, что ты можешь дарить радость!
– Лёва, выходи! – раздался вдруг громкий крик. Это пришёл Серёга. В ожидании друга он чикал мячом.
– Я здесь! – закричал Лёва, но, по всей видимости, друг его не слышал.
– Наверное, без меня на речку ушёл, – размышлял вслух Серёга. – Пойду догонять.
Он повернулся и сделал несколько шагов.
– А мяч сюда закину, потом мне Лёва вернёт, – с этими словами мальчик запулил мяч в сад.
– Не-е-е-ет! – надрывался Лёва, глядя, как большой мяч летит на беззащитные фиалки.
Он потянулся, пошевелил корнями и изо всех сил дёрнулся в сторону, чтобы загородить собой крохотные цветы. Раздался противный хруст – это сломался стебель...
Лёва очнулся от лёгкого дуновения ветерка: над ним в воздухе висела большая разноцветная бабочка. Та самая.
– Теперь ты понял, зачем нужны цветы? – тоненько зазвенела она.
Лёва молча кивнул. Стояла невыносимая жара. В горле пересохло. Очень хотелось пить.
– Фиалки… – прошептал он чуть слышно.
– С ними всё в порядке: ты успел вовремя. А вот те рудбекии, что ты срубил, уже не вернёшь.
Мальчику стало ещё жарче: накатил стыд.
– Простите, – тихо сказал он. – Мой поступок ужасен.
Бабочка вздохнула, сложила крылья и… пропала. Лёва покрутил головой, но нигде не обнаружил её. Он сидел на тропинке между клумбами, под большим кустом георгина. Рядом лежал мяч Серёги.
Лёва посидел немного, потом встал, покрутил мяч в руках. «Купаться!» – пронеслось в голове. Мальчик уже было сделал шаг вперёд, но тут ему на глаза попались помятые фиалки (видимо, им ещё раз досталось). Лёва перекинул мяч через забор, на полянку, потом растянул шланг, аккуратно обходя цветы и следя за тем, чтобы никому не навредить, открыл кран и принялся за поливку.