+15 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости

Люди доблестного труда

«Всё для фронта! Всё для Победы!» - под этим лозунгом жил и работал советский народ в лихие годы войны. Работали все - от мала до велика. Многие люди, упомянутые в этом материале, успели потрудиться в тылу и повоевать на фронте. Сегодня я хотела назвать как можно больше имён своих земляков, которые приближали Великую Победу в глубоком тылу, в маленьком уральском посёлке Тукан.

Три десятка лет назад по Туканскому поселению список ветеранов тыла составлял более двухсот человек, сегодня в нашем селе здравствуют два ветерана военного тыла. Это Ульяна Владимировна Васючкова и Иван Егорович Миронов. В этот праздник желаем им здоровья, радости в жизни, внимания родных и близких.
В годы Великой Отечественной войны месторождения железной руды зигазино-комаровской группы составляли основу железорудной базы Белорецкого металлургического завода.
Туканский рудник относился к горнорудному цеху завода, в его состав входили Туканский, Тарский, Ермотаевский и Комаровский карьеры, где добывали бурый железняк. Чтобы увеличить добычу руды, всю рабочую силу сосредоточили на Туканском и Тарском карьерах. Ермотаевцы работали в Тукане, комаровские - на Таре. Производством в те годы руководил начальник цеха Пётр Степанович Рябов. Секретарем парткома был в начале войны Иван Иванович Сафонов. Он имел бронь, но в 1942 году отказался от неё и добровольцем ушел на фронт. Погиб в Ржевском сражении. Работу парткома на руднике возглавил Егор Гневнов, председателем рудкома стал Щербаков.
Председателем Туканского рабочего поселкового совета в те годы работал Роман Егорович Фёдоров. На фронт по Туканскому поссовету было мобилизовано более 900 мужчин трудоспособного возраста. Много молодых девчат, отучившись на медицинских сестер, ушли на фронт добровольно. По данным Всесоюзной переписи населения 1939 года, во всех населенных пунктах нашего поссовета было зафиксировано 4011 человек, из них мужчин - 1968, женщин - 2043. Получается, что половина мужского населения была призвана в армию.
Стране и фронту требовался металл для изготовления военной техники и боеприпасов, поэтому добычу руды нужно было увеличить. А кому выполнять план? Некоторым специалистам и ударникам производства полагалась бронь, на смену ушедшим на фронт работать брали подростков 14-15 лет, молодых девчат и женщин. Их готовили на ускоренных курсах техучебы и в школе фабрично-заводского обучения здесь же, в Тукане.
Вот несколько примеров. В 1943 году 15-летним подростком Иван Гущенский стал работать забойщиком Тарского карьера и выполнять план наравне со взрослыми. В 1942-м в 14-лет Алексей Горбатов приступил к работе помощником машиниста экскаватора. Александр Горбатов 16-летним юношей стал управлять паровым экскаватором. Другой Алексей Горбатов в 15 лет встал к токарному станку.
Туканский карьер был разделен на четыре участка: Южный, Усольский, Бутаевский, Васильевский. Работа по добыче руды в основном велась ручным способом. Её организовывали горные мастера Павел Петрович Трофимов, Павел Александрович Нефедов, Авлетдин Динисламович Давлетшин.
Буровые работы под взрывы пустых пород велись бурильными станками канатно-ударного бурения. Машинистами по брони остались работать Иван Семенович Горбатов, Никита Дмитриевич Щепков. Рудные пласты бурили тоже вручную, перфораторным аппаратом работали Алексей Наумович Жвыкин, Егор Иванович Полетавкин, Муслим Калимуллин (из Ермотаево). Воздух в шесть атмосфер подавал компрессор по трубам. Часть компрессоров работала на электричестве, в недоступных же местах использовались передвижные, механические. Отличным специалистом по компрессорам считался слесарь Иван Андреевич Лыгин, а большинство работающих - молодые девчата и подростки.
Железнорудное производство Туканского и Тарского карьеров электроэнергией снабжала местная Майгашлинская ТЭС (1934 года постройки), работавшая на угле и дизельном топливе.
ТЭС являлась сердцем всего производства, ею руководили Михаил Иванович Карманов и Илья Абрамович Аверьянов. Машинистами парового котла электростанции работали Егор Кирсанович Васильев, Пётр Сергеевич Горбатов, Пётр Спиридонович Васючков, Михаил Иванович Лисовский, Зуфар Бадретдинович Зайнуллин.
Частично труд на карьерах был механизирован за счет электроэнергии: канатная дорога для перевозки пустой породы на отвал, скреперные погрузчики и подъемники вагонеток, станки в механическом цехе, кузнечный молот, лесопилка. Также Туканский карьер был оснащен тремя паровыми экскаваторами, работавшими по принципу: уголь - вода - пар. Экскаваторы были задействованы на вскрышных работах. Машинистами экскаваторов были Максим Васильевич Петров, Николай Савельевич Волков, Пётр Тарасович Аверьянов.
В это время молодыми ребятами на технике начали работать Анатолий Журавлев (из Ермотаево), Александр Горбатов, Алексей Горбатов, Михаил Рыбаков, Павел Фёдоров (в послевоенные годы Павел Михайлович за доблестный труд был награжден орденом Ленина).
В Туканском карьере работал внутрикарьерный железнодорожный транспорт узкой колеи по перевозке руды и пустой породы. Машинистами паровозов трудились Пётр Иванович Озеров (из Ермотаево), награждённый орденом Трудового Красного Знамени, Тихон Андреевич Романов, Пётр Арсентьевич Бардин, Василий Мартынович Дятлов, Николай Савельевич Потапов, Пётр Николаевич Машкин, Фёдор Максимович Коновалов, Иосиф Васильевич Шалыгин, Яков Трифонов, Дмитрий Ксенофонтович Загогурин. Наравне с мужчинами паровозами управляли и женщины: Анна Захаровна Петрова, Вера Маркеловна Аверьянова, Зина Хакимьяновна Шакирова (из Ермотаево). Работу паровозного депо возглавлял Иван Илларионович Сафонов.
Взрывные работы пластов руды производили Макар Федотович Чуриков, Александр Ермолаевич Рыжов, Фёдор Петрович Наумкин, Григорий Ксенофонтович Дятлов, Михаил Филиппович Садовщиков (орденоносец).
С помощью скреперных погрузчиков вагонетки наполняли пустой породой, которую отвозили на отвал. Руду добывали и грузили с помощью кувалды, кайла, лома и лопаты. В табеле рабочего времени этот способ добычи отмечался как «мускульная добыча руды». Работа забойщика (рудокопа) — это самый тяжелый, практически каторжный труд. Выходили на пенсию забойщики в 50 лет. А в то время у многих не было даже сапог, лаптей хватало на одну смену. К тому же было плохое питание, холод, но люди выполняли нормы. И даже участвовали в стахановском движении.
В забое трудились Исаак Яковлевич Аверьянов, Василий Викторович Елисеев, Иван Емельянович Вавилов, Яков Никифорович Каретников, Сергей Федотович Чуриков, Андрей Нефедов; ермотаевцы Егор Харитонович Галкин, Ибрай Минязев, Давлет Усманов, Галей Хайретдинович Насыров, Мулланур Хайдаров, Трофим Журавлёв. Забойщик-стахановец с двумя подручными грузил за смену до 25-28 вагонеток по тонне каждая (при норме 20 тонн).
Самые знаменитые забойщики-стахановцы: Иван Афанасьевич Машкин (награжден орденом Ленина); ермотаевцы Герасим Ефремович Миронов (орден Ленина), Александр Андреевич Иванов (орден Трудового Красного Знамени), Анисим Лущ, Пётр Федорович Попов (орден Трудового Красного Знамени).
Скреперные подъемники поднимали вагонетки из карьера на поверхность земли. На них работали женщины Полина Ивановна Ильичева, Назиля Хайбулловна Габитова, Мария Николаевна Бочарова.
Здесь коногоны подцепляли вагонетки и отвозили на эстакаду для погрузки в железнодорожные вагоны. Это были женщины, девчата, подростки: Евдокия Андреевна Винокурова, Мария Кирилловна Сафонова, Ульяна Владимировна Васючкова, Екатерина Макаровна Аверьянова, Екатерина Вединеева. Вагонетки с пустой породой отвозили на отвал. Лошади тянули их по рельсам, а коногоны погоняли лошадей.
Отобранную руду определенной фракции (размер куска) грузили в вагоны и отправляли по железной дороге на Белорецкий завод. В мартен шли крупные куски, в домну - помельче. Перед отправкой с вагонов в лабораторию брали пробы руды на химанализ для определения содержания железа и примесей. Там работали Демид Арсентьевич Рыбаков, Алексей Трофимович Каретников, Егор Алексеевич Щепарев. Начальником лаборатории был Манзуренко.
Ремонт внутрикарьерных железнодорожных путей и путей между населенными пунктами велся с использованием шпал местного производства.
В 12 километрах от Тукана по Сухому Аталяму было организовано производство шпал и древесины, это место до сих пор называют Шпалорезка. Зимой продукцию перевозили санным путем. Весной отправляли мужчин с рудника на сплав древесины до Зигазы. Там её грузили в вагоны и отправляли по назначению.
Работы по ремонту железнодорожных путей организовывали мастера путей Дмитрий Варламович Елесеев, Василий Михайлович Попереков, Герасим Яковлевич Антипин, Мария Степановна Симанова (награждена орденом Трудового Красного Знамени).
В механическом цехе Туканского рудника в 1942-1944 годах вытачивали гильзы под артиллерийские снаряды 45 калибра (так называемые сорокопятки). Латунные заготовки для них поставляли с Белорецкого металлургического завода. Стружку собирали и обратно отправляли на завод для переплавки.
По броне токарем всю войну отработал Иван Ксенофонтович Дятлов, его ученики Павел Степанович Церковников, Алексей Прокопьевич Рыбаков. Токарями работали молодые парни.
Ремонт механизмов и техники проводился своими силами. Имелась и кузница, а к концу войну открыли литейный цех. Запчасти отливали и выковывали, обтачивали на токарных и фрезерных станках.
Всю войну кузнецом проработал Андрей Никитович Гневнов. Слесарили и ремонтировали технику и механизмы Николай Афанасьевич Машкин, Михаил Аверьянович Волков, Фёдор Сергеевич Порываев, Александр Фёдорович Калугин, Иван Харитонович Седов, Галим Хафизов. Руководил механическими мастерскими Михаил Владимирович Третьяков.
Ремонтно-строительная бригада под началом Ивана Петровича Макогонова строила новые производственные помещения, ремонтировала старые. Всюду требовались рабочие руки. Фёдор Алексеевич Безденежных, Павел Гаврилович Зайцев плотничали на всех участках строек.
Тарская руда по своему содержанию отличалась от туканской (карандашевая руда и марганцовистый бурый железняк). Из руды выплавлялся металл, шедший на изготовление танковой брони и траков (звено гусеницы). Тарский карьер к началу войны был оснащен подъемными скреперами, работавшими на электричестве. Как и на Туканском карьере, механизированы были вскрышные работы. Механиком на карьере работал Иван Никитич Васильев. Непосредственно добыча руды велась ручным способом. В зависимости от крепости руды и породы, от удачно проведенного взрыва пластов, от величины пластов, их содержания и плотности сменная норма выполнения выработки составляла от 12 до 20 тонн руды. За выполнение нормы выдавали хлеб. Тоже по норме: примерно 300 грамм за выполненную сменную норму. При невыполнении нормы получали меньше хлеба.
Забойщики на Тарском карьере - четыре брата Ефимовых: Филипп, Иван, Илья, Емельян. Их отец Кирилл Степанович Ефимов был отличным знатоком поиска месторождений — рудознацем. Он указал все месторождения Тарской и Западно-Майгашлинской зон, сопровождал экспедиции геологоразведки в этих местах. Отличительной чертой всех Ефимовых была работоспособность и прямолинейность.

Был такой случай на руднике в годы войны. Не было соли у рабочих, а без соли человек быстро слабеет. Вот и вызвали братья Ефимовы на разговор начальника рудника Рябова. Не боясь, предъявили все претензии. Вопрос был решен, солью людей обеспечили.
Да, соль в то время ценилась дорого. Люди из туканской зоны пешком или на лошадях ездили за ней в Красноусольск, выменивая на что-то или покупая у местных.
Некоторые забойщики сами проводили взрывы пластов, затем кайлом и ломом отбирали куски руды. Грузить их в вагонетки помогали подручные, у многих эту работу выполняли их же дети. Передовиками забоя Тарского карьера были братья Пётр и Мартын Кудряшовы, братья Павел и Фёдор Васючковы, Михаил и Степан Засовы, Павел и Захар Калугины, а также Николай Ефимович Быков, Ефрем Яковлевич Крюков, Георгий Кондратьевич Иванов, Павел Степанович Иршин, Иван Абакумович Лаптев, Емельянов Филипп, Бардин Стефан, Рыбаков Демид. Все они были люди с опытом работы в забое.
Подростками в 15-16 лет в забой, на смену ушедшим на фронт, пришли Иван Алексеевич Гущенский, Егор Васильевич Александров, Николай Титов, Иван Егорович Титов, Семен Степанович Хрусталёв. Вывезенную на поверхность руду грузили в железнодорожные вагоны через накопители. Вагоны ставили под них, накопители открывали, и руда ссыпалась.
Токарем на Тарском карьере в войну работал Алексей Кириллович Горбатов. Фёдор Трофимович Засов, житель Комарово, за работу в годы войны был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
Зима вносила свои корректировки в работу карьеров. Наша местность очень богата на снега, здесь выпадает в 3-4 раза больше снега, чем, например, в Белорецке. А руду на завод нужно было поставлять круглый год, поэтому все, кто мог держать лопаты, выходили на расчистку снега. Это касалось и карьеров, и железнодорожных путей, и производственных зданий.
Основным видом транспорта оставался гужевой. При каждом карьере был свой конный двор, например, в Тукане он насчитывал до 300 лошадей. Их надо было прокормить. Заготовкой сена занимались семь бригад, собранных из рабочих рудника, в основном из вспомогательных цехов. Убирали сено на альпийских лугах Ебаги, Калтов, Быштына, Лиственной, по речке Авзян. Зимой везли сено обозами (до 30 саней). Шорничал на конном дворе в Тукане Егор Семенович Горбатов. В сенокосное время руководство рудника давало возможность рабочим убрать сено для личного хозяйства. Понимали, если люди не будут держать скот, значит, будет голод. А голодный человек не работник.
Древесный уголь для выплавки чугуна на Белорецкий завод поставлялся из Тары и Зигазы. Доставляли уголь с Зигазинских углевыжигательных печей на лошадях и на газогенераторных машинах (полуторках) до железнодорожного разъезда «119 километр», где со специально построенной вдоль тупика эстакады производилась погрузка угля в грузовые вагоны без крыш.
В 1942 году ускоренно закончили строительство железнодорожной ветки до Зигазы. Пуск в эксплуатацию этой ветки высвободил трудовые ресурсы и позволил грузить уголь непосредственно в Зигазе.
Так же Зигазинский леспромхоз смог увеличить поставки стране древесины.
Всю войну директором Зигазинского леспромхоза проработал Михаил Иванович Зайцев. Из посёлков Тара и Кукашка древесный уголь и древесина поставлялись по железной дороге.
Рабочие, инженерно-технические специалисты и служащие рудника из своей заработной платы в 1944 году собрали 120 тысяч рублей на постройку эскадрильи самолетов имени 25-летия БАССР. Об этом свидетельствует правительственная телеграмма от коллектива Туканского рудника товарищу Сталину и ответная благодарственная телеграмма от Иосифа Сталина. Люди вкладывали свои деньги в общее дело. И не было никаких возмущений и нареканий.
По данным Книги Памяти из Тукана было призвано по мобилизации Белорецким военкоматом в годы войны и направлено в рабочие колонны (трудармию) 61 человек. Иван Васильевич Гущенский работал на военном заводе в Свердловске, Михаил Иванович Горбатов - сборщиком на танковой заводе в Челябинске.
В спецпоселке Ермотаево еще в довоенное время для детей репрессированных был организован детский дом. Во время войны из блокадного Ленинграда туда привезли 300 измождённых детей. Некоторых несли на носилках, настолько они были истощены. Но ермотаевцы своим участием и трудом выходили почти всех, умерло около 20 детей.
Я постаралась рассказать о людях, работавших на основных участках производства по добыче руды. А сколько жителей было задействовано в вспомогательных цехах?! Многие из этих имен вписаны в Книгу Почёта Туканского рудника.
Все, кто работал в тылу, внося свою лепту в общую Победу над врагом, достойны похвалы и памяти. Родина оценила их самоотверженный труд, представив к государственным наградам. Все, кто работал в годы войны, были награждены медалью «За доблестный труд в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов», самые достойные - орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.
В библиотеке села Тукан хранятся списки участников трудового фронта, Книги Почёта Туканского рудника. Нам есть что помнить из доблестной истории нашего поселения. Нам есть кем гордиться — поколением людей самоотверженного труда.
Неоценимую помощь в сборе данного материала оказали ветераны труда Михаил Иванович Дятлов и Евгений Ильич Иванов. Большое им спасибо, желаем здоровья на долгие годы.
Марина Аверьянова, библиотекарь села Тукан.