+10 °С
Ясно
75 лет Победы
Все новости
Официально
6 Июля , 09:51

Встреча на току

Рассказ Владимира Калмыкова

Встреча на току

Зажатый со всех сторон в переполненном автобусе Вовчик наконец доехал до конечной остановки, выбрался наружу и с удовольствием вдохнул влажного весеннего воздуха. Проходная была рядом, до бытовых рукой подать, переодевшись, он через десяток минут входил в конторку мастеров волочильного отделения. Был последний день месяца, 30 апреля, ночная смена подводила итоги работы цеха.

Мастер оторвался от изучения журнала смены, сквозь табачный дым оглядел волочильщиков и, усмехнувшись, объявил:
- Так, мужики, два часа назад из-за подъема воды в Нуре встала водокачка, поэтому оборудование будет стоять, и все, кто выполнил месячный план, могут быть свободны. Оставшиеся будут работать на складе готовой продукции. Все выходим на работу с обеда третьего мая. Всем понятно? Не выполнившим план остаться, остальные свободны…
- Господи, вот повезло! – у Вовчика от радости перехватило дыхание.

Мысли закрутились в голове: сейчас переоденусь, спокойно успею на рабочий поезд, через час он будет на конечной остановке, а там до родной деревни останется шесть километров, а напрямую - пять. Если все будет нормально, то в половине второго он будет дома. А завтра последний день охоты на глухаря, если отец согласится, то утро они уже будут встречать на току.
Получилось все, как хотелось: открыв калитку и вбежав на крыльцо, он стукнул в окошко. Тотчас скрипнула кровать, потом на кухне зажегся свет, скрипнула дверь дома, и музыкой прозвучал голос отца: «Вовк, ты?»
После ответа стукнула щеколда, и вот он, щурясь от яркого света, уже входил на кухню. «На охоту?» – вопросительно посмотрел отец и после утвердительного кивка пошел в спальню давать жене указания на утро.
Потом перекусили свежеприготовленной глазуньей с копченой ветчиной, выпили по кружке крепкого чая, забелённого топленым молоком, и уже через полчаса с рюкзаками и ружьями за плечами шагали по плохо различимой дороге в сторону тока. Сквозь тучи изредка пробивалась Луна, тогда идти было веселее. Через час они уже подходили к каменистой гряде, за которой собственно и начинался ток: восточный склон хребта шириной с полкилометра и длиной километра три.

Присели на сухой бугорок возле камней, перекурили, закрывая в ладони огоньки сигарет, негромко переговариваясь, определили, кто и как пойдет, где будет встреча, чтобы вместе идти домой. Встали, зарядили ружья, отец поежился, пробормотал что-то о возможном дожде, повернулся и пошел вниз по склону. Вовчик, переждав несколько минут, неторопливо двинулся вперед. Почти сразу начал сыпать мелкий дождик. Настороженно прислушиваясь, прошел с полкилометра: ни цоканья, ни токованья глухаря не было слышно. Несмотря на свои восемнадцать лет, Вовчик уже имел немалый опыт охоты на глухаря и не понаслышке знал, что в дождь он, как правило, не поет. Постоял под сосной. Не помогает, дождь мочит. Впереди увидел ствол наклоненной осины и спрятался под него. Не капает. Прислонившись спиной к дереву и опершись об ружье, под шум дождя, капавшего на усеянную прошлогодними осиновыми листьями землю, он, уже изрядно уставший, незаметно задремал. Очнулся от того, что в лицо пахнуло горячим смрадом, показалось, что кто-то рядом шумно дышит. Открыл глаза: перед лицом маячила темная масса размером с таз, и поблескивали чьи-то глазки. «Медведь!!!» – реакция была мгновенной, молодой охотник отпрыгнул в сторону, автоматически спустил предохранитель ружья и нажал курки не целясь. Оглушительно грянул дуплет, из стволов вырвались языки пламени, дробь сыпанула по земле. Зверь рявкнул и одним прыжком исчез в темноте, были слышны только удаляющиеся шлепки лап по мокрой земле: ба-бах, ба-бах, ба-бах. Скоро всё стихло.

Вовчик пришел в себя, провел рукой по лицу, вытирая пот, лихорадочно зарядил ружье пулевыми патронами и перевел дух. Дождь сипел, не переставая, но небо уже начало сереть. Охотник мысленно начал разбираться в происшедшем: медведь подошел сзади, что-то учуял и, удивленный непонятно чем пахнущей фигурой, поднялся на задние лапы, левой передней оперся о ствол и, приблизив морду, принюхался, чтобы понять, кто или что находится перед ним. А потом, испуганный выстрелами, побежал в ту же сторону, куда шёл сейчас Вовчик.
Несмотря на то, что дождь практически кончился, охота была безнадежно испорчена. Молодой охотник пошел вниз по склону, где предположительно должен был находиться отец. Пройдя метров триста, он свистнул, отец откликнулся, скоро Вовчик уже рассказывал ему о неожиданной встрече.
Отец сыну не поверил: «Здесь не может быть медведя, рядом деревня. А если и был, то муравейник». Он почему-то считал, да и некоторые охотники тоже, что в наших краях водятся два вида медведей: один бурый, крупный, весом свыше трехсот килограммов и небольшой высотой в холке (до одного метра).

Вовчик обиделся, но поскольку уже рассвело, повел отца на место встречи с медведем. Они нашли наклоненную осину, приготовив на всякий случай ружья, пошли туда, куда убежал медведь. На осиновых листьях следов не было видно, только кое-где угадывался след по вздыбленным когтями листьям. Прошли метров двести. Впереди, на северном склоне вдоль ручья, белела полоса снега шириной метров восемь. Подошли туда и сразу увидели четкие следы медвежьих лап. Тут он бежал галопом (махами), в два прыжка одолел язык снега. Посредине, между лапами, шла тоненькая струйка желтоватого цвета. Люди однозначно поняли: сильно перепуганный зверь заболел медвежьей болезнью. Вовчик про себя хохотнул: у него пока со стулом было все в порядке.
Осмотрели и замерили следы лап: две рядом поставленные ладони не перекрывали след, даже дураку стало бы понятно, что медведь был очень большим.

Домой шли молча: отец думал о той опасности, которая может подстерегать охотника в лесу, и с ней надо считаться, а Вовчик, что ему крупно повезло...

Встреча на току