Все новости
Общество
3 Июля , 19:40

Жительница Белорецка через много лет нашла сведения о своём дедушке, участнике ВОв

В редакцию пришла женщина и рассказала историю. Вот написал начало и подумал: сколько же публикаций в газете начиналось когда-то именно с этой фразы!

Жительница Белорецка через много лет нашла сведения о своём дедушке, участнике ВОв
Жительница Белорецка через много лет нашла сведения о своём дедушке, участнике ВОв

Сколько людей каких-то двадцать-тридцать лет назад приходили в нашу редакцию с различными идеями, рассказами, статьями, начинаниями!.. Порой, кстати, совершенно сумасшедшими идеями, но мы выслушивали каждого посетителя в ущерб своему рабочему графику. Редакция являлась центром общественной жизни города.
Сегодня все активно сидят в социальных сетях, где читательский охват куда как шире, чем в газете. Не скажу, что это плохо, но...
Намедни заглянул на один популярный в городе интернет-паблик, где принято что-то подсматривать, подслушивать и вынюхивать. Заглянул для интереса и в поисках новой информации, которую можно изложить в более широком формате.
Достойных тем я не обнаружил. Зато встретил вопиющую скудость мышления, замешанную на агрессии, чванстве и тщеславии. Любые здравые идеи в этой группе, как золотые крупицы, смываются глинистым потоком пошлости. Поэтому радует, что у нас остается этот живой ручеёк, ко-
гда в редакцию продолжают приходить люди. Приходить не только затем, чтобы пожаловаться на коммунальщиков и чиновников, а чтобы поделиться своими радостями, находками, творчеством. Приходите чаще! Сегодня так не хватает светлых тем.

Извините за некоторую затянутость вступления. Итак, в редакцию пришла женщина. Она наша давняя читательница.
- Я нашла могилу своего деда! - заявила она радостно.
Наталья Викторовна Перчаткина (так её зовут) заметно волновалась. Оно и понятно: много лет она искала сведения о своем дедушке, Михаиле Ивановиче Горбатове.
- Помню, в детстве бабушка часто доставала истертый и пожелтевший от времени листок бумаги, где говорилось, что дедушка погиб в Польше, - рассказывала Наталья Викторовна. Но где именно? Где его могила? Есть ли она? Лет десять назад я решила начать поиски.
Она писала во многие инстанции. От подробностей я, пожалуй, уйду, скажу лишь, что к поиску присоединилась внучка Натальи Викторовны, Марина. Она хорошо владеет компьютером.
Поиски усугублялись тем, что после войны в Польше случился административный передел территорий (воеводств), и многие адресаты просто перестали существовать или получили новое имя. Только после обращения в польский Красный Крест могила красноармейца Михаила Горбатова была найдена.

Вот какое сообщение Наталья Викторовна получила месяц назад от этой организации (документ значится на двух языках - польском и русском): «Уважаемые господа! ГОРБАТОВ Михаил Иванович, 1900 года рождения, умер от ран 22. 02. 1945 года. Место захоронения: Дзерговице, гмина Берава, повят Кендзежин-Козле...»
В документе говорится также, что первоначально могила красноармейца Михаила Горбатова находилась в другом месте, но после войны останки были эксгумированы и перезахоронены на кладбище советских воинов.
Внизу приписка: «Приносим свои извинения за задержку с ответом, связанную с поступлением большого количества корреспонденции, касающейся периода Второй мировой войны». И подпись: «Руководитель Бюро информации и поиска Катажина Кубичюс».
Сразу бросилось в глаза, что по-европейски вежливая Катажина оборот «Советская армия» уважительно взяла с заглавной буквы. Это обнадеживает...

Теперь позвольте порассуждать. Не все в Польше настроены против России. Говорю об этом уверенно, потому что пять лет назад я был видеооператором большого Казачьего Крестного хода по Европе. Побывали мы и в Польше.
Помню, в одном небольшом православном монастыре в восточной части этой страны к нам подошел небольшого роста паренек.
- Помогите нам! - обратился он к казакам.
Марек, как он представился, рассказал удивительную историю о том, как поляки спасают памятники советским воинам, приговоренные польскими властями к сносу. Судиться с власть имущими бесполезно, поэтому память о воинах-освободителях сохраняется иными способами. Сам Марек, например, поступает так: узнав, что какой-нибудь монумент с Красной Звездой скоро будет непременно снесен и превращен в щебенку для отсыпки дорожного полотна, он, взяв соответствующее разрешение в воеводстве, сам аккуратно демонтирует памятник и перевозит его на свой огород. Мареку принадлежит учас-
ток земли, где он ведет какой-то бизнес.
Потом эти памятники он устанавливает на православных кладбищах, которые принадлежат Польской Православной Церкви. Священнослужители совершенно не против того, чтобы рядом с крестами возвышались и Красные Звезды нашей общей Победы.
И все является законным! На эти памятники уже никто не посягает, потому как земля не является государственной. Я видел эти спасенные памятники. На них значатся имена погибших солдат. Вспоминаю навскидку: Артемьев, Портнов, Зайнетдинов... Солдаты великой Красной Армии.
- Помогите мне! - говорил Марек, заглядывая нам в глаза. - Скоро может случиться так, что в Польше не останется ни одной Красной Звезды!
Помню, под вечер он повез меня по местам боевой славы. Марек показывал пустые бетонные фундаменты, на которых когда-то стояли памятники советским солдатам. Люди в знак протеста ежедневно зажигают на безмолвном бетоне лампадки.
О Мареке я снял сюжет в Польше. Название пришло само собой -  «Лампадка» (сюжет есть на Ютубе). В то время я был сотрудником Белорецкой телекомпании.
- Чем я могу помочь тебе, Марек, - говорил я этому смелому (святому) человеку. - Я простой корреспондент маленькой телекомпании и живу в небольшом уральском городе.
Марек по простоте душевной, наверное, думал, что я какая-нибудь всероссийская телезвезда, если приехал в Польшу снимать Крестный ход.
- Все равно помогите, - твердил он.
Марек называл себя русским, хотя в его крови смешалось несколько народов. Кстати, понятие «русский» в Польше является синонимом понятию «православный».
Вообще, в Восточной Польше православные и католики живут очень кучно: на одной стороне улицы возвышается католический костёл, на другой — великолепный православный храм. Мы были в небольших городах, где красуются сразу несколько православных соборов. Местные жители строят их стремительно, как бы протестуя против антирусской политики польских властей. Эта политика имеет давние исторические корни.
Марек рассказывал мне, как во время войны поляки-националисты загоняли православных жителей в избы и заживо их сжигали. Перед этим они предлагали свободу католикам, если таковые случайно попадались среди обреченных на смерть. Зачастую католики добровольно оставались в домах, принимая смерть вместе с православными братьями. Сегодня об этом в Польше можно говорить только шёпотом… Ничего не напоминает? Рыло нацизма узнаваемо везде: восемь лет назад в русской Одессе украинские нацики заживо сожгли протестующих людей в Доме профсоюзов.
Мы пробыли в Польше недели две и на своей русской «Газели» отправились в другие страны. Но у меня в голове часто звучал голос Марека: «Помогите мне!».

Но вернемся к теме. Итак, Наталья Викторовна Перчаткина с помощью любимой внучки сумела найти могилу своего деда, погибшего при освобождении Польши в канун Великой Победы.
Вообще, надо всем нам искать могилы своих героев, если они еще почему-то не найдены. Искать назло тем, кто пытается исковеркать правду о нашей Победе.
Чтобы уточнить детали относительно захоронения красноармейца Михаила Горбатова, я сделал запрос в общество польско-русской дружбы (оно еще до сих пор существует!). С одним из его сотрудников, Анджеем, я познакомился в Польше.
Наталья Викторовна мечтает побывать на могиле деда, но сейчас не самое лучшее для этого время: в Польше начался разгул антирусских настроений в связи с событиями на Украине. Даже пять лет назад мы встречались со злобными выпадами в свой адрес: вид русских бородатых казаков вызывал у некоторых поляков откровенную оторопь! Хотя, повторюсь, хороших людей в Польше, конечно же, больше. Людей, которые симпатизируют России. Но они все молчат. Пока молчат.
Михаил Иванович Горбатов — один из тех героев, кто освобождал Польшу от фашистских оккупантов. Кстати, знаете, сколько наших солдат полегло на польской земле? Шестьсот тысяч!
А потом, после войны, Советский Союз вкладывал огромные средства в восстановление и развитие польской промышленности. Вкладывал в ущерб развитию своих территорий. Польша, благодаря советским финансовым вливаниям, была процветающей страной. Она процветала на фоне нищеты Тульской, Курской, Ивановской областей и нашей родной Башкирии.
Сегодня польские власти наших дедов-красноармейцев называют оккупантами и сносят советские памятники. Но, всё возвращается на круги своя. Сегодня мы живем в период великого и необратимого исторического процесса. Россия долгое время напоминала изнуренного в битвах льва, которого с разных сторон радостно терзали шакалы. Но лев встал на ноги!
Шакалы попрятались в норки и злобно верещат.
Лев не имеет права проиграть. Иначе, как сказал Марек, Красная Звезда нашей Победы померкнет навсегда...

Когда-нибудь Наталья Викторовна Перчаткина обязательно приедет в Польшу, чтобы поклониться могиле своего деда. Приедет вместе с сыном Владимиром, внуками Мариной и Никитой и другими близкими ей людьми. Они положат на могилу под номером 261 красные гвоздики, которые будут символизировать нашу Великую Победу. Победу, которую завоевал Михаил Иванович Горбатов.
Победу, которую сегодня завоёвывает поколение его внуков и правнуков...

Игорь Калугин.
Фото Натальи ПЕРЧАТКИНОЙ.

Ещё больше новостей – на нашем канале. Читайте нас в Телеграм Газета «Белорецкий рабочий» t.me/belrab

Жительница Белорецка через много лет нашла сведения о своём дедушке, участнике ВОв
Жительница Белорецка через много лет нашла сведения о своём дедушке, участнике ВОв
Автор:
Читайте нас в