+6 °С
Облачно
75 лет Победы
Все новости
Культура
18 Апреля , 08:30

Неудобное наследие

18 апреля отмечают Международный день памятников и исторических мест или День всемирного наследия.

Из 16 памятников на территории нашей республики, зачисленных в федеральный реестр, в Белорецке находятся остановленные в апреле 2002 года две домны металлургического комбината, заводоуправление АО «БМК» и дамба (или плотина).
Региональный (республиканский) список объектов культурного и исторического наследия на 60% состоит из захоронений красноармейцев и советских работников, погибших в годы Гражданской войны. Всего же в нем записано почти 300 старинных домов, церквей, мечетей и могил. В Белорецке из этого числа находятся семь объектов.
Обратимся к домнам, которые после всех перестроек и реконструкций назвать твердышевскими уже нет никакой возможности. Нынешние металлургические агрегаты, даже если их заправить всем необходимым, не смогут передать нашим современникам ни тяжких вздохов мехов, нагнетавших в домну воздух, ни пламени от вылетавшего из нее и горевшего древесного угля, ни запахов и световых эффектов, сопровождавших выпуск шлака и чугуна, скажем, в 1770 году. Тем более не увидим мы бородатых, закопченных на огненной работе доменных и кричных мастеров и их помощников. Сдавая домны под государственную охрану, руководители завода, очевидно, имели в виду туристов, чтобы было кому удивляться производственному творчеству инженеров нескольких поколений. Но организовать, так скажем, туристический отдел у руководства комбината, надо полагать, нет ни времени, ни возможности. И это вполне объяснимо.
Здесь впору сослаться на опыт работы с туристами, наработанный в Нижнем Тагиле, где новый завод построили на другой площадке, а старый отдали краеведческому музею. Судя по отзывам и интернет-отчетам устроителей металлургического маршрута, восторгаться этими объектами наследия тагильчане не торопятся. На новый завод ушла охрана, в заборах старого предприятия немедленно появились дыры. Территория стала зарастать кустарником, началась соответствующая деятельность собачьих сообществ и двуногих упырей - добытчиков металла. Немногочисленные посетители выслушивают комментарии женщины экскурсовода, весьма далекой от металлургии. Зато стоимость билетов удивляет как наших, так и зарубежных знатоков промышленного туризма.
Так что большие ржавеющие железки белорецких домен лучше рассматривать со скалы в городском парке. А вот сфотографироваться на их фоне, как у известного колеса в Тирляне, увы, сложнее. По нынешнему положению вещей и рассказывать об этом памятнике федерального значения, а также вешать на заводском заборе таблички о нем нет никакой необходимости. Кому надо, тот и так знает, что распилить эти огромные железки на металлолом закон не позволяет. Справедливости ради следует сказать, что другие металлургические гиганты все же развивают туристические отделы, даже зарабатывают небольшие денежки на цеховых маршрутах. Скажем больше: даже такое мимолетное знакомство с нелегким трудом металлургов показывает молодёжи истинную цену деньгам.
В региональном списке культурно-исторических объектов значатся: Дворец культуры металлургов, директорские дома № 7 и № 9 по улице Красной, водонапорная башня, дом З.Т. Утягулова в Бакеево. К этим объектам вопросов нет, а вот Узянскую плотину в 70-е годы унесло наводнением. Казанско-Богородская церковь в Верхнем Авзяне и Никольская в Каге работают с верующими и по возможности ремонтируются спонсорами. Есть в этом списке и два бюста - памятники Точисскому и Свердлову. Павла Варфоломеевича мы можем видеть каждый день, а вот Свердлов, стоявший в сквере у Дворца сталепроволочников, бесследно исчез.
На сайте республиканского управления охраны объектов культурного наследия есть еще один список выявленных объектов, зарегистрированный ровно четыре года назад. Составляли его, не утруждая себя проверками и согласованиями. А потому половина из 44 указанных памятников уже не существует.
Рассказывая об этих списках, трудно пройти мимо слова «охраняемые». Лучше всего оно подходит к заселенным или рабочим зданиям, как пример - директорские дома. Или комплекс домов, образующих городскую площадь Металлургов. Но к пустующим постройкам, мемориалам или могилам красных бойцов часовых не поставишь. А потому никто и не искал виноватых, когда в прошлые годы случайным образом сгорели дома управляющих Узянского, Инзерского заводов, склады Инзерского чугунного завода, школа Бенардаки в Верхнем Авзяне (в здании тогда работала музыкальная школа), дом в Серменево, где беседовал с крестьянами Михаил Калинин. Не так давно сгорели старинная кагинская школа, служившая пристанищем для туристов, дом Точисского в Белорецке и дом управляющего заводами Кузнецова в городском парке.
Кстати, блуждая по сайтам, заметил, что в одних списках можно встретить объекты, которых нет в других. С настоящим же списком можно ознакомиться в краеведческом музее.
Из плотин 18 века до наших дней не дожила ни одна. Все они износились, размыты наводнениями и в конце прошлого века были перестроены. Да и белорецкую плотину после многократных укреплений и реконструкции 1964 года старинной тоже не назовешь.
Не повезло и братским могилам красных бойцов в Инзере, между Ишлей и Улуелгой (там была деревня Сукрево), в Верхнем и Нижнем Авзяне. Мало кто из ныне живущих помнит, где находились эти захоронения. А уж про могилки белого воинства, кстати, таких же россиян, бившихся за свою правду, вспоминать совсем некому.
В виде исключения следует отметить, что, благодаря заботе образовательных учреждений, жителей города и волонтёров, в достойном виде содержатся захоронения красных бойцов в Заматинском районе Белорецка. Также стараниями муниципальной власти завершен ремонт мемориала красногвардейской армии Блюхера и братьев Кашириных в Заматинском парке. В образцовом порядке (опять же благодаря заботе хозяев) выглядят старый корпус заводоуправления металлургического комбината, гостиница для высокопоставленных гостей (ныне ресторан) в парке и водонапорная башня. Последний объект у всех на виду, благодаря чему и иллюминация на ней появилась. К 75-летнему юбилею Победы перестроены и отремонтированы памятники участникам войны в городе и почти во всех селах и деревнях района. В Тирляне был создан парк истории у колеса-маховика листопрокатного завода (всё-таки правильно поступили в свое время тирлянцы, не сдавшие его в металлолом).
Однако в списке охраняемых это колесо появится, очевидно, не скоро. Впрочем, жалеть об этом не стоит. Что полезного дает этот список, кроме продвижения в информационном поле? Главное, чтобы у каждого из домов и памятников были заботливые руки хозяев.
В прежние годы на этот счет действовало распоряжение городской власти. Тот же дом Точисского перешел в частные руки, которые так и не смогли заселить его постояльцами, потому и подожгли дом в 2007 году некие несознательные личности. Теперь же этому охраняемому законом пепелищу только и осталось, что прятаться в буйной растительности в самом центре города.
Завершить эту заметку лучше всего словами Федерального закона N 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» от 25 июня 2002 года: «Государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) является одной из приоритетных задач органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления».