Дядя Ваня

07 мая 2016

Иван Фёдорович Соколов, или просто дядя Ваня (на снимке), вспоминает свои школьные годы. Это было начало тридцатых. Жили в Елани – это район Нижнего Авзяна.

 

До школы было далеко. Маленький Ваня и его братья зимой на уроки ходили, как филипки, – в валенках и укутанные с ног до головы всяким тряпьём от мороза. А весной путь к школе преграждал шумный Авзян. Река растекалась и сносила временные мостки, переброшенные с камушка на камушек.

– У нас был учитель Вячеслав Николаевич Рыбаков, – рассказывал мне Иван Фёдорович Соколов. – Он нас, трёх пацанов, брал к себе домой на время половодья. Отец нам продукты кое-какие готовил, и мы жили у нашего учителя. А потом, когда Авзян возвращался в свои берега, возвращались домой…

Благодаря своему учителю Иван Соколов и его братья получили семилетнее образование. Много ли сейчас таких учителей?

В 1942 году дядю Ваню забрали на фронт. Отец Фёдор Яковлевич на войну ушёл годом раньше. Больше Иван Фёдорович его не видел. 

Сначала дядя Ваня попал в полковую школу младших командиров в Ивановской области. Позже была Курская дуга и первое ранение. Иван Фёдорович даже ничего не успел понять. Это как вспышка молнии.

– Я на танке сидел. Меня как жвыкнет по ноге! Я думал, камнем... 

В госпитале дядя Ваня встретил новый 1944 год. С ёлкой!

А потом был Витебск. Страшные бои за освобождение города… История войны для дяди Вани делится на две части. И обе знаменуются ранениями.

Там, под Витебском, случилась вторая «вспышка молнии». И в этот раз Иван Фёдорович тоже ничего не успел сообразить: помнит только, что рука вдруг стала как верёвка, пропитанная кровью и болью… 

Ранение оказалось настолько серьёзным, что Ивана Фёдоровича отправили в Горький на длительное лечение. Была сложная операция. Врачи сшивали сухожилия и нервы. Руку удалось спасти. Но она осталась наполовину безжизненной. 

В 1944-м Иван Фёдорович вернулся на родину, в свой Нижний Авзян. Он не требовал каких-либо льгот по поводу увечной руки, а просто пошёл работать в родной колхоз…

– У колхоз! На жнейке был, на сенокосилке, на молотилке. Везде!

...Я слушал его и думал: Иван Фёдорович – один из последних представителей великого поколения победителей. Удивительная порода! Эти люди умели не только побеждать, они умели жить и работать. Единственное, чего они не умели, – ныть! 

– Сколько вы отработали в колхозе? – спросил я Ивана Фёдоровича.

Он задумался. Действительно – сколько? Как можно исчислить трудовой стаж, если вся жизнь – это сплошной труд? Тем более, если речь идёт о труде крестьянском?

– Работал, пока колхоз не разогнали, – ответил Иван Фёдорович. А в каком году это случилось, он не помнит. Или не хочет помнить. 

Ивану Фёдоровичу Соколову 91 год. У него пятеро детей: четыре дочери и сын. Нынешней зимой он жил у своей дочери Нины, в Белорецке. Но собирается возвращаться в родное село. Ждёт, когда Авзян после половодья зайдёт в свои берега.

Игорь КАЛУГИН. Фото Ильи ПАНЧЕНКО.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных