О рабочем посёлке Майгашля

12 мая 2018

В этом году горняцкому посёлку Тукан исполняется 130 лет. Для мировой истории  - это не возраст. Но этих лет хватило посёлку, чтобы построиться, стать на ноги, заслужить славу и почёт и жить, глядя с надеждой в будущее. Мы, туканцы, пытаемся сохранить историю нашего посёлка, память о людях, живших здесь. Например, не все знают, что работу Туканского рудника обеспечивали не только жители Тукана, но также и посёлков-спутников Ермотаево, Комарово, Тара, Майгашля, Западная Майгашля, Бзяк, вносившие свою лепту в добычу туканской руды. Сегодня речь пойдёт о посёлке Майгашля. Всё сказанное ниже - воспоминания людей, в разное время работавших и живших в нём: Ивана Егоровича Миронова, Анастасии Мамонтьевны Козловой, Виктора Степановича Новокрещенского, Надежды Петровны Волковой (Сафоновой), Марии Фёдоровны Речкаловой (Сафоновой) и других. 

Рабочий поселок Майгашля, получивший название от протекающей здесь речки, начинал застраиваться в 30-е годы прошлого столетия в связи с началом строительства тепловой электростанции (ТЭС). Для развития Туканского рудника требовалось много электроэнергии. Майгашля находится между пятью населенными пунктами, которые будущая ТЭС должна была обеспечивать электроэнергией. Также при выборе учитывались близость реки и железнодорожных путей. Место в пойме реки было болотистым и холодным, зимой разница температур между Туканом и Майгашлёй достигает 10 градусов. Первым делом строители поставили бараки для рабочих. Стены здания электростанции метровой толщины выстроили из дикого камня, скреплённого известковым раствором. По мере развития станции к основному зданию ТЭС пристраивали новые помещения.

- Для ускорения стройки делали свой кирпич, - вспоминает И.Е. Миронов. – Занимались этим киргизы. Они со своими верблюдами в нашей местности были диковинкой. В большой яме эти животные, ходя по кругу, месили глину, которую брали недалеко от посёлка.Здесь же стояли печи для обжига и навесы для формовки и сушки кирпича. 

В 1934 году тепловая электростанция (ТЭС) начала вырабатывать электроэнергию. Эта дата была высечена на фасаде здания станции. Электричество от Майгашли теперь не только приводило в действие скреперы, подъемные механизмы, дробилки и транспортеры на Туканском и Тарском рудниках, но и освещало жильё и общественные здания близлежащих поселков. Населению свет подавали вечером и отключали в час ночи, но и этому люди были рады. Появление в домах света облегчало учебу, чтение, рукоделие. Только после войны всем посёлкам стали давать электроэнергию круглосуточно. 

О работе теплоэлектростанции рассказал Виктор Новокрещенский, долгие годы работавший там слесарем, электриком, машинистом дизеля:

- Чтобы привести в действие генераторы, в Майгашле поставили паровую машину Людиновского завода мощностью 300 кВт и немецкую «Вольф» на 400 кВт. Работали они на дровах и каменном угле, а также горючих отходах. Вращение на генератор от паровых машин передавалось через шкив диаметром 4 метра и ременную передачу метровой ширины (ремни сшивали из бычьих шкур). Паровые машины обслуживали кочегар с углеподкидчиком, машинист с помощником и масленщица (обычно это была молодая девчонка). Под помещением, где работали паровые машины, была проложена рельсовая дорога, по которой в вагонетках увозили шлак от топлива на шлаковый отвал.

Время двигало прогресс. Рудники требовали все больше электроэнергии. В войну сюда привезли дизельный двигатель – тихоходный, 8-цилиндровый мощностью 400 кВт. После Победы ввели в эксплуатацию еще три дизельные передвижные электростанции также по 400 кВт на вагонах-платформах железнодорожной колеи. В 1947 году в Майгашю доставили американский дизельный двигатель «Вортингтон» мощностью 450 кВт, чуть позже еще один привезли с Запрудовки. В начале 50-х годов на станцию поступили три дизель-генератора «Революция» Горьковского завода. Для них сделали пристрой. Был и вспомогательный, корабельный дизель мощностью 1200 кВт. Как вспоминает И.Е. Миронов, этот самый шумный агрегат стоял вместе с паровыми машинами. А Людиновский котел проработал до полного закрытия ТЭС в 1966 году. Его использовали для отопления помещений станции.

В эти годы ТЭС, образно говоря, была сердцем нашей территории, поскольку снабжала электроэнергией Тарский, Туканский и Западно-Майгашлинский рудники и жителей поселков Майгашля, Тукан, Тара, Западная Майгашля, Комарово, Ермотаево, Бзяк. Электростанция работала круглосуточно, в три смены. Начало и конец смены оповещал гудок парового котла. Вход на территорию электростанции был через проходную, сама территория огорожена высоким деревянным забором. Располагалась здесь и смотровая вышка, так как станция являлась особо охраняемым объектом. В каждой смене работали по четыре охранника со сторожевыми собаками. Водогрейные котлы и три 100-тонные емкости для солярки относились к опасным объектам, поэтому при ТЭС была пожарная команда с тремя телегами и бочками под воду. Возглавлял команду Яков Венедиктов из Комарово. В каждой смене дежурило по три пожарных. 

В пойме реки Майгашли был оборудован пруд с плотиной и шлюзом. Из колодца тремя насосами вода поступала на электростанцию для охлаждения паровых машин и дизелей. Нагретая вода стекала в емкость и после охлаждения использовалась повторно. Брали ее и для душевой. В отдельном здании располагались раскомандировка и красный уголок.

В разные годы начальниками ТЭС работали Фёдор Прозоров, Василий Падолко, Илья Аверьянов, Иван Гридневский. Механиком паровых машин был Михаил Лисовский, специалистом по дизелям – Михаил Карманов. 

На электростанции майгашлинцы работали целыми семьями: Армизоновы, Гаевы, Прозоровы, Васючковы, Зайнуллины и другие. К примеру, Мироновы: отец Егор Михайлович был кочегаром на паровой машине, его сыновья Иван и Дмитрий - машинистами дизеля; Фёдор – помощником машиниста дизеля. Или Красавины: отец Михаил был завхозом, а сыновья - Иван, Николай и Пётр - дизелисты, жена Николая - Ирина - дежурным электриком на щитовой. Михаил Кочетов из Комарово долгое время работал машинистом «Вольфа», его сын Владимир начинал кочегаром, затем перешел в дежурные электрики. Три брата Зайнуллиных: Захар – дизелист, Фарит – помощник машиниста дизеля, Закей – электросварщик.

Платонова Надежда вспоминает о своих близких: «Мой дед Иван Максимович Платонов работал на конном дворе станции, я помню, как носила ему обед. Папа -  Григорий Иванович Платонов работал электриком на ТЭС, затем слесарем в гараже. Тётя Вера Платонова долгое время работала почтальонкой, разнося пенсии и прессу жителям Угольного, Майгашли, Комарово, разъезда, Ермотаево. Позже эти же пункты я и сама обслуживала, поэтому помню всех жителей. А вот брат моего отца – Виктор Иванович Платонов стал военным, служил на границе. Дорос до полковника». 

Рассказывает Надежда Волкова: «Мой дед Михаил Сафонов работал в охране станции. Папа Пётр Сафонов после ФЗО был слесарем, а затем машинистом дизеля трудился до самого закрытия станции в 1966 году. Тетя Наталья Сафонова была помощником машиниста дизеля. Другая тетя - Клавдия Сафонова была масленщицей. Дисциплина на предприятии была жесткой, так как электростанция была сердцем всех рудников».

Рассказывает Иван Миронов: «Работал я в ночную смену на «Вортингтоне». Устал и нечаянно задремал. Снится, что два милиционера требуют проверить приборы. Очнулся, проверил – всё в порядке. Опять клонит в дрёму. И снова тот же сон: милиционеры, приборы… Очнулся - над машиной дым. Подскочил, остановил дизель, чудом успел предотвратить аварию. На следующий день комиссия стала разбираться в причине происшествия. Оказалось, сломался масляный насос для смазки цилиндров и прекратилась подача масла. Один из цилиндров от трения накалился и задымил. Но, слава Богу, всё обошлось. Сновидение спасло меня если не от смерти, то от тюрьмы точно». 

На электростанции работали  в основном жители Майгашли. Но также были жители Комарово, Ермотаево, Тукана. Хватало работы и мужчинам, и женщинам, и молодым девчатам. Ветераны вспоминают масленщиц Устинью Козлову, Агафью Баранову. На паровых машинах кочегарами работали Пётр Васючков, Василий Архипов. Машинистами были Егор Васильев, Пётр Горбатов. Дизелистами работали Александр Васючков, Иван Дятлов, Евгений Соколов, Серёгин Василий. Электриками - Дмитрий Горбатов, Владимир Прозоров, Григорий Васючков, Алексей Тихобразов. Степан Зеркин слесарничал в мастерской. На щитовой электриками дежурили в основном женщины: Нина Горева, Любовь Антипина, Нина Васильева, Мария Кондратьева. В охране были Наталья Дятлова, Наталья Ильичёва. Уборщицей производственных помещений долго работала Аграфена Галкина (Дятлова). 

Из автобиографии Героя России Дмитрия Павловича Плотникова: «…В 1928-1930 годах я уже ходил в Туканскую школу, располагавшуюся в обычном жилом доме. Но поскольку в этих помещениях было невозможно тесно, занятия прекратились на полтора года, и отец меня устроил учеником слесаря на строящуюся Майгашлинскую электростанцию, где я проработал до сентября 1932 года».

Железнодорожная ветка узкой колеи от Вахмянинской стрелки, находившейся между разъездами 119-км (Угольный) и 120-км Белорецкой железной дороги, выходила на территорию электростанции. По ней сюда доставляли каменный уголь, дизельное топливо, оборудование, запчасти и продукты для населения. Вахмянинской её назвали по фамилии стрелочника Александра Вахмянина, жившего с семьей тут же. После закрытия ТЭС Вахмянины перебрались в поселок Майгашля.  

Начальная школа открылась с основания Майгашли. Классы разместились в жилом четырехквартирном бараке, здесь же жили и учителя. В ней учились дети и взрослые. В те времена еще вовсю работали ликбезы (ликвидация безграмотности).

Рассказывает Анастасия Козлова: «Отец привез нас в Майгашлю в 1935 году. Пока обживались и обустраивались, я опоздала со сверстниками в первый класс, поэтому мало-помалу сама училась писать и читать, посещая уроки ликбеза». 

Первыми учителями для многих майгашлинцев стали Ирина Ильичёва, Римма Ганжина, Вера Миронова, Антонина Рыбакова. Начальная школа в Майгашле проработала до 1971 года. 

В проходной ТЭС располагался медпункт. На протяжении многих лет фельдшер Полина Бардина из Комарово оказывала медицинскую помощь жителям Майгашли и Комарово.

Магазин первоначально располагался также в проходной ТЭС. Там долгое время работала Елизавета, жена механика Михаила Лисовского. Позже в центре Майгашли выстроили отдельное здание под клуб и магазин. Для доставки продуктов из Тукана оборудовали ручную дрезину. Сами Лисовские жили в Тукане, добираясь до работы, они подвозили в Майгашлю на дрезине продукты. Продавцами работали Анна Красавина, Анна Васючкова, Анна Дятлова, но дольше всех – Валентина Васючкова.

С 1940 года население Майгашли, Комарово, Ермотаево обслуживала кинопередвижка из Тукана (хроника А. Ткачёва). Туканского киномеханика Василия Серёгина ждали с нетерпением, чтобы погрузиться в волшебный мир кино. Работала и самодеятельность. Причем не было ни заведующего клубом, ни организаторов кружков. В штате была лишь уборщица. Школьные учителя с детьми - доморощенные артисты - сами организовывали концерты к праздникам, новогодние утренники для детей, ставили пьесы. На сцене в разное время выступали Андрей Армизонов (гармонист), Клавдия Сафонова, Фарит Зайнуллин, Елена Дятлова, Григорий Козлов, Геннадий Красавин, Надя Васючкова, Валерий Дятлов, Геннадий Горбатов и другие. Конечно, по выходным в клубе были танцы. 

Вот что ещё вспоминает На-дежда Волкова: «А форсили мы, ребятишки, в фуфаечках от Марфы Шагибековой (так все её называли). Обшивала она и взрослых, и детей от рубашек до пальто. У Шагибековых была большая семья: Нуриман, Марьям, Фагима (Феня), Ася, Земфира, Фирдаус. Потом Нуриман стал писателем, долгое время работал в редакциях районных газет, а Феню мы больше знаем как Фагиму Исламову – нашу местную поэтессу. 

Полы во многих домах были устелены половиками, которые ткала Анастасия Федорова, а Михаил Иванович Карманов занимался пчелами. Старик Ягудин занимался охотой, обычно  ловил кротов. Жили они сначала в землянке, потом в небольшом домишке. Я до сих пор помню вкус чая, которым нас угощали в этом доме».

Многие майгашлинцы работали на  железнодорожном разъезде Угольный, от которого одна ветка уходила на Тару, другая - на Зигазу. Уже сорок лет нет ни рельсов, ни паровозов, но это место - разъезд 119-км или Угольный - называют так и сейчас. Была здесь перегрузка древесного угля с эстакады из телег и саней в открытые вагоны для отправки в белорецкие домны. Доставляли сюда уголь с Зигазинских углевыжигательных печей на лошадях.

Рассказывает Анастасия Козлова: «Мой отец Мамонтий Симонов возил уголь на лошадях в больших коробах на Угольный из Зигазы. Мы, молодые девчата, в свободное от основной работы время бегали разгружать уголь. Для железнодорожников и рабочих, занятых на перегрузке угля, там были построены барак и два дома. 

Ближе к реке стояла общественная баня (работа с древесным углем была очень пыльной). С вводом в эксплуатацию ветки до Зигазы надобность в этой эстакаде отпала, поскольку уголь стали грузить в вагоны в самой Зигазе.

В районе Угольного между речкой Майгашлёй и железнодорожными путями находился общественный огород от Туканского ФЗО. Фэзэушники сажали картошку и овощи для своей столовой. На Угольном жили семьи: Мальковых, Ефремовых, Антипиных, Скорняковых, Санышевых и др. В 1973 году там снесли последний барак. Его перекатали и поставили в Тукане по улице Гагарина, 24.

Мы поправляли насыпь и полотно железнодорожной ветки Тукан-Тара, - продолжает рассказ Анастасия Козлова. - В начале сороковых годов строили железнодорожный путь Угольный-Зигаза. Копали кюветы, поднимали насыпь под полотно, укладывали шпалы и рельсы. Потом началась война. Мужчин забрали на фронт, и на женские плечи легли их заботы». 

Но ветку до Зигазы в 1942 году всё же закончили. Кстати, за счет окювечивания и поднятия железнодорожной насыпи в окрестностях поселка по пойме речки Майгашли осушились болота. Это позволило жителям расширить покосы и огороды. Выйдя замуж, Анастасия Мамонтьевна до пенсии работала уборщицей в школе, муж Иван Козлов работал на Туканском руднике коногоном, а затем в пожарной команде при ТЭС.

Нельзя не вспомнить майгашлинцев, участников войны Ивана Филлиповича Дятлова, Михаила Ивановича Васючкова, Михаила Прокопьевича Рыбакова, Петра Васильевича Агеева, Степана Степановича Зеркина.

Многие работники ТЭС закончили Туканское ФЗО. В то время профориентацию вели очень активно. Старшеклассники Туканской школы один день в неделю ходили на практику по цехам рудоуправления, в том числе и на ТЭС. 

Вспоминает Надежда Волкова: «В 1965 году мы, девятиклассники, были на экскурсии на электростанции. Там всё гудело и грохотало. Я тогда очень гордилась, что мой папа и родственники работают здесь, и я сама живу в этом поселке». 

К концу 50-х годов на рудниках появились более мощные экскаваторы и бурильная техника. Росло потребление энергии и на обогатительных фабриках. Мощности ТЭС стало не хватать. К этому времени была введена в эксплуатацию высоковольтная линия  электропередачи Белорецк-Тукан. Старые электролинии присоединили к электроподстанции в Тукане. А Майгашлинская теплоэлектростанция  в полную мощность проработала до 1960 года, после чего частично была задействована для обеспечения электроэнергией населения поселков. Несколько лет ушло на демонтаж оборудования, а окончательно станцию закрыли в 1966 году. Некоторые дизелисты перешли на железную дорогу и в рудники. Электриков определили в Туканские электросети. Многие, переучившись, нашли работу в автоколонне № 3 транспортного цеха БМК, которая расположилась в освободившихся помещениях бывшей ТЭС. 

Организацией и оснащением автоколонны руководил Иван Кокачёв из Комарово. Вся техника на колесах и гусеницах с двух рудников (Туканского и Западно-Майгашлинского) была собрана в одном месте. На вывозке горной массы работали КраЗы и ЯАЗы. В 1969 году в колонну пришли три первых 27-тонных «Белаза», работавшие на Западно-Майгашлинском руднике. На следующий год они появились и на Туканском руднике. 

В восьмидесятые годы автоколонна пополнилась 40-тонными «Белазами». Тогда гараж насчитывал свыше 50 единиц техники - бензовозы, автобусы, вахтовки, хлебовозка, тракторы, бульдозеры и 23 «Белаза». Штат автоколонны насчитывал 136 человек, многие из них были майгашлинцы.

В 80-х годах ремонтную мастерскую оснастили новым оборудованием. Также в эти годы провели реконструкцию помещений, работами руководил Самигулла Акбарович Ульданов. Тогда сделали бытовки на 60 мест, новые душевые, столовую, овощехранилище, медпукт. 

В разное время автоколонной руководили Иван Кокачёв, Юрий Новокрещенский, Александр Засов, с 1978 по 1997 годы - Пётр Гущенский, Сергей Дураков. В 2004 году в связи с прекращением добычи руды прекратила свою работу и автоколонна. Но здание бывшей ТЭС до сих пор в эксплуатации: с 2008 года здесь работает установка по выжигу древесного угля индивидуального предпринимателя Урванцева.  

Живёт и деревня Майгашля. Нам же привычней называть её поселком. Сторожилам Майгашли Асие Зайнуллиной, Надежде Козловой, Радику Зайнуллину мы все желаем здоровья и долголетия.

Многих людей, упомянутых в этом рассказе, уже нет в живых. О них хорошо сказано в стихотворении майгашлинца Альберта Санышева:

В моей памяти часто всплывают

Лица родных, голоса, имена.

Всем тем, кто жили и проживают

В Майгашле - любовь на все времена.

Слышу звуки отцовской гармони,

Голос мамы, зовущий домой,

Вижу детство, как на ладони,

В снах моих все, кто умер, живой. 

Уверена, для многих этот исторический экскурс стал открытием ещё одной страницы в истории Белорецкого района.

- Будучи уже на пенсии, - говорит Виктор Новокрещенский, - как-то был в Пенсионном фонде. Спрашивают, где я работал. Перечисляя, указал ТЭС Туканского рудоуправления. Меня чуть не подняли на смех: какая еще теплоэлектростанция в Тукане? Я им сказал: «Родились вы, девчата, поздно, многого  не знаете». Сегодня нередко бытует скороспелый взгляд на свои истоки: что может быть интересного в прошлом нашего серого захолустья? Дескать, всё очень значительное бывает только в крупных городах с их достопримечательностями. Там есть о чем вспоминать, что изучать. Конечно, такие знатоки заблуждаются. Везде, где живут люди, есть удивительные события и свои герои».

Историю рабочего поселка Майгашля творили обычные люди, простые рабочие. Знайте, помните и цените её, нам есть, чем гордиться! И у наших внуков и правнуков будет своя история, корни которой берут свое начало в том числе и в Майгашле.

Марина АВЕРЬЯНОВА, библиотекарь села. Фото из сельского архива.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных