Секрет успешного выживания

13 февраля 2018

Фермер из деревни Кагарманово Биктимир Галин получил Благодарственное письмо от Министерства сельского хозяйства Российской Федерации

 

Двоякое чувство возникает, когда приезжаешь в хозяйство Биктимира Галина, что неподалеку от деревни Кагарманово. С одной стороны, он, конечно, молодец, что стойко и много лет держится. Не сдается, не бросает начатое дело! С другой - всегда не покидает ощущение разрухи… И оно вполне оправдано: его хозяйство находится на базе участка бывшего колхоза «Россия». Заброшенная каменная ферма, где сегодня Биктимир хранит сено (впрочем, она даже в качестве хранилища плохо пригодна, потому что через потрескавшийся рубероид туда часто проникает вода), а рядом – старый коровник, где находится основное стадо. Чуть дальше – загоны для скота, там годовалые бычки, тёлки и коровы, предназначенные на убой. В самом центре хозяйства - огромный котел, в котором постоянно кипятится вода.

Густо пахнет силосом. В коровнике скотник Садик (ударение на второй слог) гонит заблудшую корову, пытаясь поставить ее в строй других дойных буренок. Садик ведет себя, как сердитый ротный старшина, потому что корова никак не хочет вставать на предлагаемое ей место.

- Пшшла! – вскрикивает он и громко шлепает её по увесистому боку (буренки в этом хозяйстве, сразу видно, кушают на славу. Как говорят крестьяне: молоко у коровы на языке).

 - Она же обидится… – говорю я Садику и тут же натыкаюсь на его взгляд.

Знаете, почему крестьяне недолюбливают нас, городских? Потому что мы зачастую лезем к ним со своими эстетическими «примочками»: и силосом нам пахнет, и корову нам жалко… Садик недовольно бурчит и спешит к своим подопечным на другой конец коровника.

За одной из перегородок на соломе лежит маленький телёнок. Он родился только вчера. Рядом - мама, смотрит с какой-то покорной отрешенностью… 

«У-тю-тю-тю!» - чуть было не протягиваю я, глядя на рыженького теленочка, но тут же вспоминаю о местном старшине Садике. 

Где-то невдалеке пасётся табун лошадей во главе с жеребцом. Вернее, даже не пасётся, потому то на тебенёвку (то есть самостоятельную добычу корма) они не ходят, еды у них и так предостаточно. Просто лошадок выпускают на водопой и на первое весеннее солнышко. А оно, действительно, уже весеннее. Греет и весело искрит лучами на едва заснеженных опушках. 

Биктимир Галин усердно сохраняет последний осколочек некогда крупного колхоза «Россия». В хозяйстве у Биктимира трудятся двенадцать человек. 

- Тут находился третий колхозный участок, - рассказывает он мне. – Мой папа работал здесь трактористом, я ему помощником был. Скотины было около тысячи голов. И человек восемьдесят работали. Сегодня у меня двести восемьдесят голов крупнорогатого скота плюс семьдесят лошадей.

Знаете, если кто-то из художников задумает написать типичный портрет российского крестьянина, то ему должен позировать только Биктимир. Он – настоящий! Я знаю его уже лет двадцать. У него даже взгляд какой-то необычный: с пронизывающим прищуром и едва уловимой крестьянской иронией… 

Раньше, когда Биктимир только-только начинал, из него и слова было не вытянуть. «Как дела в хозяйстве, Биктимир?» - спрашивали его заезжие корреспонденты. А он: «Если правду буду говорить, все равно не напишете…».

А правда заключается в том, что хозяйство за все годы своего существования сумело выжить и сейчас успешно это делает.

Какая точная фраза: успешное выживание… По-другому и не скажешь. Это в аптечном бизнесе всё полном порядке. И в нефтяном. И в банковской сфере всё неплохо. А у Биктимира до сих пор собственность не узаконена из-за каких-то бюрократических проволочек. И пастеризатора пока нет. И крыша на ферме протекает. И закупочные цены на молоко всегда ниже себестоимости.

Нет, вы посмотрите, какая, однако, несправедливость! Мы об этом пишем каждый год. Базовая цена на закупку молока, в среднем, шестнадцать рублей за литр… А сколько стоит этот самый литр в магазине? Вот и посудите: большая часть достается переработчику и торговле. А крестьянин  выживает.

В принципе, Галин мог бы держать в два раза больше коров. С кормами, как уже говорилось, проблем у него нет. Но…

- С кадрами туго, - говорит Биктимир. – Люди моего поколения еще работают, а вот следующие…

«Следующие» направляют свои стопы из деревни в город. Профессия крестьянина была и остается самой непопулярной в России.

- Существует государственная программа по созданию специальных модулей по переработке молочной и мясной продукции, - говорит мне начальник агропромышленного сектора администрации Белорецкого района Максим Сулейманов. 

Мы с ним вместе приехали в это хозяйство. Повод самый радостный: крестьянин Биктимир Галин получил недавно благодарность от имени Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Благодарность за долголетний и добросовестный труд. За то, что достойно несет звание Крестьянина. И особо не ропщет. Не прогибается под тяжестью обстоятельств. 

- Что это за модули? – спрашиваю я Сулейманова.

- Это такие мобильные перерабатывающие миникомплексы. То есть фермеры собираются в кооператив и на долевых началах приобретают такой модуль. А потом уже на месте ведут переработку своей продукции. При этом государство через систему грандов помогает в покупке оборудования, беря на себя почти половину стоимости. Я уверен, что такой модуль может появиться и в этом хозяйстве…

А сейчас фермер Биктимир Галин, как и другие, продает молоко в Белорецке. (Не сдавать же переработчикам ниже себестоимости!) А мясо реализует через перекупщиков на рынке. Этим и живет. Годовой объем производства по молоку – сто пятьдесят тонн. Люди в городе часто спрашивают: «А молочко от коров Биктимира?»

О чем он мечтает? Его ответ оказался неожиданным. Я думал, что он будет продолжать тему модулей или говорить о необходимости пастеризатора. А он:

-  Чтобы заниматься переработкой, нужно создать хорошую базу для сырья. Мечтаю построить ферму голов на сто. Самую современную, роботизированную.

Он говорит, а я наблюдаю унылую картинку вокруг: старая колхозная ферма с прохудившейся крышей, где Биктимир хранит сено, огромный бак с кипящей водой, рядом возится Садик… Как-то плохо пока вписываются сюда роботизированные технологии. Но… Наверно, в этом главный успех Биктимира Галина: он не разучился верить в чудо. И упорно идет к своей цели

Так было и двадцать лет назад, когда он только начинал крестьянствовать и взял в аренду колхозный скот. Многие посмеивались и даже крутили пальцем возле виска, а Биктимир верил, что сумеет создать полноценное хозяйство. Его контролировали, проверяли, штрафовали... Сегодня ему вручают почетные грамоты на сабантуях, к нему приезжают за советом, чиновники пытаются помочь в рамках возможного.

У Биктимира Галина самое крупное хозяйство в нашем районе. В переводе на русский имя Биктимир означает «железный».

- Насчет роботов, это он серьезно? – спрашиваю на обратном пути Максима Сулейманова.

- Есть такие технологии, - отвечает он. 

И популярно объясняет, что это такое. Представьте себе современную ферму, где машина-робот своей электронной «лапой» моет вымя у коровы и сама, без какого-либо участия человека, проводит дойку. Понятно, почему Биктимир мечтает о такой ферме. Ведь уже приходит время, когда доить коров будет просто некому…

Едем домой. За окном мелькают бывшие колхозные поля. Молодая поросль деревьев постепенно суживает их границы. А запах силоса выветривается из одежды только через несколько дней…

Игорь Калугин.  Фото Ильи ПАНЧЕНКО.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных