Хлебороб работает, и людям выгодно

24 января 2018

Фермер из ООО «Хлебороб» Ильяс Хафизов родом, как говорится, из Советского Союза. Мало того, он и по своему образу жизни вполне заслуживает звания Героя Социалистического Труда. И это не просто привычная для нашего брата-газетчика фигура речи. Кто еще везёт сырьё на молокозавод по цене, назначенной этим предприятием? И с владельцами паёв Хафизов каждый год обязательно рассчитывается в зависимости от успехов своей фермы. По результатам 2017 года, например, каждый из 32 пайщиков, доверивших «Хлеборобу» свои шесть гектаров земли, получил 300 килограммов зерна.

 

- Меня возмущает, когда я слышу, что Белорецкий район – не сельскохозяйственный, - говорит Ильяс Альфатович Хафизов. – Более сорока лет назад, окончив Баймакский сельхозтехникум и отслужив в армии, я начинал работать в нашем колхозе «Заря» заведующим фермой и заочно учился в Уфимском сельхозинституте. В то время в нашем колхозе ежегодно производилось более пяти тысяч тонн молока и пятисот тонн мяса. 

Потом мне пришлось девять лет работать в контрольном комитете, поэтому откуда берется молоко и мясо, что почем в сельском хозяйстве, меня учить не надо. 

Предприятие «Хлебороб» на базе Рысакаевского КФХ было организовано в 2010 году, и все эти годы получало прибыль. Таким образом, одним фактом своего существования мы доказываем, что сельским хозяйством в нашем районе рискованного земледелия заниматься не только можно, но и необходимо. Конечно, это дается очень непросто, но ведь работаем! Жирность молока, реализуемого на переработку, в нашем хозяйстве доходила до пяти процентов. Это хороший показатель, учитывая, что племенную работу в районе вести некому. 

Вся молочная продукция сдавалась на молокозавод по цене 12-16 рублей. Расчеты с этим предприятием проходят далеко не сразу. 

Приходится также напомнить, что в сентябре 2016 года хозяйство понесло ощутимую потерю – сгорела наша ферма, погибли 21 голова КРС, скаковая лошадь, занявшая второе место на районном сабантуе. Общая сумма ущерба – более полумиллиона рублей. Пожар, конечно, крепко подорвал хозяйство. Мы вынуждены были держать скотину в неподготовленном холодном помещении. Качество и надои молока, соответственно, снизились. Если ежегодно мы получали по 60-70 тонн, то в том году – только 35. Тогда же не удалось найти замену дояру, который просто ушел в запой, а 25 коров выбыли из производственного цикла. Однако и после этого мы работаем. Сегодня у нас достаточно кормов, получили 280 тонн зерна (для хозяйства потолок урожая был в 160 тонн). Реализуем людям овес хорошего урожая по шесть рублей за килограмм, ячмень - по семь, пшеницу - по восемь рублей. Это ниже, чем цены на рынках города Белорецка. Если в 2016 году валовый доход составил 1,3 млн рублей, то в прошлом – 1,8 млн рублей.

- Вы говорите про зерно. Сейчас далеко не во всех хозяйствах пашут свои поля…

- Мы арендуем у сельчан паи на площади 230 гектаров. Кстати, всем пайщикам оформили право собственности на землю. Для того, чтобы узаконить 25 паёв, я привозил в деревню нотариуса. Средняя урожайность зерна на посеянных весной 76 гектарах земли в прошлом году составила 35 центнеров. Около 40 центнеров дал новый сорт ячменя, овса собрали 45 центнеров. При этом минеральных удобрений мы не используем и субсидиями не пользуемся. Конечно, помогли закупленные на 350 тысяч рублей элитные семена. Были, к сожалению, потери при уборке пшеницы, которая до конца не вымолачивалась, так как пришлось убирать ее влажную. На комбайне я работаю сам. Я и тракторист, и комбайнер, и бухгалтер. Только из-за недостатка времени договариваюсь с молодыми людьми о составлении отчетов в электронном виде в налоговую и статистику. 

Трём своим работникам и себе, как руководителю предприятия, выплачиваю зарплату. Нам нечего скрывать: все надои, привесы, доходы-расходы отражаются на бумаге для проверяющих органов. Конечно, есть и в этом деле особенности. К примеру, надо отремонтировать топливный аппарат для трактора. Нашел в деревне мастера с соответствующим опытом и оборудованием, приезжаю, сдаю негодную аппаратуру, мне за определенную сумму делают ремонт. Я благодарен людям за быстро и качественно выполненную работу, но подтвердить расходы такого рода нечем. И таких моментов немало. 

- А поля у вас огорожены?

- Огорожены, только толку мало. Мне иной раз по два раза в день, как полицейскому, приходится их объезжать. Сажусь на «Ниву» и еду вдоль забора, в котором для въезда техники сделаны ворота. Все три въезда кто-то систематически раскрывает или ломает, чтобы запустить туда своих телят, коров, лошадей. Не было случая, чтобы не пришлось выгонять с поля чужую скотину. Это же очень удобно, когда животные хорошо едят на чужом поле. Но ведь это не только мое поле! Повторяю: мне и налоги, и аренду, и производственные расходы, и ту же зарплату надо вырастить на этом поле. 

Каждый год мы слышим заверения, что главы сельских администраций упорядочат выпас скота местными жителями. Но пока приходится рассчитывать только на себя.

- Ильяс Альфатович, вот вы говорите, запил дояр, коровы стояли не доенные. Что же получается, на селе некому работать?

- Получается так. Люди утратили привычку трудиться, заниматься скотиной, землей. Утрачена и трудовая преемственность. И у тракториста, и у комбайнера в прежние годы были помощники. В любое время можно было найти замену. Доярка, скотник были в числе востребованных, неплохо оплачиваемых и почетных профессий. Сегодня молодые люди даже не рассматривают эти специальности. Со школьной скамьи никто не собирается заниматься сельским хозяйством. Ручной труд, круглосуточная ответственность за скотину никого не привлекает. 

Спросите у выпускников сельхозинститута. Большинство изо всех сил стараются остаться в городе. Ну что вы хотите, если я сам в ведомостях выписываю и себе, и работникам минимальную оплату и с немалым трудом выплачиваю эти деньги! Сейчас намного удобнее числиться на бирже и получать пособие по безработице. А по выходным, пока лесная охрана отдыхает, можно, например, промышлять в лесу. Эти проблемы сегодня нигде не поднимаются…

В этот же день в деревне Рысакаево мы пообщались с бывшей колхозницей Айсылу Азнабаевой.

- В колхозе «Заря» я работала селекционером на опытном участке, где мы выращивали различные сорта картофеля, - говорит Айсылу Шаймардановна. - Прежде у нас в хозяйстве были три дойных коровы, сейчас держим две. Муж Ишдавлет Абузарович 45 лет работал в колхозе трактористом. Двенадцать гектаров – два наших земельных пая - в 2010 году мы доверили хозяйству «Хлебороб» Ильяса Хафизова, которого знаем с колхозных времен. Он и землю нам оформил. За пользование паями Ильяс Альфатович каждый год после уборочной рассчитывается с нами зерном, выдает ячмень, овес. В том году урожай был неплохой, и мы получили по триста килограммов зерна. На корм скотине прибавка хорошая. «Хлебороб» работает, и нам выгодно.

Леонид Швец. Фото  Ильи ПАНЧЕНКО.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных