Несколько историй из жизни, и не только о кино

07 декабря 2016

В жизни каждого человека происходит огромное количество событий, самых разных – от комических до трагедий. Вот и мне хочется вспомнить некоторые эпизоды из жизни. Происходило это давно, а вот память сохранила до сих пор…. 

 

23 февраля 1974 года. Саратов. Нас, курсантов учебного полка связи, в праздничный день ведут в гарнизонный клуб для «проведения культурного досуга». Что там будет, неизвестно. И вот объявляют, что на встречу с нами пришёл актёр Саратовского драмтеатра Олег Иванович Янковский. На сцене появился высокий статный молодой человек. И тут память под­сказала, что я где-то его видел. А когда Янковский начал рассказывать о работе в театре и кино, стало ясно: да ведь это известный актёр кино! Олег Иванович поделился воспоминаниями о съёмках в популярных в то время лентах – «Служили два товарища» и «Щит и меч». Когда актёр закончил свой рассказ, я набрался смелости и спросил: 

– Скажите, Олег Иванович, кто такой Высоцкий? Говорят, он окончил ленинградскую мореходку, работал геологом, даже был судим, поэтому исполняет такие песни.

Замечу, что в то время популярность Владимира Семёновича уже была потрясающей, по рукам ходили магнитофонные бобины с его песнями, записи «на костях».

Олег Иванович ответил на мой вопрос подробно, тем более что вместе с Высоцким он снимался в фильме «Служили два товарища». Вот тогда я и мои сослуживцы узнали, что Владимир Семёнович – хороший профессиональный актёр, служит в Театре на Таганке. Ему, Янковскому, было очень приятно сниматься вместе с ним, и он надеется, что такая удача улыбнётся ему ещё когда–нибудь.

В очередном письме землякам я написал, кто же на самом деле этот таинственный Высоцкий.

Сегодня подавляющее большинство наших земляков знают, что в семидесятых годах прошлого века в здешних местах снимались два фильма – «Вечный зов» и «Пропавшая экспедиция». Мне по долгу службы довелось неоднократно бывать на съёмочных площадках и довольно близко познакомиться с некоторыми участниками обеих киноэкспедиций. Помню, однажды режиссёр Владимир Краснопольский предложил мне сняться в одном из эпизодов «Вечного зова», заменив в качестве дублёра актёра Владимира Борисова, которого срочно вызвали в Куйбышев. Мне надо было пройти в кадре, изображая Семёна Савельева, сына Федора Савельева и Анны Кафтановой. Как сказал режиссёр, со спины я очень похож на Владимира Борисова. Я согласился. Увы, стать кинозвездой мне так и не удалось: после нескольких проб оператор сказал, что я слишком сутулюсь…

Перед публикацией очередного материала со съёмок «Пропавшей экспедиции» я решил показать его режиссёру Вениамину Дорману. Фотограф фильма, с которым мы подружились, передал мне, что ранним июльским утром 1976 года я должен прийти в номер гостиницы «Белорецк», где режиссёр и прочтёт мой опус. В назначенный час я пришёл в гостиницу. Зашёл сначала к знакомому фотографу, тот проводил меня в номер к Дорману. И вот мой материал в руках знаменитого режиссёра, снявшего множество приключенческих фильмов, за что в среде киношников его прозвали «шпион Дорман». Он прочитал, что–то поправил, расписался и отдал мне газетный оттиск. Я вернулся к фотографу. В его номере было ещё человека три. Я поздоровался со всеми за руку. Среди сидевших выделялся крупноватый человек с носом картошкой, который показался мне удивительно знакомым. О чём–то шёл разговор. Мужчина с «картошкой» торопливо разлил коньяк в стоявшие на столе стаканы, в том числе и мне. 

– Ну ладно, – сказал он. – Давайте за мою удачную поездку. Еду на «Ленфильм», везу материал на проявку. Вчера последний кадр седьмой серии сняли. 

Все выпили, и номер опустел. Я спросил, кто этот человек.

–Ну, ты даёшь, – рассмеялся мой знакомый. – Лауреата Государственной премии не узнал. Это же Андрей Мартынов, тот самый старшина Васков из кино «А зори здесь тихие». А теперь он в «Вечном зове» снимается.

Вот такая произошла история в номере гостиницы «Белорецк» почти сорок лет назад.

И снова возвращаюсь в свои армейские годы, только спустя почти десять лет. Сырая промозглая осень 1983 года. Таёжный гарнизон. Уж не знаю, какими ветрами занесло сюда не кого–нибудь, а популярнейшего тогда певца Валерия Ободзинского. Правда, в то время он был в опале у музыкальных начальников, поэтому, очевидно, и оказался в нашем гарнизоне среди вековой тайги. Я исполняю обязанности начальника клуба части. Клуб – длинное деревянное «сборно-щелевое» здание барачного типа. Замполит части приказывает срочно привести зал в более-менее приличный вид: больше Ободзинскому выступить негде.

Семь часов вечера. В зале нет свободных мест. Ждём любимого артиста. По залу ходит закутавшийся в пальто и шарф человек, кто это – никто не знает. Вдруг он сбрасывает пальто, взбегает на сцену – и чудо: зал заполняет «Восточная песня». Ободзинского встретили овацией. Потом звучали «Эти глаза напротив», «Карнавал», «Листопад» и другие шедевры в исполнении певца. Это было не «фанерное» выступление – играл настоящий мини-оркестр. Зрители долго не отпускали Валерия.

Когда зал опустел, замполит пригласил певца и музыкантов в кабинет начальника клуба, чтобы поблагодарить за прекрасный  концерт и пожелать им творческих успехов. Валерий сказал, что рад выступать для своих слушателей всегда и в любой обстановке. 

Вот так довелось мне услышать живой голос легендарного Валерия Ободзинского.

Жаркое лето 1989 года. Мы с детьми в Москве, гостим у Елены Николаевны Германовой, бывшего бухгалтера сериала «Вечный зов», с которой познакомились ещё в Белорецке через общих друзей. И вот мы у неё в доме на Мосфильмовской. У нас широкая культурная программа: концерт с участием Аллы Пугачёвой в Олимпийской деревне, спектакль Романа Карцева, посещение ВДНХ, а также цирковое представление с участием Олега Попова. Когда пришли в цирк, то узнали, что это последнее выступление «солнечного клоуна» в СССР – артист собирался эмигрировать в Германию. Программа была интересной, и Попов был, как всегда, великолепен. В конце он попрощался со зрителями. Многие смахивали слёзы, кажется, прослезился и сам Олег.

А когда пришло сообщение, что «солнечный клоун» скончался на гастролях в Ростове-на-Дону, мне вспомнился тот июльский московский вечер, цирк в Олимпийской деревне и радость в глазах моих детей, которую подарил им Олег Попов. 

Когда мы возвращались с представления, на одной из площадей увидели скопление людей: оказалось, обычное дело для Москвы тех лет – очередной митинг. Вот только оратор с мегафоном был необычен: перед собравшимися выступал Анатолий Собчак. Он горячо призывал всех «бороться за установление демократии в СССР». Я не удержался и, подойдя ближе к оратору, рядом с которым стояла маленькая девочка, спросил его, почему он считает, что у нас в стране сейчас нет демократии. Собчак внимательно посмотрел на меня, замолчал, а потом сказал, показывая на девочку:

– Вот она, моя дочь, возможно и будет жить в этом государстве при настоящей демократии. А вы, молодой человек, очевидно, ещё ничего не смыслите в этом. 

Не знаю, прав ли был тогда Анатолий Александрович, но эту случайную встречу я помню до сих пор.

Александр УРЦЕВ. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных