Культура

Богата земля русская традициями и обычаями, праздниками народными да гуляниями. Многие давно забыты, и лишь в некоторых сёлах в глубинке старожилы стараются их сохранить. Сегодня мы всё больше возвращаемся к своим корням, возрождаем и преумножаем забытое наследие. Ярким примером тому может служить одно из сёл Белорецкого района. В Ломовке свято чтят и отмечают сразу два больших праздника – летом Лакомку на Спас, осенью – Михайлов день.

В минувшую субботу старинное русское село вновь тепло встречало гостей хлебом-солью, стихами да песнями.


По старинному обычаю на Яблочный Спас, который приходится на 19 августа, нужно было накормить лошадь сладкими яблоками. И этой чести удостоились председатель Совета муниципального района Диля Хамзина, заместитель начальника Управления культуры района Татьяна Габова, директор Районного Дома культуры Ольга Овчинникова и глава Ломовского сельсовета Сергей Фёдоров. Конь Майор белой масти (постоянный участник всех массовых мероприятий в Ломовке) приветливо вкушал лакомство из рук гостей. А затем, уже по другому обычаю, испил ключевой воды. И закружился хоровод в народной игре «Жила-была бабка».

- Мы рады приветствовать наших друзей и гостей, мы благодарны всем, кто откликнулся и приехал сегодня к нам, особенно из соседних сёл. Поздравляю односельчан с 246-летием Ломовки, желаю крепкого здоровья, семейного благополучия и процветания. Надеюсь, что с сегодняшнего дня мы возьмём старт по подготовке к 250-летию села, и все последующие перемены будут проходить под эгидой наступающего юбилея, - обратился к собравшимся глава сельсовета Сергей Фёдоров.

- Сегодня у нас большой праздник – «Лакомка» мы его назвали. В прошлые годы мы его проводили 29 августа, объединив три Спаса, и называли «Спас-Лакомка». А в этом году решили, что нужно устроить большой летний праздник села, - готовясь к концерту рассказала нам директор Центра русской культуры «Родники» Лариса Власова. – Думаю, что теперь это станет ещё одной доброй традицией – проводить в предпоследнюю субботу августа Лакомку. Праздник очень красив и сытен. К нам приехало много друзей из Инзера, Ишли, Узяна, Белорецка. Очень приятно, что среди них и гость, приехавший из Чебаркуля, Виктор Дмитриевич Мосалёв. В этом году у нас несколько нововведений. К примеру, помимо традиционного мастер-класса образцового коллектива «Десятиручка» добавили мастер-классы по изготовлению фиточая и плетению венков, ведь у нас фольклорный праздник. А так как мы отмечаем и день села, для всех желающих организованы игры в шашки и шахматы, а также вечерняя дискотека. К сожалению, не состоялись конкурс «Мама, папа, я – креативная семья» и легкоатлетическая эстафета, но мы видим, какой праздник получился весёлый и погода благоволит, - завершила Лариса Фёдоровна.

А пока коллективы местного сельского многофункционального клуба и других сёл готовились к выступлениям, мы прошлись по центральной площадке праздника. Вот Эльвира Давлетова с помощницами накладывает детворе аквагрим.

- А мне нарисовали бабочку! Смотрите какая красивая! И праздник весёлый, я пришла сюда с семьёй. Мне очень нравится, - скромно поделилась 4-летняя Инна Штырляева.

- Аквагримом я увлеклась лет семь назад, сейчас моей главной помощницей стала дочь Дарина,  - закончив очередной шедевр на лице юного сельчанина, рассказала мастер Эльвира Давлетова. – Я преподаю в Серменевской школе искусств и Башкирской гимназии. С учениками мы стараемся побывать на всех массовых праздниках и подарить детям радость, и это хорошая возможность отточить мастерство. Праздник только начинается, но впечатления уже приятные. Радует, что во многих сёлах проводятся подобные массовые народные гуляния, возрождаются традиции и обычаи, молодёжь узнаёт о них. Всех с праздником и хорошего настроения! – приступая к работе, пожелала Эльвира Рафаэлевна.

А мы подходим к нарядно украшенному столу, на котором расположились различные кувшины и самовар с баранками, а также травяные сборы. Мастер-класс по изготовлению фиточая проводит учитель химии и биологии Ломовской школы Венера Кубагушева.

- Я сама много лет занимаюсь сбором трав и изготовлением чая. Сегодня самые популярные, представленные здесь, это ферментированный иван-чай и лабазник. О целебных свойствах лабазника мало кто знает. Он отлично помогает при простудных заболеваниях, обладает кровоостанавливающим свойством, снижает внутриглазное давление. В основном используют цветки этого растения, хотя и корни тоже идут в ход. Интересный факт, что свежие цветки лабазника можно применять даже при укусах змей. Хотя, конечно, с ними лучше не встречаться. Самое главное в приготовлении фиточая – это правильное время сбора трав и их сушка. Заготавливать нужно всегда в первой половине дня в солнечную погоду. Сушить нужно при одинаковой температуре, в проветриваемом помещении, избегая прямых солнечных лучей, - пояснила нам Венера Фасхутдиновна. 

Рядом с ней расположилась мастерская по изготовлению тряпичных кукол студии «Десятиручка». Желающих создать свой уникальный оберег оказалось довольно много, как говорится, яблоку негде упасть.

А напротив столов с чаями и куклами манили ароматами вкуснейшие пироги ломовских хозяюшек. На конкурс-фестиваль «Пироги да плюшки, рогалики, ватрушки» свои кулинарные шедевры представили жительницы и гости села.

- Мы традиционно готовимся к таким праздникам, стряпаем. Сегодня испекли пышечки, пироги с ягодками, с рисом-консервами. И наши члены совета ветеранов села участвовали, и молодёжь. Больше десяти участников представили более пары десятков пирогов. На Лакомку и на Михайлов день мы стараемся порадовать гостей своими кулинарными изысками, у каждой хозяюшки свои рецепты, - угощая гостей, рассказала председатель совета ветеранов села Зоя Мосалёва.

- Я живу в Ломовке почти двадцать лет, и мне нравятся трудолюбие, уважение, внимание, гостеприимство сельчан. Сама я работала в железнодорожном цехе Белорецкого металлургического комбината. А с выходом на пенсию появилось время, и я стала больше общаться с женщинами села. Теперь сама стараюсь участвовать во всех мероприятиях и праздниках, которые здесь организуют, - присоединилась к нам Лидия Круглова. – Радует, что в селе сохраняют давние традиции - это Масленица,  Михайлов день и Спас-Лакомка. Участвуя в них, получаешь небывалый эмоциональный подъём, заряжаешься положительной энергией. Сегодня я представила рогалики и два больших пирога с ягодами, порадовало, что их с удовольствием быстро скушали, особенно детки. В день рождения селу желаю процветания, - завершила Лидия Дмитриевна и продолжила нарезать пироги, угощая гостей.

А возле сцены, под берёзкой, разместилась небольшая литературная гостиная. Здесь Виктор Мосалёв представлял своё творчество, готовясь к выступлению на сцене.

- Хотя я давно не живу в Ломовке, но до сих пор считаю себя коренным жителем. Жизнь распорядилась так, что учился я в Ростовском кинотехникуме, работал в Учалах, а сейчас живу в Чебаркуле. Однажды меня посетила муза, я стал писать стихи. Так до сих пор остановиться не могу. Сейчас  я член чебаркульского литературного объединения «Родник», издал два сборника. Пробую свои силы в песенном жанре. На празднике прочту несколько стихотворений и исполню свою песню, все они посвящены Ломовке. Вот так творчеством и живу. Я благодарен ломовчанам за их поддержку. Несколько лет назад мы даже проводили здесь мой творческий вечер, было приятно. И сегодняшний праздник – это ж небывалый подъём настроения! Слов нет, чтобы описать все чувства, которые здесь испытываешь. Я готов всех обнять и расцеловать! В нас просто вливается радость, - под русские народные напевы рассказывал Виктор Дмитриевич.

В стихах и песнях со сцены он выразил все свои чувства и пожелания родному селу и её жителям.

Праздник Лакомка длился весь день. Артисты от мала до велика, в ярких национальных костюмах веселили народ и радовали своим творчеством. И как отметила Диля Хамзина, символично, что в празднике участвуют люди всех возрастов. Ведь именно сохранение и возрождение традиций объединяет народ, и это отлично видно в Ломовском сельсовете.

Наталья БОРИСЕВИЧ. 

Фото Ильи ПАНЧЕНКО.

 

В одной из публикаций я уже вкратце рассказывал об этом человеке. Напомню, встретил я Марека в Польше, которую мы, участники казачьего крестного хода, в этом году проехали вдоль и поперек. Эта страна была одним из этапов большого экспедиционного маршрута по Европе. В нашей поездке встречалось множество удивительных людей, один из них – Марек. Он живёт в небольшом селе Восточной Польши. 


Мы стоим с Мареком возле старинного храма на таком же старинном кладбище в уютном местечке Восточной Польши. Кладбище «русское». Беру в кавычки, потому что здесь это слово имеет сугубо условный характер. Русскими здесь называют всех: и белорусов, и украинцев, и даже поляков, если они причисляют себя к русскому миру. Всех православных жителей Восточной Польши. Местные русские говорят на смешанном языке, где белорусские, украинские и русские слова незатейливо сплетаются с польскими. При этом в каждой деревне – свое наречие, и люди порой плохо понимают друг друга. Кладбище очень ухоженное, как это принято в Польше. В этой стране невозможно найти запущенных погостов или храмов. Я уже писал в предыдущих публикациях, что жители Польши очень ревностно относятся к вопросам благоустройства.

Итак, мы стоим с Мареком на кладбище.

- Это старинный храм Димитрия Солунского, - говорит мне Марек. – Дрневнечтимое место. Храму уже более четырехсот лет.

Марек считает себя русским, хотя по национальности, как я понял, наполовину белорус, наполовину украинец. Но говорит на русском. И здесь без кавычек. Даже акцент незначительный. Марека выдают лишь некоторые фразеологизмы, которыми он иногда снабжает свою речь, а еще он временами вместо предлога «с» вставляет «з». Все-таки живет в Польше. И польский язык для него тоже родной… 

Он показывает на множество крестов между храмом и кладбищем. Они не могильные, их ставили (и ставят) во время бедствий. Так люди оставляют свои молитвенные просьбы к Богу. На одном кресте значится: «От упадения скота». Марек показывает на другой крест.

- В пятом году его поставили мои дедушка Семён и бабушка Анастасия, - говорит он. – Они просили Бога благословения, чтобы детки не умирали. Мой дядя умер сразу после рождения, его даже крестить не успели. Другой дожил всего до девяти месяцев. Только моя мама и осталась.  Правда, нас пятеро у неё… Так что Бог услышал молитвы дедушки Семёна и бабушки Анастасии.

Мы подходим к самому высокому кресту. Видно, что это новодел. Марек комментирует:

- Этот крест в 2013-м году поставили дети и внуки человека, который спасся от банды Бурого. Это бывший солдат польской армии, который на изломе сорок пятого года пришел сюда мстить. «Одвэту» - так это звучит по-польски… Крест соорудили в благодарность Богу. Но мы сейчас поедем на могилы моих родственников, которым не получилось спастись от рук бандитов. В моей семье восемь человек были расстреляны, сожжены, из них пятеро детей. Самый младший выпален из боку своей мамы.

Марек говорит спокойно и в тоже время напряженно. «Выпален из боку…» Мурашки по телу…

Он поясняет, что Бурый (это кличка) был лидером польских националистов. В Восточной Польше, где много православных, Бурый уничтожал «русских»: украинцев, белорусов и собственно самих русских. Это была месть за «оккупацию» Польши…

Едем в одно из многочисленных сёл Восточной Польши. На окраине высится православный крест. 

- На этом месте стоял дом, куда в сорок шестом пришли люди в форме польской армии. У меня слово солдат не выходит из горла – я называю их просто бандой. Они пришли и закомандовали здесь свои порядки: давайте, мол, овес, дублёнки отдавайте и рукава отрезайте, чтобы мобильными быть. Собирали всё, что хотели… Люди просили Бога, чтобы они быстрее ушли: народ устал от бесконечных войн и революций… А бандиты закомандовали, чтобы люди наносили солому в свои дома, дескать, будем отдыхать после марш-броска. Ну, люди натащили солому… Это было у бандитов задумано село сжечь. И потом к обеду приказ: прийти сюда на собрание…

Марек показывает на место, где возвышается теперь православный крест и где в 1946-м году стоял большой крестьянский дом. На кресте надпись с учетом местного наречия: «Память жителей деревни (такой-то) оставших от траг. смерти. 1946 год».

- Не все пошли на собрание, - продолжает Марек. – Кто-то детей своих оставил, и потом они все сгорели в огне. 

Марек рассказывает и у него начинают влажнеть глаза…  Говорю это не ради пошлой сентиментальности: просто события тех огненных лет до сих пор отзываются в сердцах потомков острой болью. Отзываются криком младенца, который в огненном месиве был «выпален из боку» матери.

Бандиты заколотили окна и двери и подпалили дом. А потом пошли по селу поджигать другие крестьянские усадьбы. Перед этим к народу заходил сам Бурый. Он спросил: «Если есть католики, то они свободны». Нашлись два католика из соседнего села, которые зачем-то тоже пришли на «собрание». Но они не вышли, сгорели вместе с православными.

Марек рад, что приехали русские, которым можно сказать правду. Крикнуть! В Польше у него своего микрофона нет… Здесь его не слышат. 

Марек давно и прочно изучает историю своего, «русского» края. Вот опять поставил кавычки и подумал: а ведь они здесь ни к чему! Потому что:

- Здесь до войны все русскими считались, - говорит Марек. - Это уже потом нас записали в белорусы, украинцы и так далее.

Марек – член группы «Курск», которая борется за историческую правду. Сегодня Бурого в Польше некоторые деятели пытаются сделать героем. И у них это хорошо получается (как получилось с Бандерой на Украине).

Представляете, что при этом испытывают потомки тех, кого Бурый сжёг заживо?

Националисты ежегодно приезжают в Восточную Польшу и проходят маршами по сёлам, которые когда-то сжигал их «герой». Люди прячутся по домам, чтобы не провоцировать столкновения. Потому что обвинят всегда «русских». Русских!

Марек рассказывает страшные вещи. Говорит несколько путано и сбивчиво. Он словно куда-то торопится. И чем больше спешит, тем сильнее его речь насыщается местным диалектом.

- Бурый оставил солдата возле дома, чтобы стрелял, если будут бегать. Из огня выскочил человек з двумя детьми… Его очередью из автомата перерезало напополам. Он упал, детей успел на хворостину бросить, которую мы палим в печке… Потом прибежала жена, хворост сгорел, от детей одни косточки остались. И каже так! Она как пошла, была босой, хоть и зима на дворе. Она з него валенки сняла, з мертого, кровь вылила, так и обулась.

- Село сгорело, на полкилометра кругом снег растаял, - продолжает Марек. – Это было двадцать девятого января. 

Потом Марек произносит совершенно потрясающую мысль (сначала это напоминает простое ёрничество). Но! Судите сами. Вот эти слова:

- После дядя Коля говорил, как выла скотина в подожжённых хлевах!.. Сегодня «Гринпис» воюет за животных. Правильно, надо! Но почему «Гринпис» не обвиняет главного героя Польши за то, что он здесь восемьдесят с чем-то коров сжёг и много овец?!

Действительно - почему? Современные либеральные «историки» Польши и слышать не хотят о том, что в послевоенные годы в Восточной Польше происходил геноцид православного народа. Эти господа тут же затыкают уши, когда им говорят правду о том, что националисты заживо сжигали всех подряд, включая стариков, женщин и детей. Людей предавали огню только за то, что они причисляли себя исключительно к русскому миру. За то, что Россия для них всегда была Матерью. 

Кровавые пятна истории современные польские власти пытаются присыпать пошлой новоевропейской пудрой. Марек не хочет, чтобы его народу «пудрили мозги».

Национализм – это страшное психическое заболевание. По-моему, неизлечимое…

В Польше я встретил женщину, которая будучи по рождению полячкой и, соответственно, крещёной в детстве в католическую веру, уже в зрелом возрасте приняла православие. И что бы вы думали? Даже став православной, она продолжает чтить Бурого! Она считает национальным героем человека, который сжигал православный люд.

Ну, хорошо! Вы не хотите признавать факты геноцида (это я к официальным историкам). Тогда, господа, вслушайтесь в иронические слова Марека и пожалейте хотя бы скотинку, которая тоже безвинно сгорела в огне.

У коровы ведь нет национальности. Она не бывает католической или православной. Она просто корова.  

Типовой памятник в виде солдата с автоматом, под которым плита с именами освободителей Польши: «Старший сержант И.П. Васильев, рядовой В.С. Семёнов…»

Он мирно стоял в одном из сёл, а нынче возвышается на огороде Марека. Потому что памятник попал под закон о декоммунизации. Какова была бы его дальнейшая судьба? Его, наверняка, снесли бы бульдозером, размолотили на мелкие кусочки и сделали бы отсыпку при строительстве шикарных польских дорог… 

Марек спас памятник, заранее перенеся его на свою территорию. И теперь собирается установить его на одном из русских кладбищ. Это чтобы не расточалась народная память… По закону на кладбищах памятники не сносят. А на фундаменте, где стоял советский солдат, сейчас горят лампадки. Их приносят сюда русские люди.  

Марек и его соратники ухаживают и за памятником неизвестному солдату Советской армии (так значится на гранитном постаменте) на одном из русских погостов. Сюда люди тоже приносят лампадки. Ухаживают и за двумя памятниками на другом кладбище: один - в честь воинов Красной армии, другой посвящён солдатам Первой мировой. Памятники стоят рядышком, что очень символично. Лампадки одинаково освещают красную звезду и православный крест… Кстати, сюда же будет перенесен и «декоммунизированный» советский солдатик, который сейчас спасается на огороде Марека. 

- Ты не боишься, что тебя просто убьют? – спрашиваю я в упор.

- За детей боюсь, за себя уже нет.

У Марека трое детей, просторный дом и свой небольшой бизнес. 

Таких людей в Польше много. Они, как неугасимые лампадки. И никакие самые яркие прожекторы лживой пропаганды не способны затмить их тихий свет. 

- Люди сердцем реагируют на правду, - говорит Марек.

Фамилию и место, где живет этот человек, я решил не называть. Статья, наверняка, окажется в Интернете, и я боюсь, что при следующем националистическом марше его участники остановятся у дома Марека… 

Недели через две уже на обратном пути мы вновь встретились с Мареком. Он пришел в православный монастырь, где мы остановились, и с горечью сообщил, что кто-то на днях спилил нижнюю наклонную перекладину православного креста. Нападки на русский мир продолжаются.

Игорь Калугин.  Фото автора.

В воскресенье вечером на площади Металлургов вновь звучала громкая музыка. Недоумевающие белоречане с интересом наблюдали за тем, как музыканты настраивают аппаратуру и спрашивала у прохожих, по какому поводу праздник. Мало кто обращал внимание на огромный баннер, установленный у фонтана и поздравлявший с Днём строителя. Кстати, этот праздник отмечается в нашей стране во второе воскресенье августа. 


Пока музыканты настраивались, народу на площади становилось заметно больше. Всюду сновали шустрые ребята и девчата в фирменных футболках с символикой «БАСК» и раздавали листовки. На них рассказывалось о Башкирском колледже архитектуры, строительства и коммунального хозяйства, его отделениях и специальностях. Так студенты-волонтёры приглашали юных белоречан в свои ряды будущих строителей.

- В этом году Белорецкий строительный колледж стал филиалом нашего Башкирском колледже архитектуры, строительства и коммунального хозяйства (БАСК), поэтому в рамках профориентационной работы сегодня мы приехали в Белорецк, - рассказывает директор БАСК Булат Биктимиров. – Основная цель – показать и познакомить белоречан со своим учебным заведением, а также пригласить молодых людей вашего города и района в наш колледж. Не секрет, что сегодня профессия строителя очень популярна, востребована и оплачиваема. Все видят, что на территории республики и в вашем городе, в частности, идёт строительство многих объектов, в том числе и социальных. Поэтому наши выпускники без работы не останутся. Кстати, двое из них уже трудятся на строительстве Крымского моста. В Белорецком филиале останутся прежними, но мы внедрили новую – автомеханика. Продолжается набор на специальности «Мастер общестроительных работ» и «Мастер основных декоративных работ». Белорецкий район хорошо развивается, становится промышленным, думаю, что и наши специалисты-выпускники здесь будут востребованы. Поздравляю все с нашим профессиональным праздником и желаю успехов во всех начинаниях.

С приветственным словом перед началом концерта выступил заместитель главы администрации Белорецкого района Вячеслав Калугин, который поздравил горожан с Днём строителя и рассказал о перспективах развития строительства в Белорецке.

- Как же долго… Вон на День города челябинцы за сутки приехали, чтоб установить аппаратуру, - сетовали белоречане в ожидании выступлений гостей из Уфы.

- А это вообще кто? Откуда? – удивлённо спрашивала молодёжь, проходящая мимо. – Что за праздник то? А салют будет?

- Не будет! Запретили! – кто-то недовольно выкрикивал им вслед.

- Ну, когда ж начнётся? В Белорецке не часто бывают столичные музыканты, пусть и не московские, - нетерпеливо интересовались девушки. 

- А что народу как мало пригласили? И рекламы то особо не было… - слышалось в небольшой компании, стоявшей у одной из киосков. – Мы вообще случайно попали. Вышли прогуляться… Ну посмотрим, послушаем.

- А нам ждать надоело! Организация праздника так себе… В День строителя надо их поздравлять, а тут что… - покидая центральную площадь, возмущались мужчина и женщина лет пятидесяти. – Лишь бы дать молодёжи под музыку подёргаться. Нет, чтоб делом их занять.  

- Я учусь на втором курсе Белорецкого строительного колледжа. Я выбрала вполне престижную специальность «каменщик-монтажник-сварщик». Отличный выбор – три профессии в одном. У нас прекрасный коллектив преподавателей и студентов, увлекательная жизнь, насыщенная различными мероприятиями, - раздавая листовки говорит нам Алексей Гревцев. – А к началу учебного года колледж ещё больше преобразится после ремонта. Так что приходите к нам учиться! Здесь очень круто! Как будущий строитель в праздник желаю крепких касок, отличного настроения и качественных построек.

- Я учусь в колледже на парикмахера, и мне очень нравится. Я люблю создавать причёски, творчески выражаться. К тому же у нас отличный мастер, добрый, понимающий, всегда поддержит, даст верный совет, - делится Кристина Аверьянова. – Думаю, выпускникам нашего колледж всегда найдётся дело по душе, ведь здесь мы получаем профессии, которые всегда востребованы. Сейчас происходят положительные изменения, которые только улучшат нашу жизнь и качество образования. Хорошо, что расширяется спектр специальностей.

Спустя почти два часа музыканты групп «Виа Чаппа», «Премьер» и «Тяжёлое время», а также Вероника Муртазина наконец-то представили белоречанам своё творчество. Кому-то музыка звёзд местного масштаба пришлась по душе, другие в очередной раз её не поняли и не приняли.

Наталья АКСЁНОВА. Фото автора

 

Цой» — единственное слово из трёх букв, которое было в состоянии конкурировать с другим, столь же коротким словом на наших поселковых стенах и заборах. Цой – ровесник мамы. Я ровесник группы «Кино», мы с 82-го. Ни о группе, ни о Викторе Цое я не знал, пока не пришло время искать место для шага вперёд. Или стены, на которую можно опереться. 15 августа — 28 лет как Цой для многих стал именем таких стен.


«Я вижу дом, я беру в руки мел,  

Нет замка,  но я владею ключом...»

Имя на стене я увидел гораздо раньше, чем услышал записи Цоя, — совсем маленьким на рукописной клубной афише: «Виктор Цой в фильме «Игла». Мама сказала, что это фильм про наркоманов, и я решил, что это плохой фильм. Тогда я ошибался. Потом была стена редкой в Тирляне двухэтажки с огромными печатными «В. ЦОЙ».

Помню, как впервые услышал его песню. Не самого Виктора – песню. Было это в 93-м. В честь окончания учебного года мы, ученики тирлянской школы № 2, отправились в лес на традиционный в те времена турслёт, где после всего пели песни. Мы, пятиклашки, спели что-то вроде «Вместе весело шагать». А старшаки из девятого взяли гитару и выдали «Звезду по имени Солнце». Я спросил, чья это, а одноклассник Костя удивился: «Ты что?! Это ж Цой!» К тому моменту Виктора Цоя почти три года не было в живых.

Самого Цоя я услышал позднее. Мне было уже лет тринадцать. Старый здоровенный приёмник из родительской спальни, вечно настроенный на какую-то нудную волну, вдруг сообщил, что «Кончится лето». Я, который в это время любил выискивать ляпы в фильмах и песнях, тут же ехидно заметил: «Поёт, что лето кончится, а у самого тюльпан стоит в банке. А тюльпаны только весной бывают». Отец, который мудрей и честней меня, ответил: «Не в тюльпанах дело. Ты — слушай». Именно тогда Ты начинаешь слушать Его. А когда, наконец, услышишь, то твёрдой рукой на зелёной обложке школьной тетради впервые выведешь «Цой».

«Тот, кто в пятнадцать лет

 убежал из дома,

Вряд ли поймет того, 

кто учился в спецшколе...»

Биография Цоя, словно поперёк исписанный линованный лист. Родился он в 1962 году в семье Роберта и Валентины Цой. Родители то сходились, то расходились, и Витя, живущий в проходной комнате, по большей части был предоставлен себе. Однажды родители уехали на месяц на юга и оставили Вите 90 рублей, по трёшке на день. Он в первый же день купил себе гитару за 87 рублей, а питаться решил беляшами, которыми и отравился. Беляшей больше никогда, говорят, не ел. Зато начал играть. 

Школу он окончил плохо, из художественного училища имени Серова вылетел, пытался получить специальность резчика по дереву в ПТУ. А ещё стал писать песни. Простые и ни на кого не похожие. Это потом, в середине восьмидесятых, в его песнях будут нотки английских «The Cure» и «The Smiths» (не потому, что плагиатил, а потому, что слушал), а пока —

чистая романтика. Цой влился в ленинградский рок-клуб. Пэтэушник в стане интеллектуалов. Акустика в хоре электрогитар. Куда ни ткни — дети профессоров с вышкой (или почти вышкой) за плечами: Борис Гребенщиков, Майк Науменко, Максим Пашков, другие. Но и эти выпускники «спецшкол» ценили свободу и творчество выше статусов и дипломов. О том славном времени любви и надежд недавно снял красивейший фильм Кирилл Серебренников. Посмотрите «Лето», это не «чистая правда» о начале «Кино» — это мюзикл о том, что внутренняя свобода важней внешней, а дружба сильней зависти и ревности…

«Мой дом был пуст,

Теперь народу в нём полно...»

Цой – это не про радость. Подростковый возраст – это тоже не про неё. Так всегда: ты не нравишься тем, кто нравится тебе. Учитель английского зовет тебя тугодумом. И тебя вечно заставляют постричься, хотя уже не требуют не носить джинсовку. Суицид и мысли о нём — такая же обыденность поселковой жизни девяностых, как сигарета в школьном сортире. А ты не куришь. Просто потому, что остальные курят. Отца в прокопчённой робе видишь лишь по ночам. Петлюра – голос твоего поколения. Но не твой. И вдруг ты слышишь «свой» голос: «Ты часто проходишь мимо, не видя меня, с кем-то другим, я стою не дыша»; «Нет дома. Никого нет дома. Я лишний, словно куча лома»; «Подросток, прочитавший вагон романтических книг, ты мог умереть, если б знал, за что умирать»; «За стенкой телевизор орёт, как быстро пролетел этот год. Он так похож на прошлый год. Я в прошлом точно так же сидел один, один…»

Именно тогда ты находишь место для шага вперёд. А когда уже нашёл, рядом кто-нибудь обязательно встанет. Вот уже и не один. Тима, с которым вместе играли в баскетбол, делится с тобой записями «Кино». Ты их слушаешь на вечно жующем «Романтике-306» и пытаешься переписывать. Вырисовываешь портрет Цоя, чтобы вставить в подкассетник. Тебе невдомёк, что на оригинальной обложке альбома «Группа крови» 1988 года плакат Малевича, а не героический подбородок Виктора. Друг Андрюха привозит из Магнитки сборник «Легенды русского рока». А вот уже и Вадя с Денисом здорово играют на гитаре «Мои друзья всегда идут по жизни маршем, И остановки только у пивных ларьков!» Ты тоже что-то пытаешься играть, и Женька с Вовкой, как могут, учат тебя ставить аккорды и подсказывают песню «без барре». А однажды, вернувшись с покоса вместе с родителями, ты узнаёшь, что младшая сестра, которая тогда была решительней и смелей тебя, краской на стене комнаты написала: «Смерть стоит того, чтобы жить, А любовь стоит того, чтобы ждать...» С подписью: «В. Цой».

«Сегодня кому-то говорят

 «До свиданья!» —

Завтра скажут: «Прощай навсегда!»»

Популярность придёт к Цою в 87-м. В фильме «АССА» прозвучит песня «Перемен!» Сколько бы некоторые не говорили, что эта песня была написана американцами в Голливуде, мы знаем, что Цой написал её за два года до этого, и она была о переменах внутриличностных. Но в стране шли уже другие перемены. Перестройка ещё дарила надежду на светлое завтра, и фраза «Мы ждём перемен!» стала лейтмотивом этого времени. Этот гимн Свободе на данный момент находится под негласным запретом на радио России и Белоруссии (в странах, где судят за смешные картинки и фото времен Второй мировой войны, опасно чего-то ждать). После выхода альбомов «Группа крови» и «Звезда по имени Солнце» популярность «Кино» переполняет Советский Союз и через растрескавшийся железный занавес растекается по Европе и США. В это время Цой бросает работать кочегаром в котельной «Камчатка» и полностью уходит в музыку. В 1989 году во Франции выходит пластинка «Последний герой». В этом же году Виктор признается лучшим актёром СССР за роль борца с наркомафией Моро в фильме «Игла». 24 июня 1990 года Цой, только отметивший свои, как оказалось, вечные 28, и группа «Кино» на Олимпийском стадионе дали концерт, на который пришли более шестидесяти тысяч человек. Этот рекорд не побит до сих пор.

После триумфа в «Лужниках» Цой садится за работу над новым альбомом. 

15 августа, поехав на рыбалку, недалеко от Риги, Виктор заснёт за рулём. По легенде, в его искорёженном после аварии синем «Москвиче» единственным целым предметом окажется кассета с демо-версией новых песен. Они и станут основой посмертного «Чёрного альбома». Это там будут «Следи за собой», «Когда твоя девушка больна» и столь популярная и кем только не спетая ныне «Кукушка».

Сразу после гибели Цоя на стенах мегаполисов и деревень появился новый пароль: «Цой жив!»

«Но всё, что мне нужно, —

Это несколько слов и место 

для шага вперёд...»

Мне неважно, был ли Высоцкий наркоманом, а Лермонтов бузотёром. Я знаю, что они не были доносчиками и не гнули спину перед власть предержащими. Это главное. А всё остальное найду в их стихах. То же и с Цоем. ««За» голосуют тысячи рук… Всё на месте, да что-то не так». Он не был борцом с системой. Он и не был частью этой системы. Так бывает, что в среде, где все голосуют «за», воздержаться — уже подвиг. Недавно узнал, что в одном из своих интервью Сергей Бодров сказал: «Цой — значит, что весь мир против тебя, а ты против всего мира. Человек, слушающий Цоя, во что-то верит. Я думаю, что в этом есть такой настоящий порыв к свободе внутренней. К прямой и ясной картине мира». Лучше уже не скажешь.

Восемь лет назад двадцатилетие гибели Виктора я встретил у самой знаменитой Стены Цоя — на московском Арбате. Говорят, потом эту стену закрашивали.

Давно не вижу надписи и на улице 50 лет Октября в Белорецке, где теперь живу, какой-то смельчак написал на высотке «Цой». Может, плохо смотрю. Да и в родительском доме переклеены обои. Но так ли важны стены? Важно только Имя этих стен. И место для шага вперёд.

Иван РАЗИН. Фото автора 

В адрес известного белоречанина, заслуженного работника культуры Республики Башкортостан, композитора Мухарама Ахмедшиновича Салимова поступило официальное письмо.


Генеральное консульство Республики Казахстан в городе Казань и консул Еркин Тукумов выражают в нем слова искренней благодарности за песню, адресованную Президенту Республики Казахстан Н.А. Назарбаеву. 

В знак признательности, М.А.Салимову была передана красочная, универсальная энциклопедия «Астана».

Соб.инф.

В дежурную часть Отдела МВД России по Белорецкому району поступило сообщение от жительницы села Инзер о том, что неизвестный повалил на местном кладбище надгробия.

Башкортостан – страна гор. Не зря нашу республику называют «Второй Швейцарией» и  сравнивают с этой удивительной страной.  Значительную часть территории  нашей республики  занимают Уральские горы, буквально священные для нашего народа. 

Южно-Уральский государственный природный заповедник расположен в наиболее горной части нашей республики. На территории заповедника насчитывается свыше 25-ти горных вершин, высота которых превышает 1000 метров от уровня моря. Здесь расположена самая высокая точка Южного Урала – гора Большой Ямантау высотой 1639 метров. Познакомимся и с другими хребтами нашего заповедника. 

Сегодня такие дворы встретишь не часто, как в былые советские времена: детвора резвится, мамочки обсуждают дела насущные, мужчины играют в шахматы или домино. А какие веселые концерты и народные гуляния раньше устраивались в этих дворах. Все жили одной большой дружной семьёй, всё делали сообща. 

Возродить добрые традиции попыталась инициативная молодёжь – выходцы села Железнодорожного.

Страница 2 из 33

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных