Поиск гармонии и совершенства

23 января 2018

В Белорецкой картинной галерее близится к завершению выставка живописи и декоративно-прикладного искусства учалинских художников. Экспозиция разнообразна по жанрам, темам, стилям, техникам и авторам. Авторы Гайсин и Мингажев, Баннова и Степанова, Гильманов и Гизитдинов давно полюбились белоречанам. Их работы – путешествие по заповедным местам, где хочется побывать и напитаться той удивительной энергией, исходящей от этих мест.

 

На мой взгляд, настоящим украшением, изюминкой выставки стали картины Зуфара Гизитдинова из серии «Нихон – родина солнца».  Мне, как экскурсоводу, приходится наблюдать, как долго зрители стоят перед полотнами, ошеломлённые открывшимся величием и красотой природы и человека, как зачарованно смотрят на творения рук человеческих. Особая атмосфера японской живописи, пронизанная чарующей магией Востока, поражает не только знатоков, но и тех, кто впервые видит её.

Любовь и восхищение Страной восходящего солнца, её прошлым, настоящим привели художника Зуфара Гизитдинова к идее создания цикла работ, объединённых одной темой и посвящённых Японии.

К этой теме художник пришёл не случайно: двадцать семь лет назад он увлёкся восточными боевыми искусствами, теперь он - обладатель чёрного пояса и четвёртого дана айкидо в стиле айкикай, член Всемирного центра айкидо в Токио. Впитывая вместе с восточными боевыми искусствами японскую философию, культуру, национальное сознание, древнюю религию – синтоизм, он полюбил удивительную маленькую страну, которая вдохновляла и очаровывала своими легендами,национальным характером, философией, мировоззрением.

Традиционная японская живопись реалистична, как и европейская, но призвана решать несколько иные задачи. Японские художники игнорируют законы перспективы (масштаба), изображения объектов в их произведениях во многом условны, стилизованы, то есть «фотографически» не точны, на картинах часто присутствуют незаполненные художником области, которые остаются чистыми, белыми, органично вливаясь в композицию. Эти «белые пятна» художник предлагает заполнить зрителю своими образами и фантазией.

Живописная японская традиция представляет зрителю возможность и определённую свободу мысленного сотворчества с художником. Однако течение мысли и психологическое состояние при созерцании и восприятии японской живописи у японца и европейца - разные.

Многолетнее долгое вхождение художника Зуфара Гизитдинова в культуру Японии даёт ему право творить по-своему, но в духе японской традиции: оригинально, неоднозначно, внося свою индивидуальность в изображаемое. 

В своих картинах он создаёт особую, восточную атмосферу и передаёт ее колорит. Он умеет выразить чувственный, эмоциональный мир героев через тонкие и мягкие оттенки цвета, элементы пейзажа, через некую недосказанность и яркие акценты в смысловых центрах.  Его картины символичны. 

Большей частью поэтический образ мира художник передаёт через пейзаж, предлагает человеку путь гармонии, мира и тишины.  Главной целью художника становится передача впечатлений от созерцания величия природы и эмоционально-философского наслаждения человеком каждым мгновением жизни.

В его картинах уделяется много внимания не действию, а передаче настроений и чувств: любви, нежности, грусти. Его Япония многолика, у неё своё лицо, своё дыхание, своя жизнь. 

Одним из главных мотивов его творчества является культ женской красоты. Утончённая, изысканная, именно изображенная женщина даёт возможность насладиться совершенством линий, чистым локальным цветом.  В картине «Ритуал любования снегом» радостна палитра художника: яркие, сочно-красные, ослепительно белые, праздничные цвета.  В картинах «Музыка шести ступеней», «День зелени», «Игра на сямисэне» он создаёт образы нежных и хрупких женщин. А какая трепетная и чувствительная женская душа на картине «Луна, скрытая облаками», в ней художник необыкновенно тонко передаёт единство жеста и настроения, выражение лица. Красивое лицо юной японки живёт своей жизнью: испуг и тайна, обещание и тревога… И веер - как иносказание, как ожидание чуда...

Художник умеет показать внутренний мир героинь, их чувства, их переживания. Его женщины современны, но возникает ощущение, что они пришли к нам из глубины веков. 

Все его работы проникнуты созерцательностью и единением с окружающим миром. Умение восхищаться сиюминутной красотой природы нашло выражение во многих произведениях художника. 

По словам искусствоведов, искренность творчества Зуфара Гизитдинова подкупает, художник не стесняется обнаружиться в чувствах, не лицемерит, не лжёт. У него солнечная душа и мироощущение всепонимающего, всезнающего человека -  человека мира.

«Прогулка в снежный день» - работа дышит покоем, зимней чистотой и каким-то особенным, тихим чувством ожидания душевного обновления. Это чувство возникает благодаря сочетанию мягких серебристых, синих и белых тонов. Наш взгляд скользит от женских фигур в национальной японской одежде на первом плане к мягко возникающим очертаниям здания и светлому небу вдали. Художник стремится передать красоту бытия, настроение, найти отклик в человеческих душах. Чувствуется влияние школы японской живописи – школы духовности, поэзии и мастерства.

Невероятной энергией, внутренней свободой, решительностью поражает девушка–самурай в одноименной картине. Внутренняя динамика, женственность и сила, неистовство и порыв, ураган переданы средствами композиции, холодным колоритом синих тонов.

В картине «Путь через 88 храмов» главный герой, олицетворяющий силу духа и мужество, уходит в серебристо-голубую дымку, как бы приглашая зрителя за собой в бесконечный путь к самосовершенствованию, развитию, тренировке ума - путь без начала и конца. Ощущение света и тишины на картине доведены автором до невероятной остроты осязаемости, убедительности и привлекательности образа, символизирующего незыблемое, вечное в жизни японского народа.  Человек – главное, он - внутренняя сила картины, заполняет собой всё пространство полотна.

Большое значение в картинах, посвящённых образам самураев, приобретает символика и сдержанная колористическая гамма.

В центре картины «Сон самурая» герой, справа от него меч – путь смерти, слева – ветка сакуры – жизнь: не привязывайте себя ни к жизни, ни к смерти, будьте посередине моста, сохраняя баланс. Всё как будто незатейливо в этих картинах, но продуманная композиция, цветовое решение, символика, использование смысловой метафоры, связь с поэзией помогают художнику раскрыть свой замысел: путь к совершенству бесконечен, долог и труден.

Стремясь к исторической конкретности образов, определяя связь характеров со средой, эпохой, раскрывая внутренний мир героев, Зуфар Гизитдинов достигает психологической верности характеров. 

Умение восхищаться красотой природы, богатой и разнообразной, умение наслаждаться каждым мгновением  жизни - особенность национального характера японцев. И это  нашло отражение в творчестве художника. Говоря о жизни, её вечном течении, о неувядаемой красоте природы, художник напоминает о её быстротечности. Картины, как стихи, кратки и мудры, ясны  и сдержаны, изящны и лиричны, скромны и эффектны. Его работы ценны тем, что художник учит нас видеть прекрасное в обыденном, повседневном, красоту он видит в гармоничном сосуществовании природы и человека.

Камерны его картины «Сакура», «Сезон красных листьев» и другие, в них - «дыханье нежное природы», в них художником философски осмысливаются вечные законы бытия. В цветении сакуры -  глубокий смысл: красота и быстрое увядание цветов отождествляется с жизнью человека, её быстротечностью. Художник умеет на холсте продлить и даже остановить неповторимые мгновения ускользающей от нас красоты и ещё много-много чего, чем жив человек. Всё преходяще, а красота вечна. Вечна и неувядаема красота природы, которая под его кистью, пребывая во всей прелести идущего снега, весеннего цветения сакуры или осеннего сгорания листьев всегда несколько отстранена от человека, замкнута в себе. Причём пейзаж может сочиняться художником, он находит его в своей памяти, в своём воображении. Всё, казалось бы, просто. Но за этой простотой стоит поистине титанический труд.

Очень много написано о Гизитдинове, его живописи, его заслугах, тем труднее не повториться при этом. Но хочется сказать, что жизнь всегда держалась и держится на тех, кто служит духовности, людям, истине, красоте и искусству. Искусство любит неравнодушных, влюблённых в жизнь и творчество, настоящих и  преданных тружеников. Таков и Зуфар Гизитдинов – трудяга и бессребреник. Он находится в расцвете сил  -  и духовных, и физических, в творческом поиске, главные и лучшие его картины ещё впереди. Сейчас к нему пришла духовная зрелость, он постигает смысл вечных законов бытия, ему доверено расписывать православный храм иконы Божией Матери Скоропослушницы,  а это дано заслужить не каждому, это даётся свыше.

На стенах Белорецкой картинной галереи - холсты в изящных рамах, в них отразились и остались прекрасные мгновения жизни самого Зуфара Гизитдинова, Мастера с большой буквы, потому что вся его жизнь, его творчество – поиск  идеала, поиск совершенства. Он полон сил, энергии, планов на будущее. Пусть они сбудутся!

Лидия Григорьева, экскурсовод Белорецкой картинной галереи.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Template Settings

Theme Colors

Blue Red Green Oranges Pink

Layout

Wide Boxed Framed Rounded
Patterns for Layour: Boxed, Framed, Rounded
Вверх

Консоль отладки Joomla!

Сессия

Результаты профилирования

Использование памяти

Запросы к базе данных