×

Внимание

Simple Image Gallery Pro Notice: Joomla's /cache folder is not writable. Please correct this folder's permissions, clear your site's cache and retry.

Я не могу отказаться от пера и белого листа

16 ноября 2016

В этом году увидела свет книга «С верховьев реки Зилим» Нурислама и Рамазана Шайхуловых и Гульсум Мустафиной. Это первый сборник, вышедший на русском языке. Отрадно, что книга сразу стала номинантом премии имени Яныбая Хамматова. На днях в Белорецком историко–краеведческом музее состоялась её торжественная презентация, где от имени авторов выступила Гульсум Мустафина.

 – Я благодарю всех, кто пришёл на эту встречу, – сказала она гостям. – Благодарю за оценку нашего с братом Рамазаном труда по переводу повести. Я не писатель и, наверное, уже не успею им стать. Но у меня есть огромная любовь к литературе, желание писать, интерес к жизни и людям; есть понимание того, что литература создаёт человека и воспитывает общество, если она направлена на добро. И поэтому я не могу отказаться от пера и белого листа. Это и заставило меня сесть за перевод произведений нашего отца, в которых я увидела созидательную силу, исходящую от творца, художника. Каждая тема в произведениях Нурислама Шайхулова о нашей жизни, её проблемах, это утверждение основных правил человеческого общежития. Если тема поднята, это исходит от его сердца, неравнодушного к будущему своего народа, своей малой родины.

Главное, что я поняла за время работы над переводом и своей повестью, – то, что к литературе надо относиться серьёзно, ответственно. Ещё раз благодарю всех, кому интересно наше творчество, – завершила Гульсум Мустафина.

В этот же день в музее представили ещё одну книгу Зухры Утягуловой «Потчую гостей».

Наталья БОРИСЕВИЧ. Фото Ильи ПАНЧЕНКО

 

Полное интервью c Рамазаном Шайхулова

«…Не мог представить, как жить без этих милых сердцу картинок, когда солнце, очертив свой дневной путь, подрумянившись, приблизится к закату и тихо, подсвечивая белые облака, начнет садиться за пригорком Сатра, который упирается в хребет Зильмердак. Тени от танцующих на поляне берез удлинятся, направив свои вершины к деревне. И тень от хребта полностью накроет нашу маленькую улочку, перешагнет через ложбинку, по которой мы ходили в папину школу, и достигнет второй, большей улицы деревушки. 

Но еще долго будет светиться румяным блеском гора Маяк с сосной-великаном на вершине и правее «длинная полян» на пригорке, через кот-рый сельчане ездили в большой рабочий поселок. Как румяные лучи через щели на дощатой стене торца мастерской проникнут внутрь, веером подсвечивая поднявшуюся пыль. Полосами осветят полки с инструмента-ми, папину спину и, скоро помутнев, погаснут. 

В деревне постепенно замолкнет мычание коров, фальцет телят, кудахтанье кур и дома, заборы, кусты черемухи и калины в садах осеребрятся вечерними сумерками, выпадет обильная роса. И когда, наконец, по-гаснет небо над Зильмердаком, и дугообразные, плавные изгибы вершины хребта сольются с темнотой неба, над деревней рассыплются звезды. Загорятся красным отблеском от керосиновых ламп окна, с полян и пригорков, что вокруг деревни, зазвучит перезвон кутазов…».

 

Так любовно описывает свою родную деревню в рассказе «Зеркало» Рамазан Шайхулов, и так же вдохновенно его кисть живописует уголки родной Башкирии.

Кто же он такой? Знакомьтесь!

Родился в 1961 году в деревне Худайбердино Белорецкого района Башкирской АССР в дружной и большой семье учителя, известного в республике писателя, общественного деятеля Нурислама Шайхулова. По словам Рамазана, в детстве на его становление сильно повлияли: неординар-ный, творческий характер отца, его таланты и увлечения. Нравственность, душевная щедрость, доброта матери и сказочное, уютное окружение деревни. Он с тех пор как осознал окружающий мир, видел в семье не только обычные трудовые будни, но и творческий процесс – отец писал масляными красками копии картин, пейзажи, рисовал портреты, искусно изготавливал мебель, играл на баяне, мандолине, курае. Мама вышивала, вязала, шила одежду. Дома всегда царил дух созидания, творчества. 

¬– Рамазан Нурисламович, вы художник-педагог, доцент, кандидат педагогических наук, член Союза дизайнеров России, автор ряда учебно-методических изданий, научных статей и в то же время автор живописных полотен и рассказов, изданных в разных сборниках, альманахах и в собственном семейном сборнике. Кем вы себя больше чувствуете, считаете? 

– Сложно сказать однозначно. Мне трудно провести границу меж-ду данными областями творчества. Прежде всего потому, что во всех видах искусства действуют одни и те же законы композиции и основой для творчества является, объединяющее все это художественное видение. Если нет художественного видения, то в каких бы замечательных вузах искус-ства человек не учился, какие бы нечеловеческие усилия не прилагал – ни-чего у него не получится. А если есть художественное видение, чутье, то он может творить в любой области искусства, все зависит только от того, на кого он учился, кто его учителя, родители, окружение. И примеров тому много. 

Прежде всего я художник-педагог, который обязан уметь делать все сам и уж потом учить этому других. Темой моей кандидатской диссерта-ции было «Развитие живописного видения студентов начальных курсов художественных вузов», поэтому, прежде чем разработать такую методи-ку, я изучил много теоретической литературы, сам выполнял упражнения для развития этого видения, и все это стало скачком для собственного ро-ста в живописи. 

Как это связано с литературой? А напрямую. Ведь художник не просто делает копию окружающего мира, с этой задачей прекрасно справляется фотография, а создает художественный образ природы, где есть свои законы и правила. Точно также в прозе – писатель не излагает просто факты из жизни человека, для этого есть документалистика, а тоже создает художественный литературный образ. Мне же как художнику в прозе помогает мое живописное, художественное видение, оно обогащает создаваемые литературные образы. Я всегда «вижу» во всех подробностях то, что описываю, ведь у меня, как у художника, хорошо развита зрительная па-мять, умение видеть «картинку» во всем окружении – состояние, настроение, детали, композицию. 

– А что было толчком для такой направленности вашей деятельности, кто или что указало вам дорогу к такому разностороннему творчеству?

– Все начинается с семьи, это, бесспорно. «Сын по отцу точит стрелы, дочь по матери шубу кроит» - гласит известная башкирская поговорка. Мой отец, как говорится, был педагогом от бога. Рисовал, писал и, если бы рос и учился в лучшие времена, а не в голодные сороковые и пятидесятые, мог бы стать профессиональным художником, творцом. Как педагог он никогда не навязывал нам, своим детям, кем надо быть, к чему стремиться, а всей своей жизнью, повседневными делами показывал образец трудолюбия и творчества во всем. Я был одним из первых читателей черновиков его литературных произведений и видел весь процесс становления произведения, его шлифовки. И когда я показывал ему свои первые зари-совки в прозе, он давал мне напутствия, советы, которых я придерживаюсь до сих пор.

Я благодарен своим учителям Зигазинской средней школы Елене Федоровне Дубининой (которой давно нет с нами) и Тамаре Ивановне Красавиной. Даже помню первый толчок к сочинительству, сделанный Еленой Федоровной. Нужно было написать сочинение про родной край. И она вдохновенно стала говорить о красоте наших лесов, гор, рек, просила не просто сухо описывать то, что у нас есть, а своё отношение к этому. И я устал писать про то, как мы ходили в поход к пещере Таш-уй у реки Зилим и как мне по жребию досталось дежурство у костра утром и тогда я увидел, как отступила тьма, стало светать, про туман над рекой, про первые лучи солнца и первые пересвисты птиц. На следующий день Елена Федо-ровна мое сочинение прочитала вслух всему классу и сказала, что это лучшее из всех. Естественно это стало хорошим стимулом, я поверил в себя и в дальнейшем это стало традицией – все мои сочинения читали вслух всему классу. 

– А как появилась на свет ваша первая книга «Неоконченный этюд»?

– Как я уже говорил, моя профессия и основная деятельность – это обучение студентов. Поэтому всё моё время посвящено этому, и я серьёзно и не задумывался о литературной деятельности. Просто по привычке писал не-большие зарисовки. Когда был студентом на лекциях надоедало конспектировать, и я начинал писать зарисовки, делая вид, что старательно конспектирую лекцию. Некоторые такие вещи сохранились. И вот когда мы переехали в Нижневартовск, судьба свела меня с Валерием Михайловским. Я иллюстрировал его первую книгу прозы «Зимник». Как-то во время об-суждения иллюстраций я прочитал ему одну из таких зарисовок. И он мне говорит: «Почему ты сам не пишешь? У тебя же хорошо получается». Тогда я и задумался. Практически все рассказы, вошедшие в первую книгу, написаны в поездах во время командировок в Москву и Омск, когда я работал над кандидатской диссертацией. И все эти рассказы читал, советовал, как подправить, редактировал он же – Валерий Михайловский, за что я ему очень благодарен. 

– Поводом для сегодняшнего интервью стал выход в июле этого го-да вашей семейной книги «С верховьев реки Зилим». Расскажите о ней…

– Сбылась наша давняя мечта – перевести с башкирского языка на русский произведения отца. Ведь много знающих и помнящих его людей, учеников, внуков и правнуков, которые, к сожалению, не могут прочитать произведения в подлиннике. Поэтому мы с сестрой Гульсум два года назад взялись за эту работу. Она делала подстрочный перевод, я - художественный. Когда начинали эту работу, мы и представить себе не могли, с какими трудностями столкнемся. Казалось, что все просто: башкирский знаем и русским владеем, при возникновении трудностей можем обратиться к словарям, но на деле оказалось не так. Язык отцовских произведений, наполненный добрым юмором, образный и выразительный, богатый эпитетами и метафорами, пословицами и поговорками, понятными только своим, местным, при переводе часто ставил нас в тупик. Было трудно подобрать нужные, точные слова, чтобы сохранить и смысл, и колорит героев и времени. Иногда опускали не поддающиеся переводу выражения, пропускали одну реплику героя – пропадал смысл сказанного. 

Так, поблек и потерял яркость образ старика Салимьяна, похожего на шолоховского деда Щукаря из «Поднятой целины». Две страницы текста, описывающие похороны Салимьяна, когда люди вспоминают и пересказывают его шутки-прибаутки и остроты, оказались нам не по силам. Например, как перевести такой эпизод: герой повести Ильдар вспоминает, как зашел к старику по делу во двор, а тот готовит сани к зиме и, хитро подмигивая, интересуется у Ильдара, как будут называться на русском те или иные части саней. Потом сам же и отвечает на непереводимой смеси русского и башкирского, понятной только человеку, знающему эти узлы и де-тали. В процессе перевода с подобным мы столкнулись не раз, поэтому у нас получился как бы высушенный гербарий, вместо благоухающего буке-та.  

Различия в грамматическом строе башкирского и русского языков создавали дополнительные трудности, поэтому синтаксический строй текста получался то очень простым, то излишне сложным. Преодолевать эти трудности нам помогала кандидат филологических наук, доцент кафедры филологии и массовых коммуникаций Нижневартовского государственного университета Светлана Алексеевна Никишина, за что мы ей несказанно благодарны.

Повесть «Затоскуешь по соловью» – это мечта отца, превратившаяся сего-дня в утопию. Мы знали людей, ставших героями произведения: они жили рядом с нами. Сейчас их уже нет в живых, многие ушли из жизни рано, в том числе и потому, что оказались оторванными от родных корней. Не сбылась при жизни отца его мечта о возрождении деревень. И мы потеря-ли целый пласт культуры, связанный с укладом и традициями деревенской жизни, была прервана преемственность поколений и духовная связь с предками.  Об этом рассказы отца, которые мы перевели. 

Также в книгу вошла повесть сестры, Гульсум Мустафиной, «Пленники Зильмердака», рассказывающая про трудные военные и послевоенные годы в нашей деревне, где недалеко в горах прятался от призыва дезертир. И мои рассказы, часть которых была опубликована в первой книге, и новые рассказы.

В чем особенность этой книги? Во-первых, авторы члены одной семьи – отец, дочь и сын. Во-вторых, все произведения написаны про одну и ту же местность – нашу деревню Худайбердино и её окружение. События во всех повестях и рассказах происходят у хребта уральских гор Зильмердак и у реки Зилим. Только каждый автор все описывает с позиций своего времени, своего видения и восприятия, и в целом получилась обширная и протяженная по времени ретроспективная картина.

Издать книгу нам помог родной университет, и мы благодарны его ректору профессору, доктору физико-математических наук Сергею Ивановичу Горлову. Пока тираж издания очень мал, достаточный только для распространения среди земляков и родственников, но мы надеемся, что книга бу-дет издана в Уфе, для этого ищем спонсоров и здесь же хотим провести её презентацию.

– Скажите несколько слов о своих живописных работах.

– У меня есть друг и однокурсник, замечательный график, член Союза художников РФ Юрий Бычков. Он всегда меня корит за «совковость» в живописи. Считает, что художник должен творить на современном языке и не быть похожим на всех остальных. И это ему хорошо удается, за что я его уважаю. Но я ему отвечаю, что искусство прежде всего должно идти от души и не должно подвергаться понятиям «мода» и «современность». От души идет изображение природы родного края. Живя в Нижневартовске, может изображая характерные для этих мест суровые таежные пейзажи, я был бы «моден», востребован и покупаем. Но каждый раз натягивая холст на подрамник я вижу в нем только пейзажи родного края, также, как и в своих рассказах. Поэтому хоть и прожил я большую часть своей жизни далеко от родных мест, но впечатления от красоты родного Урала остались в душе на всю жизнь…

– Ну и традиционный вопрос. Ваши планы на будущее?

– Давно вынашиваю замысел написать трилогию о трех женщинах в моей жизни – бабушке, матери отца, которая прожила сто лет. Родилась в 1900 и умерла в 2000-м. Её судьба – это отражение судьбы всей нашей страны и в частности маленьких историй опять же нашей маленькой родины – деревни Худайбердино. Затем моя теща  – дочь репрессированного народного комиссара Казахстана, вынужденная с мужем и большой семь-ей прятаться от органов в лесах и маленьких деревушках Свердловской и Курганской областей. И, конечно, моя мама – дочь известного в нашей округе «указного» муллы Ахметши, ученика ишана Зайнуллы Расулева. Это судьбы трех женщин, перенесших на своих плечах все тяготы, выпавшие на долю простых людей в тесной связи с историей страны. И вокруг этих героев найдут своё место и наши прадеды и деды, дяди, тети, отец, сестра, братья, моя жена и дети.

Планы повествований давно уже в голове, можно садиться и писать, но, к сожалению, всему этому мешает страшная напасть нашего времени – на работе мы вынуждены писать нескончаемые, безразмерные, бестолковые и никому не нужные программы, которые забирают уйму времени и энергии, и мы горько шутим, что студенты нам мешают выполнять эту работу. И поэтому не остается времени для творчества. Но мы надеемся, что наконец здравый разум возобладает в министерствах, и мы опять начнем нормально и продуктивно работать и хорошее настроение от добротных занятий отразится и на нашем творчестве. И все равно я обязательно создам задуманные произведения.

- Спасибо! Успехов вам и вашей семье.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Галерея изображений

{gallery}https://www.flickr.com/photos/138617872@N06/sets/72157676635803035/{/gallery}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Навигация

О нас

Реклама

Подписка

Яндекс.Метрика

 

Вверх